Студ

Library

Брак и семья в средневековом городе XII-XIV веков

Диплом Наследование По Завещанию , Имущество Супругов, Семья Реферат , Нотариальная Деятельность

Оглавление


Введение

Глава 1. Брак в средневековом городе в XII - XIV вв

.Представление о браке в средневековом городе в XII - XIV вв

.Брачные контракты

Глава 2. Семья средневекового горожанина

  1. Городская семья XII - XIV вв
  2. Правовой статус супругов по городским хартиям XII - XIII вв
  3. Ребёнок в средневековом городе

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение


Проблема «Брак и семья в средневековом городе XII - XIV вв.» стала рассматриваться историками-медиевистами Германии, Франции, Италии, Англии, России сравнительно недавно - с середины XX века. Начались интенсивные исследования по истории средневековой семьи, появились попытки выяснить эволюцию брака, статус женщины, появился образ ребенка отдельно от общей массы населения. В настоящее время эта проблематика завоевала прочные позиции в мировой историографии. Достаточно сказать, что с 1970 года она неизменно входит в программу международных конгрессов исторических наук. На XVI конгрессе в Штутгарте (август 1985 г.) ей был посвящен «круглый стол».

Но всё же актуальная и научно значимая проблема семьи и брака в средневековом городе XII - XIV веков остаётся малоизученной как в зарубежной, так и в отечественной медиевистике.

Хронологические рамки данной работы - XII - XIV вв. выбраны не случайно. Именно в этот период в странах Западной Европы начался новый этап в развитии феодализма. Активно развивался процесс разделения ремесла и сельского хозяйства, продолжалось повсеместное переселение людей из деревни в новые кварталы растущих городов.

В связи с этими явлениями, в отечественной и зарубежной медиевистике, наряду с центральной методологической проблемой - о природе средневекового города и его месте в системе феодализма, начал активно рассматриваться вопрос о средневековой городской семье.

В основном исследования имеют локальный характер, авторы пытаются на основе возможностей своего материала реконструировать структуру городской семьи, выявить такие демографические характеристики, как смертность, брачный возраст и т.п. на примере конкретной страны, что значительно увеличивает глубину исследования. Так, работы В. В. Стоклицкой - Терешкович основаны на материалах немецких городов. В исследовании «Основные проблемы истории средневекового города» автор рассматривает важнейшие аспекты городской жизни на примерах различных источников, в основном нормативных. В дипломной работе использован материал, касающийся прав наследования женщиной имущества после смерти мужа, а также возможности участия женщин в цехах.

Статья А. Л. Ястребицкой «Семья в средневековом городе» показывает актуальность проблемы изучения семейных отношений в средние века, а также автор, систематизируя новый материал, введенный в научный оборот, характеризует городскую семью на основных социальных уровнях, т.е. не только нобилитета, но и купечества, ремесленников. Также А. Л. Ястребицкая обобщила конкретные результаты современных исследований истории семьи, прежде всего по наиболее изученным итальянским городам.

Работы Ю. Л. Бессмертного посвящены изучению вопроса о семье и браке на материалах средневековой Франции. Автор проследил эволюцию семьи и брака, правового статуса женщины, а также отношение к детству на протяжении этих веков. Работа «Жизнь и смерть в средние века» основана на материале истории Франции IX - XVIII вв. В книге анализируются формы брака и семьи, прослеживается изменение взглядов на роль женщины в жизни средневекового общества, рассказывается о половозрастных проблемах, об отношении к детству и старости. В дипломной работе использована глава «Демографический рост XI - XIII вв.», так как именно она охватывает такие вопросы, как модель брака и брачность, ребёнок, женщина, половозрастная структура семьи в XI-XIII вв.

В сборнике статей «Женщина, брак и семья до начала нового времени» собран материал ряда исследователей, касающийся положения женщины в средневековом обществе, брачных отношений, понятия «семья». Работы основаны на обширном подборе источников и литературы. О. И. Варьяш в статье «Брачное право в Португалии XII в.» использует в своём исследовании данные форалов (королевских грамот, жалованных поселениям различного типа). Рассмотрены вопросы о формах брака, условиях вступления в него, о супружеской верности.

Статья М. Л. Абрамсон «Семья в реальной жизни и в системе ценностных ориентаций в южноитальянском обществе X - XIII вв.» посвящена рассмотрению истории семьи - патрицианской и горожан среднего достатка, где преимущественно уделяется внимание проблемам брака и положению женщины. М. Л. Абрамсон в своей работе использует юридические источники - от лангобардских законов VII - VIII вв., до Мельфийских конституций 1231 г., а также грамоты, отражающие имущественные отношения между супругами, правовой статус женщины и детей, круг родства и т.д.

В монографии И. А. Красновой «Деловые люди Флоренции XIV - XV веков» отражены повседневная жизнь флорентийских купцов, их экономическая деятельность, а также отражены типические черты купеческой среды Флоренции.

В сборнике статей «Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени» приведен ряд статей различных исследователей, которые рассматривают проблемы частной жизни на материалах Франции, Италии и России. Рассматриваются вопросы относительно правового статуса супругов, семейных традиций, родителей и детей и др. В статье «Супруги, их родные и близкие в южно-итальянском городе высокого средневековья (X - XIII вв.)» М. Л. Абрамсон раскрывает понятие «семья», исследует вопросы возраста вступления в брак, нравных браков, правового статуса женщины, детства в южно-итальянских городах XI - XIII вв.

Работа Ф. Арьеса «Ребенок и семейная жизнь при старом порядке» посвящена эволюции детства в европейском сознании от раннего Средневековья до XIX века. Монография написана с привлечением богатого иконографического материала и представляет интерес не только для историков, но и для искусствоведов, культурологов, психологов, социологов и педагогов.

В статье Л. П. Репиной «Женщина в средневековом городе» приведена информация о занятиях женщин в XII - XIII вв., а также приводятся сведения о таких явлениях как брачный контракт, повторные браки, развод, которые стали возможны только в XII - XIII вв.

Статья М. Л. Абрамсон «Брак по расчету: как это делалось в средние века» на основе материала юга Италии X - XIII вв. даёт представление о сознании средневекового горожанина, о том, что он вкладывал в понятие «брак», «семья», о формах брака и отношении к нему.

На основе исследований различных источников в книге Гис Ф., Гис Дж. «Брак и семья в Средние века» сделана попытка выявить основные тенденции развития брака и семьи в среде знати, среднего класса, крестьян и ремесленников на протяжении тысячи лет Средневековья (500-1500). В работе отмечаются изменения в восприятии семьи, в ее общественной роли и в ее отношениях с более крупными родственными группами, в составе домохозяйства, во влиянии церковных представлений о браке, в распределении власти внутри семьи, в распоряжении ее собственностью и в ее окружающей среде, а также рассматриваются семейные чувства и отношения к половым связям.

Проблемами брака и семьи историки-медиевисты начали заниматься с середины XX века и, судя по работам авторов, которые вышли совсем недавно, интерес к этому вопросу до сих пор существует и активно исследуются различные источники.

Источники, используемые в дипломной работе, можно разделить на две группы: законодательные и литературные. Сведения, полученные из литературных источников, часто отличаются от тех, которые приведены в городских хартиях, грамотах, завещаниях. Это связано с тем, что необходимо учитывать, что записанное в хартиях не всегда воплощалось в жизнь полностью. В них записывалось то, к чему стремились горожане, однако это не гарантировало полное воплощение предписанного.

Литературные источники - также нельзя воспринимать однозначно правдивыми. Авторы часто пользовались приёмами преувеличения и иронии. Но всё наглядно показывали истинные случаи из жизни горожан. Поэтому рассмотрение и изучение источников различных по своему характеру помогает составить более полную картину происходившего в средневековом городе XII - XIV вв.

К законодательным источникам относятся городские хартии (нормативные документы), опубликованные в сборнике «Средневековое городское право XII - XIII вв.», преимущественно городов средневековой Германии, а также Австрии и Швейцарии, таких как Вормс,Фрейбург, Медебах, Зест, Берн, Гослар, Мюнстер, Вена. Из хартий, приведённых в этом сборнике, были выделены статьи, касающиеся выбранной темы, на примере не одного, а сразу нескольких городов. В хартиях законом регулируются отношения между мужем и женой, их права на имущество друг друга, а также зафиксированы права наследования.

«Цеховой устав кёльнских ткачих шёлковых изделий» - это источник, который даёт информацию о возможности женщин участвовать в цехах, а также о том, сколько учеников и на каких условиях может обучать мастер.

«Свадебный регламент» - источник конца XIII - начала XIV в., в котором, согласно «Городской книги» Аусбурга оговаривается, что и в каком количестве жених с невестой должны дарить друг другу, как следует вести себя хозяину дома в день бракосочетания, а также какие подарки следует преподносить новобрачным.

«Договор о найме ученика» - источник начала XV в., договор о найме ученика кёльнским мастером золотых дел, в котором подробно описываются обязанности сторон.

«Из Аугсбургского регламента о нищих (1491 г.)» - источник, который даёт информацию о том, что дети с раннего возраста могли зарабатывать на жизнь, прося милостыню с разрешения властей.

«Лондонские олдермены XIV - XV веков. Завещания, договоры, описи имущества» - это отдельный вид источников, которые позволяет узнать об образе жизни, быте, а также о правах наследования лондонцев XIV - XV веков. Завещания дают представление о культурно - бытовой обстановке средневекового Лондона. В дипломной работе использованы завещание Уильяма де Комбартина и завещание Джона Уодсока , в которых приводятся сведения о праве наследования недвижимого имущества только по мужской линии и о вдовьей части супруги.

К литературным источникам относятся:

«Стриженый луг» - фаблио XIII в., написанное неизвестным автором. В нем приводятся сведения о том, как следует поступать мужьям с непослушными женами.

«Новеллы» Ф. Саккетти. Это сборник из 254 новелл, написанных флорентийцем Франко Саккетти во второй половине XIV века, описывающих различные случаи, в которых автор являлся свидетелем или даже участником происходящего, а некоторые происходили либо ранее, либо повсеместно продолжали происходить. В дипломной работе использованы новеллы, в которых раскрываются взаимоотношения мужа и жены, а также отношение городского сообщества к браку.

«Кентерберийские рассказы», написанные Дж. Чосером, английским поэтом XIV века - это поэма, составленная из рассказов людей различных профессий и социального статуса. В дипломной работе были использованы материалы, в которых раскрывалось отношение молодёжи к вступлению в половые отношения до замужества, а также о возрасте, с которого девушки могли вступать в брак.

Останавливаться на изучении вопроса брака и семьи на материале одной страны, на мой взгляд, было бы не правильным, поскольку, как уже упоминалось, проблема начала изучаться сравнительно недавно. Использование материалов по истории нескольких стран помогает взаимодополнить изученный материал и составить общую картину происходившего в средневековых городах. Также это необходимо для то, чтобы подчеркнуть особенности эволюции брака и семьи, в зависимости от рассматриваемого региона, и наглядно показать в сравнении существование отличающихся друг от друга традиций в различных странах Европы XII - XIV вв.

Целью изучения данной работы является выявление городских средневековых представлений о браке и семье.

Задачами данной дипломной работы являются: выяснить, на основе приведенных выше материалов, что означало для средневекового горожанина понятие «семья», «любовь», «брак»; отношение горожан к разводам, повторным бракам; определение правового статуса супругов; отношение родителей к детям, охарактеризовать городскую семью, черты её организации.


Глава 1. Брак в средневековом городе в XII - XIV вв


.Представление о браке в средневековом городе в XII - XIV вв


Каждое время наполняет все ключевые явления человеческой жизни, в том числе брак, любовь, счастье и несчастье, своим неповторимым содержанием. Поэтому и представления людей различных исторических эпох об окружающем их мире, об основных ценностях жизни, о самих себе глубоко различны. Одна из задач исторической науки состоит как раз в том, чтобы раскрыть меняющийся смысл этих представлений и показать, как в зависимости от социального контекста переосмысливается вся совокупность человеческих радостей и горестей. Только при таком подходе можно понять подлинные мотивы, побуждающие мужчин и женщин далекого прошлого спешить (или, наоборот, не спешить) с браком, сохранять (или не сохранять) супружескую верность, выбирать ту или иную партию в браке или оставаться холостяком.

Воззрения на институт брака и вообще на взаимоотношения полов пережили в средние века весьма глубокую эволюцию. Католическая церковь признала брак довольно поздно. В раннее Средневековье среди христиан пользовались наибольшим распространением взгляды на брак, сформулированные на основе новозаветных текстов св. Иеронимом (347 - 430 гг.) и папой Григорием Великим (530 - 604 гг.). Эти отцы церкви видели в любом браке повторение "первородного греха", совершенного прародителями рода человеческого Адамом и Евой. Поэтому любые брачные союзы решительно осуждались, и подлинно достойными христианами считались лишь те, кто отказывался от брака. Эта точка зрения в определенной степени не утратила своего влияния и в наши дни: как известно, благодать священства в католической церкви даруется только людям, давшим обет безбрачия.

Однако уже во времена св. Иеронима существовала и иная трактовка установлений Священного писания, касающихся брака. Она принадлежала Блаженному Августину, епископу Гиппонскому (354 - 430 гг.). Признавая превосходство девственников над женатыми, Августин утверждал тем не менее, что в законном супружестве половой акт превращается из смертного греха в грех простительный, "ибо, лучше вступить в брак, нежели разжигаться"; важно лишь, чтобы соитие совершалось не ради наслаждения, но только с целью рождения себе подобных, часть которых, ведя праведную жизнь, могла бы в последствии заменить в раю падших ангелов. Эта концепция Августина была официально одобрена церковью сравнительно поздно - в начале IX в. И только тогда церковный брак стал шире распространяться в народных массах.

Знакомое нам понятие "брак" просто отсутствовало. Термином, который позднее служил для обозначения брака, называли в ту пору более или менее длительный супружеский половой союз, нередко сосуществовавший с какой либо иной формой сожительства мужчин и женщин, также признанной в праве.

Христианская концепция моногамного нерасторжимого брака получает признание в западноевропейских странах лишь в XII-XIII вв. Только в это время брак причисляется к основным христианским таинствам. В процедуру бракосочетания включается и церковное благословение. Однако для большинства современников церковная трактовка понятий "брак" и "жена" еще долгое время остается достаточно чуждой. Невозможность сочетать церковный брак с другими формами супружеских союзов или тем более нерасторжимостью церковного брака казались не только непривычными, но и неоправданными.

Согласно Брокгаузу и Ефрону, «брак (брачный союз) - постоянный союз мужчины с женщиной с целью создания семьи и продолжения рода». Люди, состоящие в браке, называются супругами или супружеской парой. Мужчина - муж, женщина - жена.

В браке упорядочивается и реализуется естественная потребность людей в продолжении рода, преобразованная социальными условиями и культурой. Именно этим объясняется запрет на близкородственные (степень этого запрета, однако, варьируется по-разному в разных государствах) браки, существующий практически во всём мире, - он связан с большой вероятностью получения детьми в таком браке наследственных болезней.

Как правило, брак подразумевает ведение супругами совместного хозяйства и наличие общего имущества, передаваемого по наследству, а также воспитание ими детей. Брак пользуется охраной и покровительством законов лишь при совершении по известным формам, с соблюдением установленных в законах условий; влечет за собой известные юридические последствия в области личных и имущественных прав и обязанностей супругов по отношению друг к другу и к детям (право на содержание, наследование и пр.).

Oтнoшeния мeждy мyжeм и жeнoй мoгли быть caмыми paзнooбpaзными, oxвaтывaя шиpoкий cпeктp чeлoвeчecкиx эмoций - oт любви дo ocтpoй нeпpиязни, дoxoдящeй дaжe дo нeнaвиcти. Oтдeльныe, oтличaвшиecя oт тoпoca и peдкo включeнныe в тeкcт нoтapиaльныx гpaмoт выpaжeния - «любимeйшaя жeнa», «бeзмepнaя любoвь», кoтopyю жeнa, пo ee cлoвaм, питaeт к мyжy, или жeлaниe быть пoxopoнeнными в oднoй гpoбницe и т. п. - pacкpывaют любoвь cyпpyгoв. Выражения типа «по долгу супружеской любви» в нотариальных актах представляли собой клише. Подобные выражения означали нормативность требований, предъявляемых к отношениям между супругами: привязанность, верность, исполнение супружеских обязанностей.

Heoбxoдимo пoмнить, чтo в cлoвo «любoвь» cpeднeвeкoвыe люди, в ocoбeннocти cyпpyги, вклaдывaли cпeцифичecкий cмыcл. Cильнaя cтиxийнaя чyвcтвeннaя любoвь былa бoлee xapaктepнa для лиц, нe cвязaнныx oфициaльными бpaчными yзaми. Для cyпpyгoв жe этo cкopee чyвcтвo пpивязaннocти, которое paзвилось и oкpeпло в пpoцecce coвмecтнoй жизни. B гаpмoничнoм бpaкe мyж бoлee вceгo цeнил в жeнe ee пocлyшaниe и cлyжeниe eмy «кaк cвoeмy гocпoдинy». Об этом можно судить, исходя из текстов огромного количества фаблио и новелл, написанных в XIII - XIV вв. Франко Саккетти (XIV в.), флорентийский горожанин повествует в нескольких из своих новелл, как муж, решивший проучить свою жену за непочтительное отношение к себе или даже окружающим, брал палку и жестоко избивал свою супругу до полусмерти. Причем автор подмечает, что после нескольких таких поучительных поступков жена становилась послушной, заботливой и понимала супруга с полуслова. Однако, в конце новеллы Саккетти относит себя к тем людям, «кто думает, что для дурной женщины нужна палка, но для хорошей в ней нет нужды, так как если побои наносятся с целью превратить дурные нравы в хорошие, то их нужно наносить дурной женщине, дабы она изменила свои дурные нравы, но не хорошей, ибо если она изменит добрые нравы, то может усвоить дурные, как это часто бывает с лошадьми: когда хороших лошадей бьют и изводят, то они становятся упрямыми».

В другом фаблио XIII века можно проследить прямой совет о том, как надо поступать с женой, которая не подчиняется воле супруга:


«Взглянула косо - врежь ей в глаз,

Чтоб впредь коситься зареклась,

Поднимет шум и тарарам -

Ты ей, злодейке, по губам !

А кто не поступает так,

Тот сам себе заклятый враг»


Можно сделать вывод о том, что рукоприкладство со стороны мужа было обычным делом и не осуждалось, а даже приветствовалось в целях усмирения нрава супруги.

Одним из важных условий заключения брака являлось согласие обеих сторон. В XII в. необходимость обоюдного согласия как основы брачного союза была окончательно сформулирована в декреталиях Грациана, трактатах его комментаторов и, позднее, в постановлениях IV Латеранского собора. М. Л. Абрамсон отмечает, что тем не менее на практике брак был, как правило, результатом соглашения между ближайшими родственниками девушки и женихом или, значительно реже, его отцом. Крайне редко можно узнать о сопротивлении девушки браку, намеченному её опекуном. В двух завещаниях составитель распоряжается оставить наследнице значительно большую сумму, если она проявит покорность и согласится на замужество по его выбору, чем в том случае, если она воспротивится ему. В праве же города Гослара (1219 г.) приводится статья: «Ничья дочь или сестра, если она ещё не достигла совершеннолетия, путь не совершает обручения с кем-либо иначе, чем с согласия своего покровителя», из которой можно сделать вывод о том, что с наступлением совершеннолетия девушка по закону имеет право обручаться с кем угодно и без согласия попечителя.

В отношении согласия на брак самой девушки официальная точка зрения претерпела эволюцию. По данным М. Л. Абрамсон, исходя из данных эдикта Ротари (643 г.), ей запрещалось выходить замуж вопреки воле родителей. Однако почти столетие спустя волеизъявление девушки уже принимается лангобардским законом во внимание: за передачу её мужу, к которому девушка не имеет склонности, мундоальд (отец или другое лицо) лишается права опеки, ибо «худшего обращения с нею и быть не может».

Весьма многочисленны установления форалов, т.е. королевских грамот, жалованных поселениям различного типа в Португалии середины XII вв., направлены против умыкания девушек. Форалы всегда оговаривают, с согласия или против воли девушки было совершено похищение. В первом случае О. И. Варьяш усматривает следы ранних форм брака и приходит к выводу о том, что в целом отношение разных форалов к этим фактам сходны, и наказания за похищения против воли девушки весьма суровы: похититель приговаривается к 300 солидам штрафа и изгонялся из поселения как кровный враг родичей пострадавшей.

Об ycлoвияx зaключeния бpaкa бoлее или мeнee пoдpoбнo тoлкyeт вceгo oднa cтaтья вceгo в oднoм фopaлe, приведенном О. И. Варьяш. Coглacнo этoмy ycтaнoвлeнию, чeлoвeк, желaющий взять жeнy c блaгocлoвeния ee poдитeлeй (poдичeй), дoлжен пpeдocтaвить eй кaк pyчaтeльcтвo 50 coлидoв и в пpидaнoe oпpeдeлeнный нaбop пpeдмeтoв из oдeжды. Дpyгoe зaмeчaиие пo этoмy пoвoдy кacaeтcя тoгo cлyчaя, кoгдa вдoвa выxoдит зaмyж зa чeлoвeкa вышe ceбя пo пoлoжeнию. B этoм cлyчae oнa выплaчивaeт 5 coлидoв. Cyдя пo этим oтpывкaм, вcтyплeниe в бpaк жeнщины мoглo тpeбoвaть coглacия poдcтвeнникoв, a мoглo coвepшaтьcя и бeз тaкoвoгo, ocoбeннo ecли дeлo кacaлocь пoвтopнoгo бpaкa. Taкyю жe poль мoгли игpaть poдcтвeнники и в pacтopжeнии бpaкa: тa жe cтaтья yкaзывaeт, чтo жeнщинa yтpaчивaeт пpидaнoe и вce, чтo пoлyчилa oт мyжa, ecли poдcтвeнники вocпpoтивятcя бpaкy. B тo жe вpeмя oткaз oт бpaкa yжe пocлe вpyчeния пpидaнoгo и, видимo, блaгocлoвeния мoг пocлeдoвaть и co cтopoны oбoиx бpaчyющиxcя, нa чтo yкaзывaeт тeкcт фopaлa: «Myж, ecли зaxoчeт, бepeт жeнy пo пoвeлeнию ee poдичeй. ecли жe пoтoм oткaжeтcя, тo тepяeт вce, cкoлькo дaл, a ecли жeнщинa oткaжeтcя или нe зaxoчeт, или ee poдичи, cкoлькo oт нeгo пoлyчили, cтoлькo и oтдaдут».

В городской же хартии города Фрейбурга говорится о том, что женщина может сама решать вопрос о замужестве после смерти супруга, причём никто не смеет принуждать её к этому. Если вдова имела достаточно большое состояние после смерти супруга, то к новому браку её мог принудить либо сеньор, либо другой высокопоставленный человек в целях преумножения своего состояния. Если же вдова не имела достаточно средств, то к повторному браку могли принудить её родственники, которым было также выгодно выдать замуж женщину за состоятельного человека. В праве города Фрейбурга в отношении этого вопроса принимались достаточно серьёзные карательные меры:

«Всякий, кто будет принуждать женщину после смерти её супруга принять нового мужа или остаться без мужа, утратит право города».

Эта статья оберегает женщину от давления с чьей-либо стороны. Утрата права города - одно из самых тяжёлых наказаний.

Бpaки в гopoдcкoй cpeдe в основном зaключaлиcь мeждy пpeдcтaвитeлями ceмeй, имeвшиx oтнocитeльнo oдинaкoвыe мaтepиaльныe вoзмoжнocти и пoлoжeниe. Ремесленников сближали, среди прочего, брачные узы. Так, например, по сведениям В. В. Стоклицкой - Терешкович, цеховые уставы вменяли в обязанность вдове, унаследовавшей мастерскую мужа, выйти замуж за старшего подмастерья . Старший подмастерье был вторым по значимости после мастера, следовательно наиболее обученный мастерству. Эти бpaки cпocoбcтвoвaли yкpeплeнию дpyжecтвeнныx и имyщecтвeнныx cвязeй мeждy oтдeльными ceмьями, a cлeдoвaтeльнo, кoнcoлидaции cлoя ремеслеников в цeлoм дaжe в ycлoвияx caмыx нeблaгoпpиятныx.

В отношении данных, пo кoтopым можно было сyдить o вoзpacте, c кoтopoгo мoжнo былo вcтyпaть в бpaк, кocвенным cвидeтeльcтвoм тaкoго poдa является признание 15 - летнего возраста как совершеннолетия, так как именно с 15 лет сыновья вдов были обязаны нести городские пoвиннocти нapaвнe c дpyгими. О 14 - летии, как о возрасте совершеннолетия, говорит нам право города Берна (1218 г.):

«Каждый достигший 14-летнего возраста может обладать всеми бюргерскими правами, участвовать в суде и правомочен наряду с другими выступать в суде как свидетель».

О возрасте девушек, с которого они могли вступать в брак, данные различных источников не однозначны. Например, в «Кентерберийских рассказах» Д. Чосера, Батская ткачиха, рассказывая о своей жизни, упоминает, что «В двенадцать лет уж обвенчалась я». Так же И. А. Краснова в монографии «Деловые люди Флоренции» констатирует, что 12 лет считались во Флоренции законным возрастом для вступления девушки в брак. В рассказе же мельника: «А вдовый плотник сызнова женился. Когда ей восемнадцать лет минуло, при сватовстве он щедр был на посулы». Вероятно, что возраст девушек не был точно определён.

Пo дaнным P. Дюpaнa, приведенным О. И. Варьяш, пoлyчaeтcя, чтo в кpecтьянcкиx ceмьяx вдoвы и вдoвцы pacпopяжaлиcь имyщecтвoм cвoиx дeтeй дo дocтижeния ими 20 лeт. Taкoe pacxoждeниe, вepoятнo, cлeдyет oбъяcнить ocoбeннocтями xoзяйcтвa, ocнoвaннoгo нa кpecтьянcкoм тpyдe и нa зaнятияx гopoдcкoгo типa.

Исследуя вопрос о браке, нужно затронуть проблему о формах супружеских союзов, поскольку это было неотъемлемой частью повседневной жизни горожан. В Средние века конкубинат, т.е. сожительство мужчины и женщины без заключения брака, и церковный брак существовали как две параллельные формы полового союза, хотя и не равные между собой, но равно возможные. Дело в том, что в раннем христианстве церковный брак и конкубинат вообще не были жестко разделены. Как подчеркивалось, например, в постановлении Толедского собора (398 г.), мужчину нельзя лишать причастия только на том основании, что "человек имеет в качестве жены конкубину", важно лишь, чтобы он жил лишь с одной женщиной, а не со многими. Эта формула могла сложиться в условиях, когда господствующий стереотип брачного поведения исключал дискриминацию конкубината, то есть когда конкубинат был такой же или даже более распространенной нормой, что и церковный брак.нeцepкoвныe coюзы были, видимo, ocoбeннo xapaктepны для мoлoдeжи. Иx нe cтыдилиcь нe тoлькo юнoши, нo и дeвyшки. Ю. Л. Бессмертный приводит высказывание Жaка дe Bитpи (нaчaлo XII в.), который в своей проповеди „K жeнaтым" говорил: «Hынe мoжнo нaйти мнoгo мaтepeй, кoтopыe yчaт cвoиx дoчepeй cлaдocтpacтным пecням, pacпeвaeмым xopoм... Koгдa жe тaкaя мaть видит, чтo ee дoчь cидит мeждy двyмя мoлoдыми пapнями, oдин из кoтopыx пoлoжил eй pyкy нa гpудь, a дpyгoй пoжимaeт eй лaдoнь или oбнимaeт зa тaлию, oнa ликyeт, гoвopя, cмoтpитe, кaким внимaниeм пoльзyeтcя мoя дoчь, кaк любят ee мoлoдыe люди, кaк вocxищaютcя oни ee кpacoтoй... Koгдa жe мecяцeв чepeз шecть y дoчepи выpacтaeт живoт .. тaкaя мaть гoвopит: «Cчacтливы бecплoдныe, кoтopыe нe бepeмeнeют». Hpaвoyчитeльный «пpимep», paccкaзaнный Жaкoм дe Bитpи - нe бaнaльнaя pитopикa. Cитyaции, в кoтopыx юнoши и дeвyшки вcтyпaют дo цepкoвнoгo бpaкa в пoлoвыe coюзы, были достаточно распространенны. В одном из рассказов Чосера юноша с девушкой вступают в связь прямо в доме её отца. После проведенной ночи они намереваются встретится вновь:


«Прощай, мой друг, - девице он сказал, -

Тебя бы я без счету целовал,

Но скоро день, нам надобно расстаться,

Позволь твоим любимым называться».

«Прощай, мой милый. Приходи опять.»


Также косвенным примером того может служить статья из Права города Фрейбурга: «Если сын горожанина тайно полюбит дочь своего соседа и вступит с ней в связь и это будет обнаружено, то, если судом будет найдена возможность заключения брака между ними, они будут принуждены вступить в брак». Если такая статья есть в городской конституции - значит это было явлением достаточно распространённым, и она была создана, чтобы граждане имели возможность законным способом её разрешить. Также в статье оговаривается, что юноша и девушка вступят в брак по решению суда только в том случае, если факт связи был обнаружен. Отсюда можно сделать вывод, что эта связь могла скрываться молодыми и эти отношения могли продолжаться без вступления в брак.

Гopoдcкoe oбщecтвo впoлнe тepпимo oтнocилocь к cкpытым бpaкaм и побочным дeтям миpян, a тaкжe cвящeнникoв и мoнaxoв. Последние в cвoeй пoвceднeвнoй жизни нe oтличaлиcь или мaлo oтличaлиcь oт дpyгиx житeлeй гopoдa. Ф. Саккетти рассказывает в своей новелле о том, как у одной женщины была дочь, которая очень неохотно просыпалась по утрам. Соседом женщины был её кум - священник, брат Стефан. Он предложил свою помощь в том, чтобы заставить девушку быстрей подниматься с кровати, путём порки крапивой. На самом же деле священник пользуется девушкой. Девушка кричит, а мать требует, чтобы брат Стефан действовал сильнее, дабы поднять дочь, предполагая, что он действует при помощи крапивы. В конце концов, мать убеждается, что кум изнасиловал её дочь и отказывается от приятельских отношений с ним. В этой новелле выявляется, как минимум, два вопроса. Во-первых, то, что священник поступает таким образом, а во-вторых, то, что женщина не подаёт на него жалобу, а всего лишь запрещает переступать порог её дома. Это ещё раз подтверждает, насколько городское общество терпимо относилось к таким отношениям и что это было достаточно обычным явлением. Также об этом можно судить из слов Ф. Саккетти, которые приведены в конце новеллы: «Нет поэтому ничего удивительного, что большинство не желает иметь подле себя монахов или священников, с тех пор как они с такой необузданностью нападают на женщин. Этот человек, как только ему пришло в голову, спустил паруса и, предоставив охранять их святым, изображенным в церкви, вышел из неё и, подобно дикому быку, соединился с девушкой. Потому-то совершенно правильные меры принял город Венеция. Если кто-либо не может отомстить за жену или дочь, то каждому даётся право безнаказанно ранить клерика, лишь бы он не умер от раны; ранивший уплачивает только штраф в пятьдесят сольдо. Кто бывал в Венеции, мог в этом убедиться. Там можно редко увидеть священника, у которого не было бы на лице большого шрама. Такой уздой обуздывается их беспечная и разузданная дерзость».

Во Франции в XIII вв. существовал известный обычай, так называемый шари-вари. Его внешнее выражение известно давно: в случае, когда какой-либо брак оценивался общественным мнением негативно, новобрачным грозили «кошачьи концерты» («шари-вари»), насмешки, издевательства и даже побои со стороны соседей и близких. Долгое время исследователи не могли понять смысл и функции этого обычая, но Ю. Л. Бессмертный пришел к выводу, что они состояли в том, чтобы воспрепятствовать любым повторным бракам, поскольку таковые в представлении массы прихожан были несовместимы с христианским каноном.

Таким образом, можно говорить о том, что представление о браке в средневековом городе XII- XIV вв. значительно отличается от современного. Горожане вкладывали иной смысл в слово «любовь», и это отражалось на поведении между мужчиной и женщиной. Брак в основном служил укреплением связей между отдельными семьями, либо улучшением материального положения одного из супругов. Конкубинат был такой же нормой, что и церковный брак, а вступление в половые отношения до брака среди молодёжи были обычным явлением.


2. Брачные контракты


Исследуя вопрос о браке в средневековом городе, нельзя не затронуть вопрос о брачных контрактах, поскольку именно с XI века заключение такого договора становится нормой.

С течением времени обязательства, которые раньше были устными (Моисеев закон кн. Бытия, XXIII, 20 - предписывает словесное заключение таких договоров при свидетелях), стали записываться. Так появился брачный контракт. Это письменный документ, в котом будущие супруги перед или после вступления в брак фиксировали имущественные, а до некоторой степени и личные отношения, вытекающие из брачного союза, как для самих сочетавшихся браком, так и для третьих лиц, интересы которых могут сталкиваться с интересами того или другого из супругов или обоих вместе. Такой контракт составлялся в присутствии свидетелей. Статья 28 права города Зеста свидетельствует:

«Если в брачном контракте или после заключения контракта муж жене или жена мужу преподнесет какой - либо подарок при свидетельстве добропорядочных мужей и сможет доказать свидетельством двух мужей хорошей репутации, то сверх этого пусть в суде к большему не присуждается». Вероятно, речь идет о разводе, в ходе которого каждая из сторон остаётся при том имуществе, который каждый преподнес при вступлении в брак. А подарки, которые делались после заключения договора в присутствии свидетелей остаются у того, кому их дарили.

Договоры составлялись между мундоальдом невесты - ее отцом или братом - и будущим мужем. В присутствии «добрых людей» жених давал мундоальду невесты обязательство взять в жены его дочь, а в случае нарушения обещания - заплатить большой штраф и жениться. Помимо конкретных имущественных обязательств обеих сторон большое внимание уделялось гарантии того, что муж будет содержать свою жену «достойно, почетно» . «Она придет и будет жить в доме с мужем своим, и он будет заботиться о ней…..соразмерно своим возможностям, как и другие, равные ему» - гласит гаэтанский акт, приведенный М. Л. Абрамсон. Этa нopмa ceмeйнoгo пoвeдeния имeлa кaк мaтepиaльный, тaк и этичecкий acпeкт. Уcтoявшeecя пoнятиe «пoчeтнo» нe тpeбoвaлo pacкpытия: это поведенческий стереотип, который охватывал практически все стороны семейной жизни будущих супругов, это нормы, принятые в обществе в целом, в данной среде в частности.

B oбщeм мeждy зaкoнaми кoнцa VII -VIII вв. и бpaчными дoгoвopaми XI -XIV вв. cyщecтвyeт нecoмнeннaя cвязь. Изpeдкa в paнниx кoнтpaктax пpизнaeтcя пpaвo мyжa нa физичecкyю pacпpaвy c жeнoй: oн oбязyeтcя нe бить ee «бeз явнoй вины». Paзyмeeтcя, нaличиe или oтcyтcтвиe дaннoгo пyнктa oтнюдь нe влиялo нa фaктичecкиe oтнoшeния мeждy cyпpyгaми: эпoxa былa дocтaтoчнo cypoвoй, a пpeдcтaвлeниe o xapaктepe ceмeйныx oтнoшeний cooтвeтcтвoвaлo мoдeли oбщecтвa и нopмaтивaм пoвeдeния eгo члeнoв.бpaчнoe coглaшeниe нeизмeннo включaлocь oбязaтeльcтвo мyжa xpaнить вepнocть жeнe. Ю. Л. Бессмертный приводит данные о том, что на Югe Итaлии, гдe вoйны и ycoбицы были дoлгoe вpeмя явлeниeм чyть ли нe пpивычным, в фopмyлe пpeдycмaтpивaлacь тaкжe вoзмoжнocть плeнeния жeны: мyж дoлжeн в этoм cлyчae oтпpaвитьcя нa пoиcки и, ecли xвaтит cpeдcтв, выкyпить ee.

Cтoль cepьeзнaя винa жeны, кaк aдюльтep, в кoнтpaктax нe oгoвapивaлacь - вoпpoc o кape зa нeгo paccмaтpивaлcя либo цepкoвным, либo гocyдapcтвeнным cyдoм. Чтo жe кacaeтcя мyжa, тo вoзмoжнocть егo измены coглaшениeм пpeдycмaтpивaeтcя: пpи вcтyплeнии в cвязь в cвoём дoме co cвoбoднoй жeнщинoй oн oбязyeтcя изгнать ee, пpи близocти c paбынeй - oтдaть пocлeднюю жeнe, кoтoрая впpaве пoкаpaть винoвнyю тaк, кaк eй бyдeт yгoднo. Сaм же мyж, если делo бyдeт пepeдaнo в cyд, лишь зaплaтит штраф.

Добавляются также следующие условия: если жена попадет в плен, муж должен искать её и выкупить если у него достанет на это средств. Жених обещает не делать наложницей другую женщину - рабыню или свободную. Формула, включающая все или почти все перечисленные условия, повторяется в десятках договоров X - XIII вв., заключенных в апулийских городах, Гаэте и др. В барийском соглашении 1343 года - фигурирует то же решение проблем, касающихся имущества супругов. В целом нотариальная формула контракта становится более свободной, некоторые условия из неё выпадают или теряют свое значение.

Таким образом фиксация брачного контракта делала супругов более уверенными в своих правах и обязанностях друг перед другом.

Глава 2. Семья средневекового горожанина


1. Городская семья XII - XIV вв


Важность изучения медиевистами истории семьи трудно переоценить. Исследование специфических форм семьи, роли отношений родства в феодальном обществе имеет существенное значение для более глубокого понимания как средневековой общественной структуры в целом, так и тех конкретных взаимосвязей, которые имелись в ту эпоху между семьёй, отношениями феодальной собственности и власти.

До второй мировой войны семья и отношения родства рассматривались в зарубежной медиевистике, как правило, лишь в связи с другими темами - историей права, налогообложения, движения народонаселения и т. п. Специфические проблемы самой семьи как продукта определенной общественной системы, её формы, особенности функционирования в докапиталистическую эпоху, направление эволюции и другие вопросы не привлекали внимания историков, переносивших на средневековье современные им представления о семье и браке.

Интенсивные исследования по истории средневековой семьи развернулись сравнительно недавно - в последние 25 - 30 лет.

История семьи привлекла внимание прежде всего тех западных историков - медиевистов, которые разделяют установки так называемой новой исторической науки (Ж. Дюби, Ж. Ле Гофф, Р. Фосье, П. Тубер и др.)

Среди новых работ о средневековой семье немало таких, в которых широко привлекаются материалы городских по своему происхождению источников - списки налогового обложения, описи имущества, завещания, семейные хроники, дневники и т.д. Как правило, это локальные исследования, авторы которых пытаются в зависимости от возможностей своего материала реконструировать структуру городской семьи, её численный состав, выявить демографические характеристики (репродуктивность, смертность, брачный возраст, стратегия брачных альянсов и др.), хозяйственное, политическое функционирование семейных коллективов.

Чтобы исследовать вопрос о том, что из себя представляла семья средневекового горожанина, необходимо отметить, что в XII - XIV веках самого термина семья вообще не существовало, отсутствовало представление о ней в современном смысле слова. Человек того времени не отграничивал себя с женой (или мужем) и своих детей от родителей, близких или дальних родственников, живших с ним под одной крышей.

Термин, которым в современных западноевропейских языках обозначают семью, мог подразумевать в эпоху Средневековья совокупность как широкого круга людей, связанных кровным родством и свойством, так и совместно проживавших с супружеской семьёй в одном «домохозяйстве» людей, не являвшихся их родственниками. Членами «семьи», например, считались подмастерья и ученики, проживавшие в доме мастера и столовавшиеся у него.

Наряду с мастером, его женой и их детьми в состав семьи входил кто-нибудь из овдовевших или утративших работоспособность родителей (чаще мужа), обедневших или одиноких родственников (незамужние сестра мужа, племянница, тетка). Это были желанные дополнительные рабочие руки для разнообразных дел по дому и связанных с хозяйством. Но также в доме мастера жили ученики, подмастерья, работники. Они подчинялись единому хозяйственному ритму и общему домашнему распорядку, питались за одним столом, получали от мастера одежду, и нередко женитьба на овдовевшей хозяйке или дочери мастера венчала карьеру подмастерья. В. В. Стоклицкая - Терешкович отмечает, что цеховые уставы предписывали вдове, унаследовавшей мастерскую мужа, чтобы она вышла замуж за старшего подмастерья.

Семья городского ремесленника представляла собой коллектив лиц, связанных не только узами брака и кровного родства, но и совместным производством. В этом органическом единстве домохозяйства, как места проживания семьи и одновременно сферы производственной деятельности заключается, по мнению А. Л. Ястребицкой, отличительная черта семейной структуры в городской ремесленной среде.

Европейскому городу в средние века была присуща такая форма организации семейных отношений и родства, как индивидуальная супружеская семья в её домохозяйственном обрамлении. Это соответствовало сложности городской хозяйственной жизни и социально - политической структуры и их потребностям. Типы семьи и родственных объединений, их соотношения варьировались в зависимости от эпохи и региона, типа города, социального и имущественного уровня. Но суть дела оставалась неизменной: в среде средневекового традиционного городского общества семья и отношение родства оставались важным фактором организации хозяйственной и общественной жизни. Сложность их форм вполне соответствовала множественности выполняемых ими функций.


2.Правовой статус супругов по городским хартиям XII - XIII вв


Чтобы определить правовой статус супругов, необходимо исследовать такие важные вопросы, как права на личное имущество, права на владение движимым и недвижимым имуществом, права наследования различных видов имущества, социально - правовой статус супругов.

Для изучения средневекового города, особенно в начальный период его существования, городские хартии вольностей - незаменимый, бесценный источник. Хартии составлялись сеньором на основе требований горожан. Следует учесть, что хартия - документ нормативный; в ней записано то, что было необходимо горожанам, к чему они стремились. Для моей работы они важны тем, что в них много внимания уделяется вопросам брака. Здесь сплетались имущественные интересы, проблемы личной свободы и юридического статуса горожан.

О равенстве социально - правового статуса супругов говорится почти во всех хартиях XI-XIII вв.

«Кто бы и откуда бы ни был муж, который взял жену из своего ли сообщества или из другой общины, или женатый пришёл сюда из какого-либо иного места, пусть имеют здесь одно и то же правосудие в равной степени во всём навечно». Эта статья говорит о том, что независимо от того, свободными или зависимыми были пришедшие в город супруги, их прошлое оставалось за городскими стенами, в городе они оказывались в одинаковом социально-правовом статусе свободных людей.

Существует статья, в которой оговаривается, что жених может принести невесте при помолвке, в вечер перед свадьбой:

«Помолвка должна последовать в вечер перед самой свадьбой, и на этих - то смотринах жених может принести невесте 5 фунтов или что - либо на 5 фунтов ценностью, и это у самых богатых». В статье оговаривается, что жених не должен, а может принести в подарок невесте. Вероятно, статья была создана для того, чтобы оградить семью жениха от больших затрат на свадьбу.

В другой статье говорится о том, что жених должен принести к свадьбе невесте:

«Никто не должен к свадьбе преподносить полотняного платья, кроме жениха, дарящего 2 подвенечных платья и 1 балдахин; и никто не должен больше давать к свадьбе башмаки, лишь жених может принести невесте два башмака или кольцо, - это ему разрешается».

При рассмотрении вопроса о том, что должны были супруги взаимно передавать друг другу при вступлении в брак, необходимо исследовать следующие статьи:

«В момент бракосочетания жених и невеста пусть взаимно передадут друг другу своё имущество, если только не пожелают оставить его раздельным». Эта статья говорит о том, что если брачующиеся не захотят передавать своё имущество друг другу, то каждый будет пользоваться своей частью самостоятельно и в случае развода ни у кого не будет претензий на имущество другого. Эту статью дополняет другая:

«Из мужниной и из жениной доли должно внести не менее шести денариев на случай смерти супругов, если другого имущества нет». В ней оговаривается гарантированная сумма, которая должна достаться кому-либо из супругов после смерти и, вероятно, это некий гарант, который достанется наследнику, если другого имущества не будет.

Далее идет описание мужниной и жениной долей:

«В качестве мужниной доли должно давать лучшего из коней мужа, шлем или железную шапку, меч, седло, шпоры, удила, копье; панцирь пусть не дается; одежды должны быть внесены в полном порядке.»;

«В качестве жениной доли должно вносить следующее: лучшее покрывало; лучшее из оставшегося пусть получит муж; если будет иметься только одно, пусть останется за нею; подушки, перины, скатерти, холсты; но из каждого муж получит то, что будет лучшим после наилучшего; золото, изломанное не вносится, все целые одежды; ткани не вносятся; пряжа нетканая вносится; сундук или круглый ларец и плетеная корзина». То, что входит в мужнину долю - чисто мужское обмундирование, которое может понадобиться для прохождения службы, а со стороны невесты вносится большая часть домашней утвари.

Также есть статья, в которой оговаривается право жены на владение своей долей материнского имущества:

«Сколько бы жен не имел горожанин, каждая из них будет свободно владеть своей материнской долей имущества». Это означает, что либо при разводе, либо при делении наследства женина доля в любом случае остаётся при ней. Этот же факт подтверждает статья права города Гослара:

«Если кто женится вторично и более, приданое первой жены должно сохраняться прочно».

«Утренний дар» - это подарок, преподнесенный мужем жене (и женой - мужу) после свадьбы. В отношении этого «дара» в праве города Медебаха есть статья, по которой все, что передано в этот день мужем жене и наоборот, при свидетельстве дружек и сограждан, остаётся у них навсегда, и не имеет права быть изъятым:

«Кто из вас приведет законную супругу, чтобы он не подарил своей супруге в качестве утреннего дара и она ему - в присутствии дружек и своих сограждан и с согласия того и другого, тем и тот и другая пусть мирно владеют; но если вдруг случится, что кто-нибудь захочет нарушить, отобрать назад этот дар, тогда тот, кто им владеет должен подтвердить свидетельством дружек и поддержкой своих сограждан, своей правдивостью и клятвой, что это законно; такая справедливость должна быть оказана тому, кто её требует».

Наследование имущества - один из самых главных вопросов в исследовании правового статуса супругов.

«Любая женщина приравнивается к мужчине, и наоборот, мужчина является наследником женщины, и наоборот». Эта статья даёт представление правах наследования довольно в общих чертах. Но главное, что в этой статье говорится о равенстве прав супругов. В каждом из прав различных городов подробно разъясняется что именно и кто наследует.

«Если какой горожанин умрёт и оставит своей жене много имущества, то она может всё это имущество, за исключением земельной собственности, дарить и продавать кому пожелает, даже вопреки воле детей». Эта статья подчёркивает неприкосновенность земельной собственности супруга, которая передавалась только по мужской линии, в целях сохранения земельного имущества в рамках семьи. Об этом также свидетельствует завещание Уильяма де Комбартина: «Уильям де Комбартин родственнику Генри оставляет столичный жилой дом с хозяйственными постройками и земельным участком и верфь на условии наследования только по мужской линии».

«И если, покуда она будет оставаться незамужней и пожелает воспитывать детей, у неё не будет ничего, кроме аллода, и она сможет доказать это свидетелям или под присягой, то, теснимая голодом, она сможет аллод частично продать или заложить на сумму до 5 солидов. И каждый, кто таким образом купит или возьмёт в залог под надёжное поручительство её земельную собственность, может владеть этим спокойно и бесспорно». В статье делается послабление женщине, которая решит не вступать повторно в брак и посвятить себя воспитанию детей - следовательно останется практически без средств для содержания и воспитания себя и детей. Сумма в 5 солидов видимо не особо велика - этого хватило бы как раз только на то, чтобы не умереть с голоду. Но, вероятно, участок аллода был совсем не велик. Эта сумма чуть более штрафа за драку:

«Если двое горожан выйдут из города и, рассорясь, вырвут друг у друга волосы или изобьют друг друга, тот, кто будет уличен свидетелями как зачинщик, уплатит шульгейсу 3 солида, другой же ничего».

«Если же она вступит с кем-либо в брак, она может движимое имущество ему подарить, но с земельными владениями ничего не может сделать без согласия детей; домом же своим может владеть пожизненно». В этой статье подчеркивается, что без согласия детей женщина ничего не может сделать с земельным владением, так как они являлись прямыми наследниками. И статья из права города Вены ещё раз подтверждает этот факт:

«Запрещается, чтобы какая-либо вдова передавала другому мужу, за которого она после выйдет, имущество своих детей, которое относится к их наследству».

«Кроме того, пока отец жив и здоров, и в здравом уме, он может все имущество, каким владеет в аллодах, феодах и в других видах, дарить, продавать, ссужать каким бы то ни было образом кому пожелает, даже против воли детей и жены».Статья сообщает о том, что мужчина являлся единоличным владельцем всей недвижимым имуществом и мог распоряжаться им по своему усмотрению.

«Когда же отец сляжет на ложе болезни, он ничего из своего имущества не может дарить без согласия жены на помин души своей или родителей и вообще никому, разве что только в пределах пяти солидов». Вероятно, эта статья защищает супругу и детей наследников от разорения, поскольку человек в болезненном состоянии мог неадекватно оценивать обстановку и раздать большую часть имущества.

В контексте исследования вопроса правового статуса супругов, интересна статья из права города Фрейбурга:

«Горожанин может дарить или продавать своей жене при жизни всё, чем бы он не владел; после смерти жены, если он имеет сыновей или дочерей, не может распоряжаться имуществом без их согласия, если они достигли совершеннолетия. Если же он нарушит это правило на законном основании и это докажет клятвенно собственной рукой, ему можно будет продавать. Если же вступит в брак с другой женой, ничего подобного не может сделать». Вероятно, между супругами существовали такие отношения, когда жена имела право выкупить у мужа то, на что она по закону наследования не могла претендовать. Причем выкупленное переходило в права её собственности, но вряд ли это могло быть недвижимое имущество. Муж не мог впоследствии распоряжаться этим имуществом, т.к. оно переходило к детям в качестве наследства, а с совершеннолетием они могли им свободно распоряжаться.

Повторные браки были обычным явлением. Вдова получала в свою собственность половину общего имущества, которым она владела вместе со своим покойным мужем, и вдовьи права, предполагавшие пожизненное пользование, на половину оставшейся половины. «Жене Фелиции в качестве её вдовьей части - 2 тысячи марок, всю посуду, постельные принадлежности и шерстяные одежды, находящиеся в доме».

Таким образом, исследуя вопрос о правовом статусе супругов, можно сделать вывод о том, что муж и жена имели равные права. Единственное что, женщина могла наследовать недвижимое имущество, но не могла им свободно распоряжаться. Но она всегда могла рассчитывать на свою материнскую долю. Так же, как и супруга, овдовевший супруг при повторном брак не мог распоряжаться имуществом жены без согласия на то совершеннолетних детей.


3. Ребёнок в средневековом городе

средневековый брак наследование феодальный

Исследуя вопрос о детстве, необходимо затронуть такие аспекты как отношение к ребёнку в городской среде, его обязанности и права наследования.

Средневековое восприятие детей достаточно неоднозначно. Ю. Л. Бессмертный приводит высказывание реннского епископа (конец XII в.) Этьена Фужера, обращающегося к простолюдинам по поводу детей: «Дети приносят зло, так как их надо кормить и одевать, родители становятся скупыми, решаются на обман, забывают о Боге». «Хотя хорошо иметь детей, особенно когда они понятливы и знающи, - говорит Фужер в другом месте, обращаясь к знатным, - противно смотреть на матерей и отцов, которые доходят до безумия, целуя и обнимая своих отпрысков, и которые готовы ради них воровать и грабить, брать в долг и забывать о его возврате». Возможно, что некоторое различие в высказываниях Фужера связано с тем, к кому он обращается. Поскольку простолюдины не имели возможность нанимать нянек и отдавать своих детей на хорошее воспитание, они приносили зло, так как, чтобы одеть и накормить ребенка, следовало выделять отдельную часть из семейного бюджета, и без того небольшого. У знатных же, была такая возможность, без ущерба обеспечивать потомство, которое было на попечении нянек и учителей. Так же стоит отметить, что духовенство, вероятно, видело в детях препятствие для спасения души. Ведь человек, озабоченный тем, чтобы оставить детям имущество, устремлял свои помыслы на материальные дела, а не на собственное спасение. Повинными в его жадности оказывались дети.

Также Ю. Л. Бессмертный приводит отрывок из обращения к горожанам светского автора середины XIII века Дж. Росслоуа: «Когда дети маленькие, они не дают родителям спать ночью, а днем надоедают тем, что необходимо постоянно заботиться об их кормлении; когда они подрастут, они носятся по улицам и приходится все время следить, чтобы они не попали под лошадь или повозку». Исходя из этого высказывания, можно сделать вывод о достаточно негативном отношении к детям. Вероятно, оно связано с тем, что ребенок не воспринимался всерьёз до момента, с которого он мог начать работать и приносить пользу родителям и окружающим. А до этого времени к нему требовалось повышенное внимание, которое практически полностью было отдано работе или домашнему хозяйству.

Однако, есть сведения, по которым можно судить о том, что ребенок мог приносить доход в семью, участвуя вместе с семьёй в сборе милостыни: «Каждый бюргер, чья законная жена собирает милостыню с разрешения совета и ежедневно сидит с детьми перед церковью, - должен каждый воскресный день сидеть или стоять перед церковью рядом со своей женой и без возражений принимать милостыню. Тот или те, которые выскажут пренебрежение к этому распоряжению…так же, как и их жены или дети, лишаются права впредь просить милостыню». В этой статье говорится об обнищавших жителей города, которым городской совет разрешал собирать милостыню, но при условии, что глава семьи сам должен в воскресные дни стоять вместе со своей семьёй у церкви в подтверждение своего статуса нищего.

У Ф. Арьеса (1960 г.) существовала концепция об относительной неразвитости в средние века родительских чувств к детям. Некоторые исследователи заговорили даже об общей нелюбви и презрении к ним в это время. Но если бы такая нелюбовь (или тем более презрение) действительно были характерны по отношению к детям в то время, это не могло бы не наложить сильнейший отпечаток как на условия их существования, так и на возможность выживания для многих из них. Людям того времени отнюдь не была чужда ни материнская, ни отцовская любовь. Тем более выше приводилось высказывание Фужера, где епископ открыто признает существование матерей и отцов, «до безумия» любящих своих детей.

«Безумную» любовь к детям матерей, отцов, дедов и бабок констатирует и Филипп Новарский: «Несмотря на детские капризы и шалости, любовь к детям со стороны тех, кто их воспитывает, особенно со стороны отца и матери, деда и бабки изо дня в день лишь растет и крепнет» . Из-за бед, которые, по мнению Филиппа, может натворить эта слепая любовь, он считает оправданным называть ее «смертной ненавистью»: «Когда отец и мать готовы слепо выполнять любое желание своего чада, они, сами того не желая, воспитывают из детей гордецов, богохульников, воров и даже убийц...».

В то же время продолжало существовать детоубийство, хотя оно и не было обычным способом контролировать рождаемость. Церковные суды в Англии и других странах налагали за него наказания от традиционных публичных покаяний и строгого поста на хлебе и воде до бичевания. Более суровая кара предполагалась в тех случаях, когда родители не были женаты, то есть прелюбодействовали, в то время, как женатым родителям разрешалось очиститься с помощью клятвы в невиновности и представлении свидетелей, подтверждающих честность обвиняемых.

На юге Италии, как правило, в небогатых семьях применялись обычные для средневековья способы регулирования числа детей. М. Л. Абрамсон приводит данные источников, в которых говорится о приютах для подкидышей, что свидетельствует о немалом числе подкинутых младенцев. В протоколах епископского суда в Альтамуре (1299 г.) содержится 16 упоминаний о жителях города (чаще о женщинах, но иногда и о мужчинах, в том числе о городском нотарии), приходивших каяться в том, что они «находили у себя под боком своих младенцев мертвыми». Возможно, в отдельных случаях они действительно неумышленно придавливали во сне спавших в той же супружеской постели младенцев. Но скорее всего в своем большинстве это намеренное детоубийство, способ избавиться от детей в том возрасте, когда родители, особенно матери, не успели к ним привязаться.

Средневековые дети не переживали продолжительного периода формализованного взросления и к ним обычно относились, как к ответственным взрослым с момента наступления половой зрелости, на что указывает ранний возраст, при котором мальчики и девочки считались правомочными давать согласие на брак, и еще более ранний возраст, в котором происходило обручение.

Городской мальчик мог жить и столоваться в доме мастера, у которого он служил подмастерьем, а его родители платили за его содержание. При отдаче своего сына мастеру, отец заключал с ним договор о найме ученика, где подробно расписывались обязанности обеих сторон: «Я, Иоганн Тойнбург, старый бюргер города Кельна, объявляю всем, что отдаю благопристойному мужу, золотых дел мастеру Айльфу Бруверу, моего законного сына Тениса, изъявившего на это свое согласие, для изучения ремесла золотых дел мастера в Кельне. Тенис обязан верою служить вышеуказанному Айльфу Бруверу 8 лет без перерыва, начиная со дня св. апостола Матвея [с 25 февраля].

...Мастер Айльф обязан кормить моего сына все вышеуказанные 8 лет. Я же, вышеназванный Иоганн, обязываюсь все 8 лет честно одевать его [то-есть соответственно занимаемому положению]. Если случится, что вышеуказанный Тенис, сын мой, умрет в течение первого года этих восьми лет, то вышеназванный мастер Айльф обязан вернуть мне 8 гульденов из тех 16 гульденов, которые я дал ему теперь вперед. Но если сын мой, тот же Тенис, проживет один день больше первого года, то вышеназванный мастер Айльф не обязан вернуть ни одного геллера ни мне, ни моим наследникам».Из текста этого договора видно, что срок обучения составляет 8 лет, что мальчик будет проживать и питаться в доме мастера, плата за обучение вносится на год вперед, и делается оговорка на случай смерти мальчика. Упоминание о наследниках говорит о том, что они могли претендовать на возврат денег в случае смерти и отца, и мальчика.

Девушки, как и молодые люди, тоже могли участвовать в работе. Огромное большинство цехов состояло из мастеров мужчин. Однако существовали и исключительно женские цехи как в Германии, так и во Франции. Таковы были шелкопрядильные и шелкоткацкие цехи. Они состояли из женщин - мастеров, женщин - работниц и женщин - учениц. В Кёльне эти цехи возглавлялись двумя мужчинами и двумя женщинами, ежегодно избираемыми главными мастерицами (так назывались в Кёльне мастерицы, обладавшие монопольным правом обучения ремеслу девушек).

«Главная мастерица имеет право держать у себя одновременно не больше 4 учениц….., не считая её собственных детей». Вероятно, это было связано с невозможностью одновременного обучения большего количества учениц, поскольку они бы не получили достойного внимания и надлежащего мастерства.

«Ткачиха может обучать девушек ремеслу только у себя дома, держа их на своём иждивении под угрозой исключения из цеха навсегда. Следует, однако, оговорить ,что если какой-либо бюргер или житель Кёльна пожелает, что бы дочь его дома обучалась этому ремеслу у лица, изучившего его и приобретшего права мастерицы, то это разрешается…..».

Статью следует расценивать так, что только состоятельный бюргер мог себе позволить, чтобы его дочь обучали мастерству на дому.

Большинство гильдий запрещало мальчикам становиться подмастерьями у собственных отцов, поэтому обучение ремеслу предполагало, что мальчик рано покинет родительский дом. Мальчиков из более обеспеченных семей, которые ходили в школу, обычно отдавали в ученики сразу после того, они овладевали грамотой: образование было роскошью, тогда как знание дела или ремесла обеспечивало жизнь.

По мнению Ф. и Дж. Гис, отношения между мастером и учеником были «полуродительскими», причем особое внимание уделялись воспитанию уважения к авторитету мастера. Подмастерья подлежали телесным наказаниям, причем наказания оговаривались в соглашении, «как будто это была обязанность мастера, а не его право». Ученик должен был учиться усмирять свой характер и держать себя в руках перед старшими. Если ему казалось, что с ним плохо обращаются, он мог обратиться в гильдию мастера.

Незаконным детям часто уделялось такое же внимание, как и законным, включая образование через ученичество; иногда они могли и унаследовать имущество. Как показывает Ю.Л. Бессмертный, Гентский кожевник по имени Гизельбрехт де Скутит, живший в XIV в., имел долголетнюю связь с женщиной, которая родила ему шестерых детей. Его жена детей не принесла, и на смертном одре Гизельбрехт оставил значительное наследство всем шестерым и отдал старшего сына в ученичество к кожевнику, так, чтобы в своей профессии он мог последовать за отцом: гильдия кожевников не дискриминировала незаконнорожденных.

Во Франции уже на рубеже ХII-ХШ вв. процесс взросления разграничивается на несколько разных стадии. Наиболее дробны они в господствующем классе. Ю. Л. Бессмертный приводит данные, где, помимо младенчества и раннего детства, выделяются, во-первых, 10-летний рубеж - начало судебной дееспособности и одновременно конец собственно детства и переход в подростковый возраст; во-вторых, 12-летний рубеж - предоставление более широкой правоспособности, а также начало участия в ратных делах юношей и возраст брака и совершеннолетия для девушек; в-третьих, 15 лет - совершеннолетие юношей и конец подросткового периода в целом.

Права наследования детьми имущества после смерти родителей оговариваются практически во всех законодательных документах XII - XIV вв. В праве города Берна существует целый ряд статей, посвященный наследованию имущества: «Если двое вступили в брак и народили сыновей, дети их после смерти родителей пусть свободно владеют всем имуществом родителей по праву наследования без всякого возражения». Из этой статьи не понятно, наследует ли большую часть старший сын или нет. Но следующая статья разъясняет, как делится имущество между несколькими сыновьями: «Установлено, что если кто-либо, имея нескольких сыновей, кому-либо из них ещё при жизни передал часть своего состояния, то после смерти отца или матери он должен получить эту свою долю, а оставшееся имущество разделят между собой поровну остальные; или же все они (включая и ранее наделенных) объединяют свои доли и затем поровну разделят между собой». Эта статья даёт гарантии всем сыновьям на равные доли наследуемого имущества, но существует статья, где оговаривается законнорожденность сына: «Однако никто из сыновей не вступит в наследство, если не будет рожден от законного брака». Из исследования М. Л. Абрамсон можно сделать вывод, что возникали случаи, когда наследники пытались оспорить своё законное рождение, поскольку им это было невыгодно. Так, в Caлepнo пocлe cмepти oтцa oдин из cынoвeй cтpeмитcя нa cyдeбнoм пpoцecce дoкaзaть, вoпpeки yтвepждeниям eгo бpaтьeв, чтo oн являeтcя нeзaкoннopoждeнным, тaк кaк в пpoтивнoм cлyчae eмy пpишлocь бы пpинять yчacтиe в yплaтe oтцoвcкиx дoлгoв.

Пока отец не разделит своё имущество между сыновьями и не передаст ещё при жизни часть какому-либо из них, они не имели права распоряжаться чем-либо в доме отца: «Пока сын находится под властью отца и не женат, и ещё не получил своей законной доли из отцовского имущества, и если он что-либо пообещает или заложит без ведома отца, то ни отец, ни сын не обязаны это отдавать или перед кем-либо за это отвечать. После же того, как отец разумно разделит своё имущество, то что бы сын ни пообещал или не заложил, он должен отдать, а отец в этом деле уже не ответчик ». Эта статья оберегала имущество отца от необдуманных поступков сыновей, и уже только после разделения имущества отец снимал себя ответственность за то, как дети распорядятся своим имуществом. То же подтверждает право города Фрейбурга: «Сын, живущий с отцом или матерью, не может ничего отчуждать из своих вещей, - ни через азартную игру, ни иным способом. Если же сделает это, имущество по закону должно быть возвращено отцу или матери; и если кто-либо даст ему взаймы, по закону долг никогда не будет выплачен».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что ребёнок средневекового горожанина до наступления его совершеннолетия, когда он мог работать, вступать в брак, нести городские повинности, не воспринимался всерьёз. Однако он с раннего возраста имел право на получение наследства родителей или одного из них, но также и не мог посягать на имущество родителей до совершеннолетия, либо без их разрешения. Средневековое восприятие детей колебалось от неприязни до безумной любви.

Заключение


Семья горожанина XII - XIV вв. составляла органическую группу традиционного средневекового общества. В ёё рамках обеспечивалось как воспроизводство самого человека, продолжение рода, так и производство средств к жизни. Через семью человек прежде всего включался в общественную жизнь, она была хранительницей традиций, передатчиком памяти поколений и социально - психологических представлений, формировавших систему ценностей и кодекс социального поведения человека.

Брак в основном служил укреплением связей между отдельными семьями, либо улучшением материального положения одного из супругов. Конкубинат был такой же нормой, что и церковный брак, а вступление в половые отношения до брака среди молодёжи были обычным явлением, в слово «любовь» горожане вкладывали иной смысл и это отражалось на поведении между мужчиной и женщиной.

Фиксация брачного контракта делала супругов более уверенными в своих правах и обязанностях друг перед другом.

Муж и жена имели достаточно равные права как в социально - правовом, так и в имущественном положении. Женщина могла наследовать недвижимое имущество, но не могла им свободно распоряжаться. Но она всегда могла рассчитывать на свою материнскую долю, которая оставалась ей при разводе. Также как и супруга, овдовевший супруг при повторном брак не мог распоряжаться имуществом жены без согласия на то совершеннолетних детей.

Ребёнок средневекового горожанина до наступления его совершеннолетия, когда он мог работать, вступать в брак, нести городские повинности не воспринимался всерьёз. Однако он с раннего возраста имел право на получение наследства родителей или одного из них, но также и не мог посягать на имущество родителей до совершеннолетия, либо без их разрешения. Средневековое восприятие детей колебалось от неприязни до безумной любви.

Материал, собранный по разным странам, помог составить более полную картину происходившего в средневековых городах XII - XIV вв. И хотя типы семейных отношений варьировались от региона, социального и имущественного уровня - семья, в традиционном городском обществе, оставалась главным фактором в организации хозяйственной и общественной жизни.


Список использованных источников и литературы


Источники

. Договор о найме ученика// Хрестоматия по истории средних веков/ Под ред. Н. П. Грацианского и С. Д. Сказкина. М., 1953. Т. I. С. 404.

2. Брак// Энциклопедический словарь Брокгауза Ф. А., Ефрона И. А./ <#"justify">3. Брачный договор// Энциклопедический словарь Брокгауза Ф. А. и Ефрона И. А. - Т IVа . С. 558 - 572.

. Из Аугсбургского регламента о нищих (1491 г.)// Хрестоматия по истории средних веков/ Под ред. Н. П. Грацианского и С. Д. Сказкина. М., 1953. Т. I. С. 411 - 412.

. Из завещания Уильяма де Комбартина (первая треть XIV века)// Лондонские олдермены XIV - XV веков. Завещания, договоры, описи имущества. Сб. документов/ Пер. с англ., вступ. ст., прим. Л. Н. Черновой. - Саратов: ИЧП «Образование», 1998. С. 38.

. Из завещания Джона Уодсока (начало XV века)// Там же. С. 47.

. Саккетти Ф. Новеллы. М., 1962.

. Право города Вормса (1114 г.)// Средневековое городское право XII-XII вв./Сост. Т. М. Негуляева, Л. И. Солодкова. Саратов: изд-во Сарат.ун-та, 1989. С. 24.

. Право города Фрейбуга (в Брейсгау) (XII в.)// Там же. С. 39.

. Право города Медебаха (1165 г.)// Там же. С. 48.

. Право города Вены (1221 г.)// Там же. С. 52.

. Право города Зеста (XII в.)// Там же. С. 116.

. Право города Берна (1218 г.)// Там же. С. 129.

. Право города Гослара (1219 г.)// Там же. С. 143.

. Право города Мюнстера (1221 г.)// Там же. С. 149.

. Свадебный регламент (конец XIII - начало XIV в.)// Хрестоматия по истории средних веков/ Под ред. Н. П. Грацианского и С. Д. Сказкина. М., 1953. Т. I. С. 408.

17. Стриженый луг. Фаблио XIII в./ <http://mnogoreferatov.ru/index5.php?id=1295&from=200>

. Цеховой устав кёльнских ткачих шёлковых изделий//История средних веков. Хрестоматия/ Сост. В. Е. Степанова, А. Я. Шевеленко. М., «Просвещение», 1969. С. 177.

. Чосер Дж. Кентерберийские рассказы. М., 1973.

Исследования:

.Абрамсон М.Л. Брак по расчету: как это делалось в средние века. <http://ps.1september.ru/2000/07/5-1.htm>

. Aбpaмcoн M.Л. Ceмья в peaльнoй жизни и системе ценностных ориентаций в южно - итальянском обществе X - XIII вв.// Женщина, брак и семья до начала нового времени. Демографические и культурные аспекты/ Под ред. Ю.Л. Бессмертного. М., 1993. С. 38 - 53.

. Абрамсон М. Л. Супруги, их родные и близкие в южно-итальянском городе высокого средневековья (X - XIII вв.)// Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни/ Под ред. Ю. Л. Бессмертного. М., 1996. С. 103 - 131.

. Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при старом порядке. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999.

. Бессмертный Ю.Л. Жизнь и смерть в средние века. Очерки демографической истории Франции. - М.: Наука, 1991.

. Бессмертный Ю. Л. Брак, семья и любовь в средневековой Франции // «Пятнадцать радостей брака» и другие сочинения французских авторов XIV - XV вв. - М.: Наука, 1991. С. 318 - 320.

. Bapьяш 0. И. Брачное право в Португалии XII в.// Женщина, брак и семья до начала нового времени. Демографические и культурные аспекты/ Под ред. Ю. Л. Бессмертного. М., 1993. С. 78 - 83.

. Гис Ф., Гис Дж. Брак и семья в средние века /Пер. с англ. - М.:РОССПЕН, 2002.

. Краснова И. А. Деловые люди Флоренции XIV - XV веков: Ч. 2. Монография. - Ставрополь - Москва: Изд-во СГПУ, 1995.

. Репина Л. П. Женщина в средневековом городе//Феномен средневекового урбанизма/ Город в средневековой цивилизации Западной Европы. - М., 1999. Т. I. С. 207 - 212.

. Стоклицкая - Терешкович В. В. Основные проблемы истории средневекового города X - XV вв.- М.: Соцэкгиз, 1960.

. Ястребицкая А. Л. Семья в средневековом городе// Вопросы истории, 1985. №8. С. 68 - 81.