Студ

Library

Чингисхан: великий полководец или безжалостный завоеватель

Диплом Наследование По Завещанию , Убийство Курсовая Работа , Китай Реферат

Новосибирский государственный технический университет

Кафедра истории и политологии











РЕФЕРАТ

Тема: «Чингисхан: великий полководец или безжалостный завоеватель?»



Автор: студентка гр. ТХ-101

Цирулис В.К.

Проверил: преподаватель

к.ист.н. Воробьёва Э.А.








Новосибирск - 2011



Введение


Чингисхан. Это имя известно каждому. Завоеватель мира, отличающийся крайней жестокостью, вызывал интерес у множества историков. Эта личность оставила кровавый след в истории: Чингисхан захватил огромные территории, покорил многочисленные народы. Масштаб его завоеваний был колоссальным. В памяти человечества они оставили сильнейшее впечатление.

Чингисхан, несомненно, отличался от других величайших правителей, жаждущих власти завоевателей. Ни у кого не было такой настолько неутолимой жаждой жестокости, зверств и разрушения всего, что встречалось на пути. Возможно, сказалась эпоха Средневековья, однако, в данном случае, говоря языком Стругацких, превзойден «нормальный уровень средневекового зверства». Чингисхан был пропитан ненавистью. А это сильное чувство способно стать стимулом для завоевания половины мира.

Исследуемая проблема актуальна и имеет важное значение. Многие историки утверждают, что двухсотлетняя зависимость от монголо-татарского ига, стала причиной культурной и экономической России. Возможно, теперь наше государство, находилось бы на более высоком уровне развития. Аналогично завоевания Чингисхана повлияли и на другие завоеванные им государства, города, территории, народы.

Что побудило одного из самых безжалостных завоевателей мира к покорению многих народов и захвату огромных территорий, и как все это происходило? Был ли Чингисхан действительно талантливым полководцем, и что пробудило в нем безжалостность? Попытаемся ответить на эти вопросы с помощью двух источников - книг следующих авторов: специалиста по истории Средних веков Западной Европы, советского и российского ученого, историка-этнолога, переводчика с персидского языка, доктора исторических и географических наук - Льва Николаевича Гумилева и российского историка-медиевиста, доктора исторических наук - профессора Натальи Ивановны Басовской.


Народы Великой степи


Посреди Евразии тянется Великая степь, ограниченная с севера сибирской тайгой, а с юга - горными системами. По причине особенностей климата и рельефа именно на востоке степь получала избыток влаги и могла обеспечить копытных животных кормом на весь год. А там, где сыт скот, процветают и люди. Так сложились благоприятные условия для создания могучих кочевых держав гуннов, тюрок и монголов [1].

Китайские хронисты называли все народы, обитавшие к северу от Китая, в Великой степи, одним именем - «татары». В действительности это было названием лишь одного из многочисленных степных племен.

Сами татары делились на три ветви: «белые», «черные» и «дикие». Они крайне различались между собой по хозяйству, отношению к власти, родству, природе и многому другому [1].

Кроме татар, Великую степь населяли монголы, кераиты, найманы, меркиты, ойраты и другие племена.

Согласно другой классификации, монголами называлась большая племенная группа, включающая в себя разные народы, в том числе меркитов, татар и других. Они не были сильным воинственным племенем. Само слово «монгол» означало «бессильный». Они были почти полностью истреблены племенем кидани в районе большого Хингана и реки Аргун, в глубинах Монголии. Как говорит предание, осталось всего двое мужчин и две женщины, но за всё это монголы жестоко отомстили. Однако, важное значение имеет следующий факт: это племя не сразу и не вдруг стало лидером, а прошло сложный исторический путь. В монгольских степях было немало залежей руды, что позволяло даже при самых примитивных орудиях - кузнечных мехах и кострах - начать выработку железа. Его освоение давало большое преимущество, поскольку данный металл уступал в прочности бронзе, и племена, умеющие ковать из железа, например, наконечники для стрел чаще оказывались победителями. Но ко времени появления Чингисхана монголы - это уже сильное и знатное племя. Позднее варварство сочеталось у них с ещё ранним степным рабством [2, с. 153-154].

Все племена Великой степи часто враждовали между собой, но конфликты носили характер пограничных стычек.

Жизнь кочевников была обеспеченной, но трудной, а главное - бесперспективной. Все высшие должности можно было занять только по праву рождения, которое определялось очень сложно, и случалось так, что двухлетний ребенок получал право стать ханом и иметь звание нойона (князя), а мудрый старец или могучий богатырь такой возможности не имел.

Монголы традиционно враждовали с маньчжурами, что проявлялось в форме набегов и открытых столкновений. Но с ростом энергетических потенциалов этих народов характер противостояния изменился [1]. В XII веке воцарилось варварство - не только монголы, но и другие народы Великой степи оказались в опасности. Когда постоянные набеги маньчжуров приняли устрашающий характер, монголы осознали необходимость объединения. Их племена организовались и избрали хана. Первый монгольский хан, проявивший себя как значительный государь, носил имя Хабул. Он правил в 30-40-х годах XII века и сумел остановить натиск маньчжуров. Однако вскоре после смерти Хабул-хана (1149 год) племенной союз монголов распался, так как большинство не мыслили себя подчиненными «людям длинной воли» (представители знатных родов) и оказывали им очень слабую поддержку. В племени кераитов также продолжались разногласия. Законный наследник Тогрул взял принадлежавшую ему власть, но оппозиция была очень сильна, потому что могущественные родственники молодого хана, опираясь на свои курени, всячески мешали объединению. При этом найманы вступили в союз с кераитской оппозицией и с маньчжурами.

Казалось, народы Великой степи никогда не смогут объединить свои силы для защиты от врага. Будущее степняков представлялось самым мрачным [1].

Темучин


В середине XII века, после гибели нескольких монгольских ханов, оборону монголов от маньчжуров и их союзников - татар - возглавил потомок Хабул-хана - Есугей-багатур («багатур» означало «богатырь»). Есугей-багатур был не ханом, а главой улуса (кочующей группы людей, большой семьи) рода Борджигинов, который обитал к северу от современной российско-монгольской границы. Этот человек пользовался уважением, умел воевать, давал отпор соседям и имел собственную дружину.

Однажды, когда Есугей был еще совсем молодым. Он охотился в степи с соколом и вдруг увидел, как неизвестный меркит везет в телеге девушку исключительной красоты. Есугей решил похитить ее, позвал своих братьев, и монголы бросились в погоню за добычей. Заметив преследователей, девушка, чтобы спасти своего жениха, меркита, заставила его уехать без нее, убедив в том, что будет всегда его помнить. Затем она сняла с себя рубашку и отдала ему на память. Меркит быстро выпряг коня, ожег его плетью и ушел от погони, а братья привезли плачущую девушку домой и выдали ее замуж за Есугея. Эту девушку, имя которой осталось в истории, звали Оэлун [1].

Брак оказался счастливым. Оэлун родила четырех сыновей и дочь. Но, поскольку монголы разрешали и поощряли многоженство, у Есугея также была вторая жена, родившая ему еще двух сыновей.

В 1155 или 1162 году (по разным историческим источникам) Оэлун родила первенца - Темучина (по-монгольски Тэмуджин). Впоследствии его станут называть Чингисханом.

Если верить преданиям, Темучин родился со сгустком крови в форме камня в правой руке. Это было сочтено особым знаком и впоследствии не раз вспоминалось. Лицо мальчика светилось, волосы и глаза были слишком светлыми для могола, а взгляд не по-детски пристальным. Это объяснили тем, что род Темучина восходит к потомкам некоего небесного человека со светлыми глазами по имени Бодончар. Это был намек на божественное происхождение. Оэлун рассказывала, будто ей являлся некто во время беременности, и она видела в небесах какое-то свечение [2, с. 152].

По некоторым источникам, молодая красавица, похищенная Есугеем, только что вышла замуж за меркита. Из-за этого обстоятельства возникло сомнение в происхождении Темучина. Вопрос о том, кто был его настоящим отцом, мучил Чингисхана всю жизнь. В юности, если его хотели унизить, называли меркитским отродьем. Это было ужасным оскорблением. Мать намекала на его божественное происхождение, возможно, для того, чтобы мальчик преодолел комплекс неполноценности. Но, несмотря на это, сомнения Чингисхан пронес через всю свою жизнь [2, с. 151].

Когда Темучин подрос, и ему исполнилось 9 лет, по монгольскому обычаю он должен был быть помолвлен. Отец договорился о помолвке Темучина с родителями красивой десятилетней девочки по имени Бортэ из соседнего племени хонкират и повез сына в становище будущего тестя [1]. Став женой Чингисхана, Бортэ сыграет большую роль в его жизни [2, с. 152]. Оставив Темучина у хонкиратов, чтобы он привык к своей невесте и будущим родственникам, Есугей отправился в обратный путь. По дороге он увидел нескольких человек, сидевших у огня, которые, как положено в степи, пригласили его разделить трапезу. Есугей подъехал ближе и лишь тут понял, что это татары. Бежать было бесполезно: татары погнались бы за ним, а конь Есугея устал. Гостя же у походного костра по степной традиции тронуть не мог никто.

У Есугея не оставалось выбора - он принял приглашение и, поев, благополучно уехал, но по дороге почувствовал себя плохо и решил, что татары предложили ему выпить отравленный кумыс. На четвертый день, добравшись домой, он умер, завещав родне отомстить татарам. Трудно сказать, насколько прав был Есугей в своих подозрениях, но важно другое: он допускал, что татары могли его отравить, то есть совершить неслыханное дотоле нарушение обычаев степняков [1].

Сподвижники отца съездили за Темучином и привезли мальчика домой. Как старший сын, он стал главой рода, но со смертью отца улус распался. Своим авторитетом Есугей заставлял людей ходить в походы, защищаться от врага, забывать местнические счеты ради общего дела [1]. Но поскольку Есугей не был ханом, его влияние кончилось с его смертью. Дружина Богатура, родные и близкие друзья уходили. Они не имели никаких обязательств перед семьей Есугея, ведь человек, которому они приносили личную вассальную клятву, умер. Они имели право и возможность признать преемником старшего сына Есухея. Но шансы, что этот мальчик скоро станет сильным, отважным воином, способным повести за собой людей, были крайне малы. А нужен был именно такой вождь, чтобы защищаться от соседей [2, с. 152]. Так, соплеменники покинули Борджигинов, отогнав весь их скот, обрекая семью Есугея на голодную смерть [1].

Инициаторами такой жестокости стали тайджиуты - племя, которое было враждебно настроено по отношению к Есугею. Тогда Оэлун схватила знамя Есугея, поскакала за отъезжавшими и пристыдила их в том, что они бросают семью их вождя. Некоторые вернулись, но потом опять ушли, и все трудности воспитания детей и добычи пищи для семьи легли на плечи двух женщин: Оэлун и Сочихэл - старшей и младшей жен Есугея. Они ловили сурков, чтобы получить хоть какое-нибудь мясо, и собирали дикий чеснок - черемшу. Темучин ходил к реке и пытался подстрелить тайменей. Как все монголы, он умел стрелять сквозь воду, несмотря на то, что вода преломляет свет, искажая изображение, и попасть в цель очень трудно. Даже летом семья жила впроголодь, делая запасы на зиму [1].

К этому времени характер и наклонности Темучина уже вполне сложились. Он был закомплексованным и не очень счастливым подростком, однако друзья и враги отмечали в нём силу, выдержку, волю, упорное стремление к цели [1]. Есть много примеров того, как он сдерживал свой гнев под влиянием рассудочных соображений. Все эти качества пугали врагов Борджигинов, росло их стремление напасть.

Между тем соплеменники, оскорбившие и бросившие семью Есугея, продолжали следить за ней, так как опасались заслуженной мести. По-видимому, им удалось сделать соглядатаем старшего сына Сочихэл - Бектера. Он, почувствовав за собой силу, начал вести себя пренебрежительно по отношению к детям Оэлун. Темучин и Хасар не выдержали издевательств сводного брата и застрелили его из лука [1]. По одной из версий, убийство произошло на охоте: братья не поделили или рыбу, или маленького жаворонка.

Это событие окончательно повлекло за собой нападение тайджиутов на юрту семьи Есугея. Но Темучин успел убежать в таежную чащу. Однако, через девять дней, мучимый голодом, он был вынужден сдаться. Мальчик вышел в степь, где его схватили тайджиуты и привели в свое становище. Они не убили Темучина. Таргутай-Кирилтух - друг Есугея - смог спасти юношу от смерти, но не от наказания. На Темучина надели колодку - две деревянные доски с отверстием для шеи, которые стягивались между собой. Колодка была мучительным наказанием: человек не имел возможности сам ни поесть, ни попить, ни даже согнать муху, севшую ему на лицо. К тому же доски приходилось все время держать руками, чтобы они не сдавливали шею [1]. Так он жил не месяц и даже не год, а, может быть, несколько лет, среди рабов и скота. И хотя Темучин не показывал своих страданий, этот период жизни повлиял на формирование его личности особенно катастрофически. Спустя много лет, ставший великим Чингисханом, он придумает законы - и их напишут с его слов, - среди которых будет и такой, лично выстраданный: «Монгола нельзя держать в рабстве» [2, с. 152-153].

О том, как Темучину удалось бежать из плена, доподлинно неизвестно. По одной из версий, однажды, во время праздника полнолуния, Тайджиуты оставили пленника под охраной слабого парня, которому архи (молочной водки) не полагалось. Темучин улучил момент, ударил парня колодкой по голове и убежал, придерживая доски руками. Но далеко убежать не смог, добравшись до берега Онона, он лег у воды. Вся пьяная толпа тайджиутов бросилась искать беглеца. Луна ярко светила, все было видно как днем. И Тэмуджин вскоре был найден человеком из племени сулдус по имени Сорган-Шира, который жил в становище тайджиутов и занимался своим ремеслом - делал кумыс. Сорган-Шира поразился смекалке Темучина и обещав не выдать его, вернулся к преследователям и предложил еще раз все обыскать. Тайджиуты решили, что пленник обнаружен не был и прекратили поиски, убедив себя и друг друга, что человек в колодке далеко не уйдет. Тогда Темучин выбрался из воды и отправился к своему спасителю. Сорган-Шира снял с Темучина колодку, дал ему лошадь, лук, две стрелы, но не дал кремня и огнива, так как, если бы Темучина схватили и нашли у него огниво или кремень Сорган-Ширы, семье спасителя и ему самому пришлось бы плохо [1].

Согласно другой версии, Темучину удалось бежать во время сильной грозы, которую древние монголы очень боялись. Он убил двух стражников, сломав им хребты (это был его любимый способ казни) и скрылся [2, с. 155].

Темучин вернулся в разорённый род, на пепелище. Поддерживаемый верой в свои особые возможности и всепоглощающей жаждой мести, он через некоторое время нашел свою семью. Борджигины перекочевали на другое место, и тайджиуты больше не смогли их обнаружить. Это обстоятельство показывает, что Бектер, действительно, был доносчиком: после его смерти некому стало сообщать врагам о местах кочевий Борджигинов [1].

Вскоре после плена Темучин женился на своей невесте Бортэ. Ее отец сдержал свое слово - свадьба состоялась. Приданым Бортэ стала роскошная соболья шуба. Темучин привез жену домой и вскоре направился к самому могущественному из тогдашних степных вождей - Ван-хану из племени кераитов. Темучину удалось заручиться поддержкой Ван-хана, напомнив о дружбе с его отцом и поднеся роскошный подарок - соболью шубу Бортэ [1].

В отсутствие Темучина становище Борджигинов подверглось нападению меркитов, действовавших в союзе с тайчиутами. Они вынудили семью скрыться на горе Бурхан-халдун [1]. При этом были похищены Бортэ и Сочихэл. Вероятно, меркиты мстили за то, что Есугей увел из племени их женщину. Так, они оказались первыми серьёзными противниками Темучина. Потеряв любимую жену, он был в отчаянии, но не в растерянности. Гонцы Борджигинов поскакали к его побратиму Джамухе-Сэчену из племени джаджират и кераитскому Ван-хану. Объединенное войско возглавил Джамуха, бывший талантливым полководцем [1].

Поздней осенью 1180 г., когда уже выпал первый снег, воины Джамухи и Темучина внезапно обрушились на кочевье меркитов, находившееся к востоку от Байкала. Темучин разгромил меркитов в первом в своей жизни сражении в районе слияния рек Чикоя и Хилок с Селенгой. Враги, захваченные врасплох, бежали. Темучин хотел найти свою Бортэ и звал ее по имени. Она услышала и, выбежав из толпы женщин, ухватилась за стремя коня мужа. А Сочихэл ушла с похитителями. По мнению историков, она была шпионкой, как и ее сын Бектер: кроме нее было некому сообщить меркитам, где находится кочевье Борджигинов и как можно организовать нападение [1].

После победы Темучин и Джамуха остались жить вместе в одной орде, где они снова заключили союз побратимства, обменявшись золотыми поясами и конями.


Чингисхан


Поход на меркитов повысил авторитет и известность Темучина среди «людей длинной воли», ведь он проявил себя как удачливый предводитель, беспощадный и жестокий, а эти качества, по варварским средневековым взглядам, очень ценились, вызывали одобрение. Степные богатыри увидели, что имеет смысл поддержать инициативного сына Есугея, даже рискуя жизнью. Так, вокруг Темучина стали собираться представители знатных родов большей части Монголии. И в 1182 году они признали его «стоящим над всеми» - избрали ханом с титулом «Чингис». О том, что означало это слово, существует много мнений. По версии бурятского исследователя Банзарова, это означало имя одного из шаманских духов. Иные полагают, что титул произошел от слова «чингиху» - «обнимать», следовательно, «Чингис» - титул человека, имевшего всю полноту власти. По третьей версии, слово имело значение «океан» или, по другой версии, «избранник неба». Сам Чингисхан предпочитал называть себя избранником неба и светлого духа Тенгри-Хана - божества, небесного духа, в которого верили и которого почитали монголы [1].

Процедура избрания проходила так: вожди подняли Темучина на кошме над собой и произнесли клятвы. Они клялись при разделе добычи выделять ему большую долю, обещали быть верными и следовать за ним, куда бы он их ни повел [2, с. 156].

После избрания Темучина ханом у монголов установилась новая система правления: хан обладал большой властью, но не мог не считаться с нойонами - вождями примкнувших к нему племен - и со своими богатырями. Войско надежно ограничивало волю хана. Государственным устройством не предусматривалось и право наследования, хотя впоследствии каждый новый хан избирался только из потомков Чингиса. Но это было не законом, а выражением воли самих монголов. Уважая Чингисхана, его заслуги перед народом, они не видели оснований отказывать в наследовании престола его потомкам. Кроме того, монголы верили во врожденный характер человеческих достоинств и недостатков [1].

Весть об избрании Темучина ханом по-разному была встречена в степи. Ван-хан был очень доволен таким оборотом дела, а вождь джаджиратов Джамуха воспринял весть о возвышении своего побратима с раздражением. Кроме того, при попытке отогнать из владений Чингиса табун, оказался убитым брат Джамухи - Тайчар [1].

Первым крупным военным предприятием Темучина стала война против татар (одно из монгольских племен, которому, по иронии судьбы, дали название «монголо-татары») совместно с Ван-ханом. Татары в то время с трудом отбивали атаки цзиньских войск, вступивших в их владения. Объединенные войска Ван-хана и Темучина, примкнув к войскам Цзинь, двинулись на татар. Сражение произошло в 1196 году. Татарам был нанесен ряд сильных ударов. Во время сражения проявилась одна из главных черт Темучина - мстительность. Он отомстил татарам за отца, исполнив завещание умершего. Татары были уничтожены. Темучин всегда помнил и о меркитах, с которыми впоследствии безжалостно расправлялся. Оскорбления, полученные в юности, не давали ему покоя всю жизнь. Он копил обиды, никогда их не забывал, не прощал и, казалось, состоял из одной яростной, слепящей мести. Мстительность - это на всю жизнь [2, с. 151].

В награду за разгром татар и возрождение своего улуса, Китайский император, правитель империи чжурчжэней Цзинь, присвоил степным вождям высокие титулы. Темучин получил должность «джаутхури» (военный комиссар, пограничный чиновник, военачальник), а Ван-хан - «Ван» (князь), до этого времени он был известен как Тоорил-хан. Темучин стал вассалом Ван-хана, в котором Цзинь видела наиболее могущественного из правителей Восточной Монголии.

Детали происшедшего в дальнейшем (1185-1197 годы) точно не известны, согласно книге «Мэн-да Бэй-лу» («Тайная история монголов»), Темучин был захвачен в плен маньчжурами и 11 лет провел в темнице. Затем он неизвестным образом спасся и вернулся в степь.

Теперь Чингису пришлось все начинать заново. Из тринадцати тысяч всадников осталось менее трех тысяч, монголы потеряли все преимущества, которые приобрели за время правления Чингисхана и перессорились друг с другом. А Хасар бросил своего брата и пошел служить хану кераитов.

Но уже в 1198 году Темучин опять стоял во главе мощной орды, вероятно, потому что росло число «людей длинной воли» и их желание устроить жизнь по-своему: обеспечить твердый порядок, гарантии взаимовыручки и уважения своих прав. Следовательно, им был необходим вождь, который приказывал бы делать то, что они хотели выполнять. Так, Чингисхан сформулировал свод законов Монгольской правды - Великую Ясу («яса» - от монгольского «жасак» - «запрет», «наказ», «закон»). Она основывалась на обязательности взаимопомощи, единой для всех дисциплине и осуждении предательства без каких-либо компромиссов и, фактически, явилась регламентацией новых стереотипов поведения, которые отстаивали «люди длинной воли». Ничего подобного монгольская практика прежде не знала. По Великой Ясе, каждого предателя, то есть человека, обманувшего доверившегося ему, предавали смертной казни. Простым людям отрубали голову, а людям высокого происхождения ломали позвоночник так, чтобы кровь оставалась в теле убитого. В этом случае, по монгольскому поверью, убитый мог возродиться к новой жизни. Если же кровь вытекала на землю, человек терял не только жизнь, но и душу. Точно так же смертная казнь полагалась и за неоказание помощи боевому товарищу. Например, встретив любого соплеменника в пустыне, каждый монгол был обязан предложить ему попить и поесть. Ведь путник, который не имел возможности подкрепить силы, мог умереть, и тогда на нарушившего закон падало обвинение в убийстве. Если кто-то из воинов терял лук или колчан со стрелами, то ехавший сзади должен был поднять и вернуть ему оружие. Нарушение этого правила также приравнивалось к неоказанию помощи и влекло за собой смертную казнь. Кара смертью была воздаянием и за убийство, блуд мужчины, неверность жены, кражу, грабеж, скупку краденого, сокрытие беглого раба, чародейство, направленное во вред ближнему, троекратное невозвращение долга. За менее тяжкие преступления полагалась ссылка в Сибирь или наказание штрафом.

Яса обеспечила строгий порядок и дисциплину в войске Темучина.

Помимо Ясы, Чингисхан ввел единое административное устройство. Территория была разделена на 95 военно-административных районов, которые состояли из «тысячи» - территории, выставляющей тысячу всадников. Так создавалось государство, работающее на войну. Оно включало 16 служб, в том числе службу сокольничьей охоты. Представителями местной власти были тысячники, сотники, десятские. Они руководили военными подразделениями и решали на местах мирные вопросы [1]. Должность и звания старших и высших военачальников - сотников, тысяцких и темников были наследственными в роду тех, кто своей верной службой помог Темучину овладеть ханским престолом.

Все население Чингисхан поделил на десятки, сотни, тысячи и тумены (десять тысяч), перемешав тем самым племена и роды и назначив командирами над ними специально подобранных людей из приближенных. Все взрослые и здоровые мужчины считались воинами, которые в мирное время вели свое хозяйство, а в военное время брались за оружие. Вооруженные силы Чингисхана, сформированные таким образом, составляли примерно до девяноста пяти тысяч воинов.

Вооружённый отряд личных телохранителей, называемый кешик, пользовался исключительными привилегиями и предназначался для борьбы против внутренних врагов хана. Кешиктены подбирались из нойонской молодёжи и находились под личным командованием самого хана, будучи по существу ханской гвардией. Вначале в отряде числилось сто пятьдесят кешиктенов. Кроме того, был создан особый отряд, который должен был всегда вступать в бой с противником первым. Он был назван отрядом богатырей.

Чингисхан создал сеть линий сообщений, курьерскую связь для военных и административных целей, организовал разведку, в том числе экономическую.

«Люди длинной воли», как и раньше, должны были защищаться, чтобы жить, но теперь они стремились побеждать, так как только победа над врагами была способна избавить народ от постоянной угрозы. И войны за победу начались [1].


Войны за победу

чингисхан монгольский война правитель

Врагами монголов по-прежнему были и меркиты, и найманы, и татары, и чжурчжени, и ойраты, а единственный союзник - кераиты во главе с Ван-ханом - надежностью не отличался [1]. В 1197-1198 годах Ван-хан без Темучина совершил поход против меркитов, разграбил и ничего не уделил своему вассалу Темучину. Это положило начало охлаждению. После 1198 года, когда Цзинь разорила кунгиратов и другие племена, влияние Цзинь на Восточную Монголию стало ослабевать, что позволило Темучину овладеть восточными районами Монголии. В это время умирает Инанч-хан, и найманское государство распадается на два улуса, во главе Буйрук-хана на Алтае и Тайан-хана на Чёрном Иртыше. В 1199 году Темучин вместе с Ван-ханом и Джамухой, общими силами напали на Буйрук-хана, и он был разбит. По возвращении домой, путь загородил найманский отряд. Бой было решено провести утром, но ночью Ван-хан и Джамуха скрылись, оставив Темучина одного в надежде, что найманы покончат с ним. К утру Темучин узнал об этом и отступил, не вступая в бой. Найманы же стали преследовать не Темучина, а Ван-хана. Кераиты вступили в тяжелый бой с найманами, и, в очевидности гибели, Ван-Хан направляет гонцов Темучину с просьбой о помощи. Темучин отправил своих нукеров, среди которых отличились в бою Боорчу, Мухали, Борохул и Чилаун. За спасение Ван-хан завещал после смерти свой улус Темучину.

В 1200 году Ван-хан и Темучин выступили в совместный поход против тайчиутов. На помощь к тайчиутам пришли меркиты. В этом бою Темучин был ранен стрелой, после чего всю последующую ночь его отхаживал Джелме. К утру тайчиуты скрылись, оставив многих людей. Среди них был Сорган-Шира, спасший когда-то Темучина, и меткий стрелок Джиргоадай, который сознался, что именно он стрелял в Темучина. Он был принят в войско Темучина и получил прозвище Джебе («наконечник стрелы»). За тайчутами была организована погоня. Многие были перебиты, некоторые сдались в услужение. Это была первая крупная победа, одержанная именно Темучином.

В 1201 году некоторые монгольские силы (включавшие татар, тайчиутов, меркитов, ойратов и другие племена) решили объединиться в борьбе против Темучина. Они приняли присягу верности Джамухе и возвели его на престол с титулом Гур-хан. Узнав об этом, Темучин связался с Ван-ханом, который незамедлительно поднял войско и прибыл к нему.

В 1202 году Темучин самостоятельно выступил против татар. Перед этим походом он издал приказ, согласно которому под угрозой смертной казни категорически запрещалось захватывать добычу во время боя и преследовать неприятеля без приказа: начальники должны были делить захваченное имущество между воинами только по окончании боя. Жестокое сражение было выиграно, и на совете, собранном Темучином после битвы, было решено уничтожить всех мужчин, кто был ростом выше оси колеса, в живых оставались только двух-трехлетние мальчики. Так свершилась страшная, жестокая месть за смерть отца.

В 1202-1203 годах, которые были переломными для всей ситуации в степи, монголы разбили сначала меркитов, а затем и кераитов. Кераиты разделились на сторонников Чингисхана и его противников. Противников Чингисхана возглавили Джамуха и сын Ван-хана, законный наследник престола - Нилха, у которого были основания ненавидеть Чингисхана: еще в то время, когда Ван-хан был союзником Чингиса, вождь кераитов, видя неоспоримые таланты последнего, хотел передать ему кераитский престол, минуя собственного сына [1]. Весной 1203 года произошло сражение. В этом сражении улус Темучина понёс большие потери. Был ранен сын Ван-хана, по причине чего кераиты покинули поле боя. В то же время некоторые племена, не присоединившиеся ни к одной из сторон, создали коалицию против как Ван-хана, так и Темучина. Узнав об этом, Ван-хан напал первым и разбил их, после чего устроил пир пировать. Когда об этом донесли Темучину, было принято решение молниеносно напасть и застать противника врасплох. Не делая даже ночных остановок, войско Темучина настигло кереитов и наголову разбило их осенью 1203 года. Улус кереитов перестал существовать. Ван-хан с сыном успели бежать, но натолкнулись на караул найманов. Их стражники на границе, увидев кераита, недолго думая, убили его, а отрубленную голову старика поднесли своему хану - Таян-хану [1]. Сын Ван-хана смог сбежать, но был убит позднее уйгурами.

В столкновении с кераитами в полной мере проявился характер Чингисхана. Когда Ван-хан и его сын Нилха бежали с поля боя, один из их нойонов с небольшим отрядом задерживал монголов, спасая своих вождей от плена. Этого нойона схватили, привели к Чингису, и тот спросил: «Зачем же ты, нойон, видя положение своих войск, сам не ушел? У тебя же были и время и возможность». Тот ответил: «Я служил своему хану и дал возможность ему убежать, а моя голова - для тебя, о, победитель». Чингисхан сказал: «Надо, чтобы все подражали этому человеку. Смотрите, как он смел, верен, доблестен. Я не могу тебя убить, нойон, я предлагаю тебе место в своем войске». Нойон стал тысячником и верно служил Чингисхану, так как кераитская орда распалась.

С падением кереитов Джамуха с оставшимся войском примкнул к могущественному найманскому ханству в надежде на гибель Темучина от рук Таян-хана или наоборот. Таян-хан видел в Темучине единственного соперника в борьбе за власть в монгольских степях. Узнав о том, что найманы думают о нападении, Темучин решился на поход против Таян-хана.

В 1204 году произошло неизбежное столкновение монголов и найманов. В начале лета 1204 года войско Темучина - около сорока пяти тысяч всадников - выступило в поход на найманов. Войско Таян-хана поначалу отступило с целью заманить войско Темучина в ловушку, но потом, по настоянию сына Таян-Хана - Кучлука, вступило в бой. Победу вновь одержали монголы Чингиса. Хан найманов погиб, а его сын Кучлук (Гушлук) убежал к своим соплеменникам - кара-китаям. Побежденные, как обычно, были включены в состав орды Чингиса. А Джамуха скрылся ещё до начала ожесточенного боя, поняв, что найманам не победить [1].

После поражения найманов большинство монголов Джамухи перешло на сторону Темучина, поскольку проявление непривычной для степняков жестокости лишило Джамуху популярности. Два наиболее крупных и боеспособных племени - уруты и мангуты - откочевали к Чингису. Самого же Джамуху в конце 1205 года выдали Темучину живым его же нукеры, надеясь этим сохранить себе жизнь и выслужиться, за что они были казнены Темучином как предатели. Джамуху разрубили на куски.

На пиру в честь избавления от Джамухи брат Чингисхана Бельгутей поймал вора, укравшего узду и поводок с коновязи. Богатырь Бури-Боко из племени чжурки (юрки) вступился за вора. Произошла драка, закончившаяся для чжурки плачевно. Когда Чингис выступил в очередной поход против татар, чжурки, памятуя о ссоре, не пришли на помощь своим, а двинулись на беззащитные монгольские юрты, ограбили и убили десяток немощных стариков. Вернувшийся из похода Чингис решил наказать племя чжурки и разгромил их кочевья. Вожди племени были казнены, а уцелевшие воины включены в войско монгольского хана [1].

Весной 1205 года войско Темучина напало на Кучлука в районе реки Бухтармы. Тохтоа-беки погиб, а его войско и большая часть найманов Кучлука, преследуемых монголами, утонули при переправе через Иртыш.

В восточной степи больше не нашлось племен, способных активно сопротивляться новому порядку, и в 1206 году на великом Курултае (большом собрании представителей всех монгольских племен [2, с. 157]) Чингис был вновь избран ханом, но уже всей Монголии [1]. За ним утверждалось серое знамя с белым керчетом [2, с.157]. Так родилось общемонгольское государство. Единственным враждебным ему племенем оставались старинные враги Борджигинов - меркиты, но и те к 1208 году оказались вытесненными в долину реки Иргиз [1]. Можно предположить, что монголы вернулись к ханской должности, потому что непримиримая межплеменная вражда, характерная для кочевой стадии развития общества, достигла такого предела, что существовала реальная угроза полного истребления племенами друг друга. В сложившейся ситуации они предпочли жестокого лидера самоистреблению [1].

В 1207-1211 годах монголы завоевали землю лесных племён: бурят, якутов, киргизов - то есть подчинили себе практически все основные племена и народы Сибири, обложив их данью.

В 1209 году независимое государство уйгуров прислало к Чингисхану послов с просьбой принять их в состав его улуса. Просьбу удовлетворили, и Чингисхан дал уйгурам огромные торговые привилегии. Через Уйгурию шел караванный путь, и уйгуры, оказавшись в составе монгольского государства, разбогатели за счет того, что по высоким ценам продавали воду, фрукты, мясо и «удовольствия» изголодавшимся караванщикам.

Добровольное соединение Уйгурии с Монголией оказалось полезным и для монголов. Во-первых, степняки, не имея собственной письменности, заимствовали уйгурскую. (Интересно, что первым грамотеем в улусе стал татарин по происхождению, мальчик-сирота Шихи-Хутуху, воспитанный матерью хана - Оэлун.) В конце жизни Чингисхан повелел знатным юношам изучать уйгурскую псьменность, чтобы они могли вести делопроизводство в письменной форме. Во-вторых, с присоединением Уйгурии монголы вышли за границы своего этнического ареала и соприкоснулись с иными народами Ойкумены [1].

В 1210 году грянула тяжелая война с чжурчженями. Они терпели поражения, но боролись упорно - война продолжалась очень долго и закончилась только в 1234 году, уже после смерти Чингисхана, взятием последних твердынь империи Кинь - Кайфына и Цайчжоу.

В 1211 году начинаются войны с Китаем, великой, огромной империей. Чингисханом было уничтожено девяносто городов, а в 1215 году был взят Пекин. Его осада началась в 1214 году. Город представлял собой укрепленную крепость с мощными башнями и стенами, длина которых составляла сорок три километра. Чингисхан понимал, что взять город будет трудно, и предложил горожанам откупиться. Колоссальный по тем временам выкуп ему был представлен: тонны золота, серебра, пятьсот мальчиков, пятьсот девочек, тысячи лошадей. Чингисхан снял осаду. Но ровно через год вернулся и устроил страшный штурм, при котором монголы применили тактику выжженной земли. Город горел целый месяц. Потому что цель монгольских завоеваний была одна - все сжечь, уничтожить. Посол Хорезмшаха был очевидцем этих событий. Вот как он описывал это зрелище: «Кости убитых образовали горы, почва стала жирной от человеческой плоти и гниющие повсюду тела вызывали болезни, от которых некоторые из нашего посольства умерли. Шестьдесят девушек бросились с крепостных стен, чтобы избегнуть рук монголов». Даже современники, видевшие насилие на каждом шагу, останавливаются в изумлении перед этой жестокостью. Для Чингисхана это было нормой [2, с. 158,160, 162].

На пути, что вел из Монголии в Китай, стоял город Хуалай, крупный торговый центр. Современники отмечают, что много лет спустя после того, как монголы его взяли, территория примерно в пятнадцать квадратных километров была покрыта человеческими костями. Уничтожение людей становится нормой походов Чингисхана. Город Цзинань, расположенный на западе провинции Шаньдун, важное связующее звено между Северным и Восточным районами Китая, хорошо описан в источниках. Его украшали фонтаны, озера с прекрасными цветами лотоса, огромные парки, скульптуры, наконец, знаменитая гора Тысячи Будд с изваяниями, созданными в VII веке. Все это было уничтожено.

Чингисхана как классического степняка город раздражал, ему непонятно было, где там пасти скот. Лотосы, плавающие в озерах китайского города, для диких монголов - странность, ненужность, извращенность [2, с. 159, 164]. В начале своего пути Чингисхан категорически отвергал все дары городской цивилизации, считая, что она рождает слабых, изнеженных, не пригодных к войне людей. Жечь все, брать только самое ценное - золото, серебро, пленников, остальное - в огонь. Такова была его позиция [2, с. 163]. По поводу взятия монголами среднеазиатских городов также существует вполне устоявшаяся версия: «Дикие кочевники разрушили культурные оазисы земледельческих народов» [1].

Для Чингисхана было принципом нарушение всех человеческих представлений. По его мнению, это прекрасно - сжимать в объятиях чужих жен, насиловать их на глазах мужей, гнать перед собой врагов, волоча их на канате или привязав к хвосту лошади; это прекрасное зрелище - видеть, как корчится в муках твой враг. Сохранилась гравюра XII века, написанная китайским или арабским художником, которая называется «Зверства монголов». На гравюре изображены монгольские воины: одни несут отрезанные, отрубленные человеческие ноги, другие - руки. Над костром, на вертеле - человеческое тело [2, с. 164, 159]. После победы над Джамухой Чингисхан приказал сварить пленников в семидесяти котлах [2, с.157].

Люди еще в те времена понимали, что Чингисхан перешел некую грань жестокости, что они имеют дело с чем-то неизвестным [2, с. 159].

Возможно, так сильно отличающаяся форма восприятия жизни связана у монголов с кочевым образом жизни. Для монгола не существовало понятия родины, ибо он зачат в одном месте, выношен в - другом, родился - в третьем. Его родина - кибитка. Он может жить, не слезая с седла. Вероятно, такой образ жизни является некоторым объяснением жестокости и беспощадности, которые характерны для кочевых народов [2, с. 164].

Однако для своих подданных Чингисхан никогда не был ни деспотом, ни тираном. Напротив, при всей своей жесткой требовательности, он оставался для монголов великодушным и мудрым правителем. В его владениях всегда царил строгий порядок. Убийства, грабежи, ложь и предательство в среде монголов были при нем крайне редким явлением. В людях Чингисхан превыше всего ценил прямоту, верность, а также отвагу и ум, а презирал предательство своего войска, своего племени. Неумолимый к врагам, он всегда отличался щедростью и гостеприимством к своим друзьям и сторонникам.

В 1216 году на реке Иргиз монголы наголову разбили остатки меркитов, но сами подверглись нападению хорезмийцев. Однако те не устояли против наступления монголов. Чингисхан всеми силами хотел наладить отношения с хорезмшахом. Ведь через Среднюю Азию шел Великий караванный путь, и все владетели земель, по которым он пролегал, богатели за счет пошлин, выплачиваемых купцами.

Чуть раньше найманский царевич Кучлук начал новую войну с монголами, опираясь на силу своих соплеменников - кара-китаев. Кучлук потерпел поражение: он принял новую веру, и все все население отказало Кучлуку в повиновении. Он бежал, героически защищаясь, отступил до самого Памира, там был настигнут монголами и убит. А население Кара-китайского ханства целиком и с охотой подчинилось Чингисхану.

В 1218 году с берегов Иртыша началось наступление монголов на Среднюю Азию.

Вторично монголо-хорезмийские отношения были нарушены тюркскими сардарами (офицерами) и самим хорезмшахом, одобрившим их самоуправство: в 1219 году к городу Отрару, владению хорезмшаха, подошел богатый караван, следовавший из земель Чингисхана, но купцов перебили, а имущество конфисковали. Мухаммед принял добычу, а значит - разделил ответственность за содеянное. Гнев Чингисхана не имел пределов. С точки зрения монгола, произошли самые страшные преступления: обман доверившихся и убийство гостей. Хан должен был воевать, иначе соплеменники просто отказали бы ему в доверии.

Чингисхан бросил на Хорезм собранные монгольские, уйгурские, тюркские и кара-китайские войска. Монголы брали крепости одну за другой. Вскоре все крупные города султаната: Самарканд, Ургенч, Бухара, Мерв, Герат - были захвачены монголами и уничтожены [1].

О взятии Бухары историк Ибн Аля Сир писал: «Это был ужасный день, отовсюду слышались рыдания мужчин, женщин и детей, разделенных навеки монголами. Варвары бесчестили женщин прямо на глазах у этих несчастных, которые в своей беспомощности могли только плакать».

Из-за таких зверст у Чингисхана начались разногласия с его сыном Джучи. Он стал высказывать сомнения в целесообразности истребления всех и вся. Для Джучи эти городы были его улусом. Он не хотел, чтобы разоряли его, хотя и не завоеванную еще до конца территорию. Но все его доводы, возражения и просьбы были категорически отвергнуты. А потом Джучи внезапно умер, Поползли слухи о том, что его убили отравленной стрелой. Слухи не были беспочвенными: над недовольными Чингисхан обычно чинил быструю расправу [2, с. 158, 161].

В 1220 году Чингисхану подчинились Северный Иран, Закавказье и Крым. Персию монголы заняли почти без боев, вытеснив сына хорезмшаха Джеляль-ад-Дина в северную Индию. Сам Мухаммед II Гази, надломленный борьбой и постоянными поражениями, умер в колонии прокаженных на острове в Каспийском море (1221 год). Монголы же заключили мир с шиитским населением Ирана, которое постоянно обижали стоявшие у власти сунниты, в частности багдадский халиф и сам Джеляль-ад-Дин. В результате шиитское население Персии пострадало значительно меньше, чем сунниты Средней Азии. Как бы то ни было, в 1221 году с государством хорезмшахов было покончено. При одном правителе - Мухаммеде II Гази - это государство и достигло наивысшего могущества, и погибло. В результате к империи монголов оказались присоединены Хорезм, Северный Иран, Хорасан [1].

Многие историки пишут о военном искусстве Чингисхана. Конечно, в течение тех долгих лет, что он воевал, его тактика и стратегия не раз менялись. Например, поначалу он использовал конницу при штурме крепостей, а впоследствии понял, что это абсолютно бессмысленно и разработал метод применения осадных орудий, к которым приставлял пленных. Его пленники, беспомощные и, безусловно, смертники, копали подкопы, ровняли площадки для осадки орудий, под обстрелом готовили осаду. При штурме городов Чингисхан гнал впереди войска тысячи пленников, чтобы они первыми пали под стрелами тех, кто держал оборону. Эти тысячи становились «пушечным мясом». Человеческая жизнь не стоила абсолютно ничего. Чингисхан стал применять разведку с переодеванием своих людей, которые проникали в стан врагов. Монгольское войско, по мнению специалистов по военному искусству, имело большие преимущества по сравнению с армиями цивилизованных стран, в том числе Хорезма и Китая. Неприхотливость, готовность к дальним походам, необычайная выносливость, которые были результатом многовековых усилий и генетического отбора - вот что отличало монголов. Кочевники были несравненно более сильными воинами, чем европейцы. И их было больше, это была огромная, бесчисленная сила [2, с. 160, 161, 162].

Весной 1223 года монголы разбили объединённые силы русских и половцев на Калке. После сражения в живых осталось не более десятой части русского войска. И опять особые, изощренные зверства. Победители-монголы пировали на деревянном настиле, который положили на живых ещё участников сражения, прежде всего на вождей, умирающих людей [2, с. 149]. Разгром на Калке обозначил смертельную опасность, нависшую над Русью. В 1224 году монголы вернулись к Чингисхану, находившемуся в Средней Азии.


Последние годы


После пятидесяти лет Чингисхан начал панически бояться смерти. Сила христианской морали была ему незнакома, но что-то он все-таки чувствовал: безусловно, груз злодейств давил на него. Несмотря на свою неприязнь к книжникам, Чингисхан требовал, чтобы к нему доставляли то одного, то другого китайского мудреца. Посетил его даже знаменитый даосский монах Чан Чунь, который, как считалось, познал тайну бессмертия. От всех мыслителей хан ждал утешительных предсказаний. На склоне лет он впервые проявлял что-то вроде терпимости: мудрецы выходили от него живыми [2, с. 164, 165].

В 1226 году Монголы разгромили Тангутское государство, которое в решительный момент войны с Хорезмом отказало Чингису в помощи. Монголы обоснованно рассматривали этот шаг как предательство, которое, в соответствии с Ясой, требовало отмщения. Ныне территория Тангутского государства, а это степи и плоскогорья, примыкающие к излучине реки Хуанхэ и хребту Наньшань, - самая настоящая пустыня. Но в XIII веке на этой земле существовала богатая страна с большими городами, золотыми рудниками, регулярной армией и оригинальной культурой. Столицей Тангута был город Чжунсин. Его и осадил в 1227 году Чингисхан, разбив в предшествовавших сражениях тангутские войска. Крепость была взята, а население города, на которое пала коллективная вина за предательство, подверглось экзекуции. Государство Си Ся, созданное в конце X века тибето-бирманскими племенами минья на территории современного северо- западного Китая, исчезло, оставив после себя лишь письменные свидетельства былой высокой культуры [1].

Во время осады Чжунсина Чингисхан умер, но монгольские нойоны, по приказу своего вождя, скрыли его смерть [1]. Чингисхан взял обещание со своих наследников истребить тангутов полностью. Его завещание было выполнено. Еще он потребовал, чтобы гробницу его спрятали так, чтобы и века спустя найти ее было невозможно. И это желание его было исполнено [2, с. 165].

От столицы тангутов монголы повезли тело своего великого хана в родные степи. Обряд похорон был таков: в вырытую могилу опустили останки Чингисхана вместе с множеством ценных вещей и перебили всех рабов, выполнявших погребальные работы. По обычаю, ровно через год требовалось справить поминки. Чтобы безошибочно найти место погребения, монголы сделали следующее: на могиле принесли в жертву только что взятого от матери маленького верблюжонка. И через год верблюдица сама нашла в безбрежной степи место, где был убит ее детеныш. Заколов эту верблюдицу, монголы совершили положенный обряд поминок и затем покинули могилу навсегда. И до сих пор никому неизвестно, где погребен Чингисхан [1].


Заключение


Жизнь Чингисхана не была легкой и беспечной. Он родился в племени, жизнь которого была трудной. Приходилось выживать и постоянно воевать с соседями. Кроме того, с детства Чингисхану пришлось познать нужду и страдания, что отразилось на его взглядах, восприятии мира и жизни и, конечно, характере. Многие черты были, безусловно, заложенные в генах, предались по наследству от отца, умеющего воевать и пользующегося уважением среди представителей знатных родов, и матери - женщины с сильным, крепким характером.

Оскорбления, полученные в юности, в сочетании со сформировавшимися наклонностями и чертами характера пробудили в Чингисхане безжалостность и побуждали его к мести. Он отомстил и татар за смерть отца, и меркитам за похищение жены и сомнения в собвственном происхождении. Покоренные народы и территории он присоединял к собственным, увеличивая численность войск и расширяя свои владения.

Проявив себя как удачливый предводитель и талантливый полководец, Чингисхан заслужил уважение многих. Войско Чингисхана было дисциплинированно и организованно должным образом, подчинялось строгим законам, обладало огромным потенциалом и имело все шансы к победе. Все это подтверждает наличие у Чингисхана ума, расчетливости качеств талантливого предводителя и полководца.

Подчинив себе огромные территории и многочисленные народы, Чингисхан вошел в историю как Великий полководец, завоеватель. Но безжалостность, жестокость, с которой он покорял, навсегда оставила кровавый след в истории и отразилась в сознании людей. Ужас, испытываемый народами средневековья, пережил века, дошел до нас и передастся следующим поколениям.


Список литературы


.Гумилев Л.Н. От Руси до России. Очерки этнической истории - М., 1994.

.Басовская Н.И. Человек в зеркале истории - М.: Астрель: Олимп, 2009.