Студ

Library

Искусство и живопись Каролингской эпохи

Автореферат Диссертации Пример , Как Писать Диссертацию , Курсовая Сколько Страниц , Как Заставить Себя Писать Диссертацию , Италия Реферат , Как Написать Диссертацию

1. Становление державы Каролингов


Во времена "ленивых королей" всё большую власть приобретали майордомы, правители на местах. В 637 году майордом Австразии Пипин Геристальский стал правителем всего Франкского королевства. Потомки Пипина Геристальского положили начало новой династии, получившей позднее имя Каролингской. При Карле Мартелле (715-741), по прозвищу "Молот", были обложены данью племена саксов, фризов, аламанов и баваров, а после победы при Пуатье 25 октября 732 года было оставлено продвижение арабов в Европу. Карлом Мартеллом была проведена бенефициальная реформа, суть которой заключалась в том, что вместо аллодов раздавались так называемые бенефиции - земельные наделы, даваемые в пожизненное пользование на условиях выполнения военной службы. В случае смерти владельца бенефиций возвращался своему первоначальному собственнику, или же бенефиций мог быть отобран, если не выполнялись условия его жалования. Конфискуя земли у магнатов, а потом и проведя секуляризацию церковных земель, Карл Мартелл раздачу бенефиций. Секуляризация земель обострила отношения государства с церковью. Они были урегулированы преемником Карла, Пипином Коротким (741-768), который все отобранные у церкви земли признавал её собственностью, c "которой бенефициарии должны были вносить определённые платежи. Такие земельные держания назывались "прекариями по королевскому повелению" (precaria verbo Regis)". После этого Каролинги всегда находились в тесных отношениях с церковью и папой. В 751 году в Суассоне Пипин папой Стефаном II был помазан на царство, а последний из Меровингов, Хильдерик, по приказу папы был низложен и пострижен в монахи, после чего, в 754 году, совершил поход на лангобардов и заставил их вернуть захваченные области Рима и Равеннского экзархата папе, что только упрочнило отношения короля с церковью. Итак, к приходу к власти Карла Великого обстановка во Франкском королевстве была более или менее стабилизирована.

2.Приход Карла Великого к власти


Пипин "умер 24 сентября 768 года в племени парисиев [apud Parisios] (то есть в Париже) от водянки, после того как закончилась девятилетняя (760-768) аквитанская война, что велась против начавшего её герцога Вайфария, оставив детей Карла и Карломана, к которым, по божественной воле, перешло наследование царством. Франки же, по своему обычаю, созвав генеральский конвент, поставили себе королями и того, и другого (Карл и Карломан были помазаны в короли папой Стефаном II в 754 году), предпослав такое условие, чтобы царство было разделено ими поровну (Карл обладал окраинными землями, омываемыми морем, то есть северными и западными областями королевства. Эти земли простирались от атлантической Акситании до Тюрингии, через большую часть Нейстрии и Австразии, Фризию и Франконию. Карломан получил разнородные центральные и юго-восточные (до границы с Италией и Баварией) земли, охватывающие территорию от Суассона до Марселя и от Тулузы До Базеля. Однако и тот и другой владели частью Нейстрии, Австразии и Аквитании, что, по всей видимости, свидетельствовало о желании отца сохранить единство королевство), чтобы Карл принял для правления ту часть, которой обладал его отец Пипин, а Карломан - ту, которою возглавлял его дядя Карломан. Той и другой стороной эти требования были приняты, и каждый получил часть разделённого королевства в соответствии с предложенным. Это соглашение сохранялось, хотя и с большим трудом, поскольку многие из сторонников Карломана замышляли разорвать союз. Дошло до того, что некоторые даже было намеревались свести братьев в войне. (...) Итак, Карломан после совместного двухлетнего правления умер от болезни, а Карл, похоронив брата, при общем согласии, был избран королём Франкии".

каролингский ренессанс школа алкуин


3. Культура каролингского ренессанса


В 8-9 веках в средневековой Европе в империи Каролингов, названной по имени императора Священной Римской Империи Карла Великого (768-814 годы), попытались возродить римские традиции и навыки каменного строительства. Сознательное обращение к римскому наследию в архитектуре Франции, Германии, Италии и последовавший в эпоху Карла Великого расцвет культуры дали повод некоторым исследователям назвать этот период "Каролингским ренессансом". Неграмотный Карл Великий, окруженный замечательно образованными и высококультурными соседями - византийским василевсом и багдадским халифом, собрал вокруг себя кружок выдающихся ученых своего времени, деятельность которых позволила развить остатки знаний, доставшихся в наследство от античности и хранимых в монастырских библиотеках и соборах Италии, Британии, Испании.

Главной объединяющей силой в Европе того времени являлась христианская церковь. Во всех частях огромной империи богослужение происходило по римскому образцу. Очагами культуры в Западной Европе стали монастыри. Огромного размаха достигло монастырское строительство по Бенедиктинскому уставу. Был создан идеальный план образцового монастыря, в основе которого лежал регулярный принцип организации всей монастырской деятельности и регламентировалось местоположение различных построек на территории монастыря, вместо спорадически разбросанных зданий, как это было раньше. В библиотеке Сент-Галленского аббатства в Швейцарии сохранился уникальный документ датируемый около 829 года, на котором неизвестный архитектор на 5 листах нарисовал детальный план для перестройки Сент-Галленского аббатства.

По подобному плану были построены знаменитые монастыри Сен Рикье, Сен-Дени, а всего между 768 и 855 годами было построено 417 монастырей, 27 новых соборов и 100 королевских резиденций, помимо этого школы, больницы, мосты, города, крепости. Возможно, этот план никогда не был полностью реализован, однако, он стал идеалом, к которому стремились строители монастырей и который стал моделью для Цистерцианских монастырей 12 века. В монастырях развивался культ священных реликвий. Он привел к созданию в восточной части соборов крипт - подземных капелл с кольцевым обходом, перекрытых крестовыми сводами, для доступа паломников к реликвиям. Только возрождение римской техники каменного строительства, кладки арок, возведения сводов позволило достичь такого размаха строительной деятельности.Вплоть до 12 века мы не увидим столь совершенной техники кладки, когда каменные блоки перемежаются с рядами кирпича, так как последующие поколения ее не переняли, и в эпоху романики ее пришлось возрождать снова.

Ярким примером использования римских традиций в эпоху Каролингов являются ворота с надвратным залом аббатства в Лорше (Германия), строившиеся с 774 года до 9 века. В нижнем ярусе - три больших арочных проема, напоминающие римские Триумфальные арки. Они опираются на мощные пилоны, декорированные красивыми тонкими полуколоннами, как бы несущими, а на самом деле лишь обозначающими верхний ярус с надвратным залом. В верхнем ярусе главное - плоскость мощных стен, пластически почти не расчлененных, а лишь декорированных снаружи полихромным геометрическим узором: шестигранниками и треугольными щипцами, а внутри расписанных фресками наподобие римских домов.

В это время создается новый тип королевской резиденции - пфальца, где соединяются жилые, парадные и культовые постройки. Два равнозначных центра пфальца - тронный зал и дворцовая капелла - демонстрируют единство церковной и светской власти. Самый большой дворцовый комплекс Карла Великого в Ингельгейме, к сожалению, не сохранился, хотя сохранился рисунок этого пфальца. Зато сохранилась замечательная королевская капелла в Ахене, и археологам удалось реконструировать облик всего пфальца в Ахене. Прямоугольный в плане двор имел 180 метров в длину. С севера он замыкался тронным залом, а с юга - дворцовой капеллой. Большой внутренний двор и все постройки были соединены между собой открытой галереей. Аула - тронный зал, был меньше, чем дворец византийского императора, но больше, чем приемные покои Папы Римского в Латеране. Он имел три апсиды, в западной находился императорский трон. В центре южной стороны - знаменитая восьмигранная капелла, которая была построена в 790-798 годах, но снаружи сильно перестроена во времена готики и в 19 веке. Руководителем строительных работ и автором плана капеллы был Одо из Меца. Строительство капеллы рассматривалось как важный государственный акт, символизирующий могущество и единство Империи.

Глава империи Каролингов Карл Великий заказал мраморные колонны из Рима и Равенны. Считается, что образцом для этой капеллы могла послужить византийская церковь 5 века Сан-Витале в Равенне. В центре капеллы 8 массивных столбов поддерживают мощную аркаду. Выше - второй ряд аркад, разбитый на два яруса, с мраморными колоннами, поддерживающими архитрав, и вторым рядом колонн, которые странным образом упираются прямо в арку. В третьем ярусе - окна, сквозь которые льется свет. Все венчает восьмигранный шатер-купол, изначально украшенный мозаиками 9 века, а сейчас - конца 19 века. На первом и втором ярусе вокруг центрального пространства устроен кольцевой обход - амбулаторий, перекрытый внизу крестовыми сводами, а наверху - цилиндрическим сводом. Эта постройка оказала огромное влияние на дальнейшее развитие средневековой архитектуры. В эпоху Каролингов возводились первые огромные каменные соборы с башнями над средокрестием и на западном фасаде, где появился вестверк - двухъярусный зал с эмпорами, возможно, светского назначения, императорский зал. Возник новый тип укрепленного военного лагеря - бург, с высокой башней - прообразом донжона, который лег в основу средневековых замков. К сожалению, сохранилось очень мало памятников Каролингской архитектуры.

. Искусство и живопись Каролингской эпохи


Более ясное представление мы можем составить себе о миниатюрной живописи в рукописях рассматриваемой эпохи. Она была монастырским искусством в буквальном смысле слова, но еще более, быть может, искусством дилетантским, хотя нередко ученые переписчики-монахи были и живописцами со специальной подготовкой или пользовались помощью таких живописцев.

Орнаменты франкских рукописей.

Франкские рукописи меровингского времени не украшались миниатюрами, но инициалы в тексте уже были роскошно и искусно орнаментированы; часто, как в греческих рукописях той же поры, инициалы составлены из грациозно изогнутых рыб, птиц и других животных, иногда даже из частей человеческого тела. Наряду с животными мотивами в орнаментации инициалов видную роль играл древний геометрический орнамент, а также ременная и ленточная плетенка местного или ирландско-англосакского стиля, причем коричневый контурный рисунок обычно лишь местами иллюминирован суриком, коричневой или зеленой краской.

Некоторые рукописи этого рода уже предваряют каролингское искусство. Таковы написанный в конце VIII столетия "Служебник" Парижской Национальной библиотеки ("Missale Gellonense"). Буква D образована из изображения рыбы, N - из трех рыб, кусающих одна другую за хвост. Другие инициалы состоят из аистов со змеями в клюве, павлинов, петухов, уток. Встречаются также изображения евангелистов во весь рост: Луке, Марку и Иоанну даны головы символизирующих их животных, и их фигуры напоминают древнеегипетские божества; провинциальный живописец отваживается даже на грубое контурное изображение Распятого среди ангелов и Пресвятой Девы во франкской женской одежде.

От "Служебника" Геллонского аббатства отличаются стилем изящные рукописи, изготовленные для Карла Великого и его преемников, хотя они представляются вообще не столько памятниками придворного, сколько монастырского искусства. Вполне своеобразная орнаментации их инициалов подробно исследована Лампрехтом. Инициалы, образованные животными формами, употребляются все реже и реже; головы животных помещаются преимущественно в окончаниях; ленточная плетенка сначала становится еще роскошнее, деликатнее и красочнее, но потом лиственный орнамент, подражающий аканфу, постепенно вытесняет в окончаниях как плетенку, так и головы животных. Нередко внутри больших букв животные и человеческие фигуры соединяются в самостоятельные, удачно сочиненные группы и сцены. В миниатюрах одиночные изображения святых, при Карле Великом еще безусловно преобладающие в рукописях, уступают место все более и более разнообразным и сложным композициям на библейские сюжеты, и хотя формы тела и одежды с их складками трактованы ошибочно - члены или непомерно велики, или непомерно малы, движения угловаты и ненатуральны, - однако лучшие из миниатюр этого рода в пропорциях и формах, в технике и красках еще отзываются традицией древнехристианского и вместе с тем античного искусства.

Сюжеты каролингской книжной миниатюры.

Происхождение отдельных мотивов миниатюрной живописи рассматриваемой нами эпохи трудно установить. Для всего тогдашнего мира, как восточного, так и западного, был общим очень значительный запас христианских сюжетов. Какого стиля и происхождения были оригиналы, легшие в основу дошедших до нас памятников, определить с достоверностью невозможно. Во всяком случае, этими оригиналами пользовались самым различным образом, от рабского копирования до свободной переработки. Если большинство прототипов и сложилось на греко-христианском Востоке, то все-таки каждый художественный центр Западной Европы в каролингско-оттоновскую эпоху имел свою долю участия в переработке и дальнейшем развитии (часто почти неприметном) традиционных композиций. Как ни много можно указать сирийских, византийских, римских, наконец, ирландско-англосакских черт в каролингско-оттоновской миниатюрной живописи, ее общий характер надо признать самобытным.

При всем том общие черты каролингской миниатюры у различных художников и в различных школах, границы которых не могут быть с точностью определены, сложились весьма различно. Большую услугу науке оказали Делиль, Яничек и Лейтшу, потому что сопоставили родственные между собой иллюстрированные рукописи, происхождение которых известно с достоверностью, и распределили эти памятники старины на группы по числу главных художественных центров. Не менее важны исследования Фёге, фон Шлоссера, Газелоффа, Сварценского и других, которые пошли дальше и, не довольствуясь классификацией всех иллюстрированных рукописей по местным группам, старались сгруппировать их стилям и месту, занимаемому ими в художественно-историческом развитии. Правда, почти каждый шаг в этой области встречает возражения, и если прочесть, например, скептические признания, которыми Тикканен в 1900 г. закончил свое исследование об утрехтской Псалтыри, то может показаться преждевременным включать вопросы этого рода в общую историю искусства, но совершенно обойти их молчанием невозможно.

Калиграфская школа Карла Великого в Ахене.

Понятие о "дворцовой школе" (Schola Palatina), под которой понимали, в противоположность монастырским школам Германской империи, школу каллиграфов и живописцев Карла Великого в Ахене, начинает исчезать при свете новейших исследований. Сварценский в главных иллюстрированных рукописях, приписанных этой школе, каковы, например, три великолепных Евангелия - в Вене, Брюсселе и Ахене, относимые им ко времени Людовика Благочестивого, видит особую ветвь реймсской школы IX столетия. Но зато важную группу каролингских иллюстрированных рукописей, обычно называемую по рукописи Ады, в Трирской городской библиотеке, группой Ады, Сварценский считал возможным приурочить к дворцовой школе и отнести к эпохе самого Карла Великого. Наряду с реймсской школой, вторая каролингская ветвь которой признается всеми исследователями, на западнофранкской почве следует отметить в особенности школы Тура, Корби и Меца; в немецкой же части франкского государства один Санкт-Галлен занимает в эту эпоху вполне определенное положение (его искусство исследовано Раном), тогда как о значении Трира, который Браун и Фёге считали одним из средоточий каролингской миниатюрной живописи, и Фульды, на которую обратили внимание Клемен и Шлоссер, еще ведется спор. В оттоновское время и в области книжной живописи на передний план выступает Рейхенау; искусство Трира, Эхтернаха и Регенсбурга, быть может также и Фульды, Кёльна и Хильдесхейма, должно быть обозреваемо в связи с рейхенауским искусством.

Группа Ады.

Рассмотрение каролингских рукописей удобнее всего начать с группы Ады, родину которой можно искать в Ахене или Трире. В противоположность строго традиционному направлению дворцовой и турской школ, миниатюры которых, моделированные по правилам живописной техники и более самостоятельные по отношению к тексту, служат образцами картинного стиля книжной живописи, иллюстрации группы Ады, имеющие целью главным образом украшение книги, примыкают скорее к книжному стилю.

Самый древний памятник этого стиля - Евангелие Годескалька, в Парижской Национальной библиотеке; оно написано неким Годескальком в 781-783 гг. по повелению Карла Великого и его супруги золотыми буквами по пурпурному фону. В украшении полей и инициалов этой рукописи преобладает ленточный орнамент и плетенка, к которым, однако, присоединяются античные растительные завитки, листья и розетки; встречаются даже, как на бордюрах, так и среди орнаментации заглавных букв, чисто античные меандры и волнообразная линия. Первые четыре миниатюры величиной с лист изображают четырех евангелистов с гладкими золотыми нимбами вокруг головы; их плотные фигуры резко очерчены, как снаружи, так и внутри, черными контурами. Затем следует юный Спаситель, сидящий на престоле в торжественной позе, с благородными, хотя и несколько схематизированными чертами лица, обрамленного длинными белокурыми кудрями. На следующем листе представлен Источник жизни в виде круглого храма, увенчанного крестом и окруженного птицами, и приближающийся к нему олень. Стриговский доказал, что прототип этого храма имеется в сирийском Евангелии Эчмиадзинского монастыря, и установил влияние на каролингское искусство более древнего восточного искусства. Второе главное произведение этой школы - рукопись Ады, давшая название всей группе и хранящаяся в Трирской городской библиотеке. Аббатиса Ада, по заказу которой написан этот манускрипт золотыми буквами (около 800 г.), была, как гласит легенда, сестрой Карла Великого. Издание рукописи Ады, сделанное в 1889 г. под руководством Лампрехта и Яничека, значительно способствовало углублению немецких ученых в изучение каролингского искусства. Евангелисты рукописи Годескалька бородатые; здесь они - юные, безбородые, но с энергичными чертами лица, высоко вздернутыми бровями и живыми телодвижениями. Колонны "канонов" увенчаны большими чашевидными капителями с вполне атрофированными листьями аканфа. В орнаментации заглавных букв и полей еще преобладает плетенка. Третий главный манускрипт рассматриваемой группы - написанное золотыми буквами Евангелие Парижской Национальной библиотеки, принесенное Людовиком Благочестивым в дар аббатству Сен-Медар в Суассоне в 826 г. Бордюры украшены - попеременно по синему, фиолетовому и золотому фонам - всеми орнаментальными мотивами той эпохи. Небольшие картинки на библейские сюжеты играют роль виньеток. Четыре из шести больших миниатюр величиной с лист изображают опять евангелистов. Крылатый ангел над евангелистом Матфеем отличается благородством своих форм. Контуры везде очень резки. Из двух последних больших миниатюр одна изображает здание с колоннами, символизирующее собой Церковь, другая - Источник жизни, к которому направляются жаждущие твари.

В библиотеках Вюрцбургского и Эрлангенского университетов хранятся Евангелия, также группы Ады, которые, ввиду характерности их рисунка и сильной экспрессивности, Сварценский причислял к замечательнейшим памятникам каролингской эпохи. Группа Ады вообще имела важное влияние на дальнейшее развитие живописи в Германии.


. Реновационная педагогика Каролингского Возрождения и педагогические идеи Алкуина


Нет благородней труда, чем работать над книгой святою,

И переписчик свою будет награду иметь.

Лучше книги писать, чем растить виноградные лозы:

Трудится ради души первый, для чрева - второй.

Мудрости древней и новой учителем сведущим станет,

Кто сочиненья прочтет достопочтенных отцов.

Алкуин


Педагогической мысли раннего средневековья до сих пор уделяется далеко не достаточное внимание, отношение к ней упрощено до предела: "Педагогическая мысль находилась в тисках нескольких религиозных догм: люди на этом свете только пришельцы и странники; тело человека - сосуд дьявола; все мирские желания и помыслы греховны; главная задача воспитания - умерщвление плоти и смирение духа. Эти воззрения враждебны науке" (Педагогическая энциклопедия). В истории педагогики средневековая школа, однако, просто занимает свое, пусть и своеобразное, место. Достаточно отметить хотя бы то, что ни одна школьная система не сохраняла свои позиции так долго, практически около тысячи лет, что само по себе говорит о ее необходимости и важности для общества. Средневековую культуру в целом и педагогику того времени, в частности, надо попытаться понять "изнутри", в свете ее собственной логики и соответственно ее времени.

Особым этапом развития раннесредневековой Европы несомненно является время существования Каролингского государства (8-9вв.). Сначала новые города в нем, а потом и монастыри становятся центрами новой педагогики, которую можно назвать условно реновационной (от термина "Возрождение"), акцент в которой делается на личности.

Рассмотрим один из ее вариантов на материале Каролингского Возрождения, т. е. "реновационного" процесса, идущего не на "стыке" качественно отличных друг от друга исторических периодов, а внутри одного из них.

Обязательной чертой любой "реновационной" педагогики, в том числе, разумеется, и Каролингской, будет обращение к педагогическим идеям и опыту периода "истоков" цивилизации. Она хорошо прослеживается на примере Алкуина по прозвищу Флакк (в честь Горация около 730-804), сыгравший большую роль в истории этого Возрождения. Мы не знаем точно ни даты, ни места его рождения, но можно утверждать, что место это находилось в Нортумбрии недалеко от Йорка, а год рождения (согласно традиции) относится к году смерти знаменитого Беды Достопочтенного, т.е. в 735 г., хотя год этот нельзя считать точно установленным. Происходил он из знатного англосаксонского рода, и настоящим его именем было Alhivine (Алхивин, Алхвине англ. -сакс.), однако сам он предпочитал употреблять латинизированную форму своего имени - Alcuinus (Алкуин) или Albinus (Альбин). По-видимому, Алкуин с рождения был предназначен родителями для служения церкви. Он попал в число pueri oblati (буквально - "мальчики, предназначенные в жертву"), которых родители с детства отдавали в монастырь, где из них и воспитывали монахов для данного монастыря. Но Алкуин попал в школу при Йоркском кафедральном соборе, где архиепископом был ученик и последователь Беды Достопочтенного Эгберт, который положил начало богатой йоркской библиотеке. Впоследствии Алкуин прославился как один из образованнейших людей своего времени.

По окончании монастырской школы Алкуин остался в Йорке и занялся педагогической деятельностью. К 767 г. он уже руководил городской школой. Преподавание не мешало ему много путешествовать. Во время одного из таких путешествий в 772 г. Алкуин встретился с Карлом Великим, после чего в 780 г. Карл и призвал его к своему двору, где назначил придворным учителем. Алкуин учил королевских детей латыни, стихосложению, астрономии, арифметике и другим наукам. Но этим не исчерпывалась его роль при дворе. Алкуин был с королем и во время войн, и во время ассамблей, где утверждались законы. Карл никогда не пренебрегал его советами. Недаром даже существует утверждение "Без Алкуина Карл Великий не был бы столь велик". Алкуин был не только наставником Карла. Их связывала взаимная привязанность, основанная на взаимном уважении. Под его влиянием Карл Великий задумал широкую программу реформ образования, и Алкуин начал осуществление этого замысла с разработки основ реформы и написания руководств для школы. Реформы охватили все дисциплины.

Большой заслугой Алкуина было то, что он четко сформулировал грамматические правила современного ему латинского языка и упростил орфографию. Это делалось не столько для совершенствования орфографии и грамматики, сколько с целью приведения в порядок литургических книг. Алкуин с большим усердием исправлял ошибки и неточности, которыми, по невниманию писцов, изобиловали христианские манускрипты. Он был прекрасным копиистом и не только сам занимался переписыванием книг, но и создал каллиграфическую школу в монастыре Сан-Марто в Type (Франция), из которой вышли некоторые дошедшие до нас превосходные копии древних манускриптов. Манускрипты того времени писали унциальным шрифтом без каких-либо разделений, что делало чтение очень трудным. Алкуин усовершенствовал каллиграфию, между словами текста появились пробелы. Постепенно это нововведение распространилось по всему миру.

Алкуин был одним из самых влиятельных авторов своего времени. Его литературные произведения были большей частью либо анонимны, либо выходили под псевдонимом Флакк Альбин, который подчеркивал приверженность автора античным традициям. Но имя Алкуин в конце концов стало преобладать. Он оставил после себя прозаические, поэтические, исторические произведения. В литературном творчестве для Алкуина было характерно бережное отношение к литературному наследию античности. Безусловный педагогический талант Алкуина, его обширный преподавательский опыт, приверженность традициям йоркской школы определили его безусловное лидерство в образовательной реформе.

Перу Алкуина принадлежат несколько трактатов - по грамматике, диалектике, астрономии, математике, орфографии. Материал в них подается в виде диалога между автором и его учениками. Алкуин опирался на труды Беды Достопочтенного, Кассиодора. Исидора Севильского, Боэция, Цицерона и других античных и раннесредневековых авторов.

Одной из забот деятелей Каролингского возрождения являлось собирание элементов образцовой культуры, систематизация их и максимально широкое распространение этого "знания" уже в качестве единого педагогически целого.

Именно поэтому в каролингской педагогике активно использовалось прежде всего античное педагогическое наследие. "Постыдная леность учащихся не должна служить оплатой за благодеяния учителя, и если многие весьма сочувственно отнесутся к известным вашим заботам о науке, то во Франции, быть может, явятся новые Афины, гораздо даже превосходнейшие их, поскольку эта наша славная преподаваемая мудрость Христа Господа превосходит всякую мудрость академической науки. Эта последняя образовавшаяся из наук платонических, славилась семью искусствами; наша же сверх того наделена сполна семью дарами Св. Духа, превосходит в своем достоинстве светскую мудрость". Так писал Алкуин к Карлу Великому и этими словами выразил свое отношение к "греческой" науке и её значению для христианского государства. Академия Платона Алкуину представляется верхом совершенства и образцом блестящей организации обучения. Понятно, что эта школа должна быть все же христианской и богословие должно занимать первое место в числе предметов школьного преподавания, ибо "мудрость божественная неизмеримо выше человеческой".

Тем не менее, светская наука занимает видное место в школах времени Карла великого. Светское образование вносится в христианские школы и, что особенно интересно, почти без особых изменений. Греческая школа вычленила дисциплины общеобразовательного курса, особенно четко в александрийский период. Семь свободных наук еще в школе Платона составляли собою круг пропедевтических наук к высшему курсу. Римские школы в этом смысле оставались верными греческим школьным традициям. В христианских школах времени Карла Великого семь свободных искусств также составляют основу светского образования. Воспитанники христианских школ 8-9 веков занимаются ими с целью подготовки к изучению божественной истины. Карл Великий в "Капитулярии о науках" "увещевал" свои "чада" "не только не пренебрегать изучением словесных наук, но со всем смирением к Богу угодным тщанием изучать их, чтобы вы могли легче и лучше проникать в тайны божественного Писания. Так как на страницах его встречаются образные выражения, тропы и тому подобное, - без сомнения, всякий читающий Писание тем легче поймет его смысл, чем лучшую получил он ранее научную подготовку. Избирать же для этого следует таких мужей, которые, с одной стороны, обладают желанием и способностью к учению, а с другой - имеют призвание учить других. Делать это нужно с тем намерением, какое приписывается нашим благочестием.

А желание наше, чтобы вы, как прилично это воинам церкви, были благочестивы и учены, целомудренны по образу жизни и люди образование во речи: чтобы всякий, кто ни пожелал бы вас видеть ради имени Божия и благочестивой вашей беседы, поучался не только видом вашим, но и вашей мудростью, слушал ваше чтение ил пение, и наученный вами вернулся домой, благодаря всемогущего Бога".

Но именно отличие задач и целей образования христиан и язычников обусловило разную внутреннюю организацию курса светских наук. Если в языческих школах, даже в эпоху упадка, светские науки изучаются широко и основательно, в христианских 8-9 веков такое в принципе невозможно. Их сокращают и они фактически существуют лишь потому, что необходимы в качестве основы для изучения и объяснения Священного Писания. Следствием было то, что христианская школа была копией древней школы лишь внешне.

Более того, тяга педагогов 8-9 веков к языческой науке была специфичной и в том смысле, что они обращались не непосредственно к языческому прошлому, а к язычеству в христианской "упаковке" Посредником между древним миром с его наукой и Каролингским Ренессансом были христианские школы первых веков, практически уже решившие вопрос о соотношении древнегреческого образования и христианства, давшие его теоретическое "обоснование" с помощью отцов и учителей церкви того времени.

Средневековому христианину не нужны были поиски истины, ведь она уже "найдена", дана людям и ее надо постигать. Поэтому-то Квинт Септимий Флоренс Тертуллиан и заявил в свое время, что "после Христа не нужна никакая любознательность, после Евангелия не нужно никакого исследования". Тертуллиан был практически первым крупным латинским апологетом, заложившим в своих сочинениях основные элементы западного богословия. Его произведения "отмечены печатью смятенного христианского духа". "Как Оригена у греков, так и его у латинян, конечно, следует считать первым среди наших... Ведь всю философию, все философские школы... все их учения, всё разнообразие взглядов и пристрастий он охватил своим на удивление обширным умом", пишет о нём в V веке монах Викентий Леринский. Неудивительно, что его мнение стало определяющим на многие века.

Если заботой христианского учителя было транслировать готовое "знание", объяснить его и оградить от врагов, то светская (языческая) наука представляла неплохой механизм этой операции. Потому-то и не было никакой необходимости в реформе программы светских школ. Она почти целиком вводилась в христианскую школу, но светским наукам отводилось как бы низшее место. Если в языческих школах философия считалась "госпожой", наукой всех наук и завершала все образование, то в христианской школе она ставится в служебное положение по отношению к философии христианской (богословию). Именно поэтому христианские школы времен Карла Великого так основательно копируют программы христианских школ первых веков.

Из сказанного наглядно видна еще одна особенность "реновационной" педагогики - секуляризация культуры. Разумеется, степень ее развития и "скрытости" будет разной в разные исторические эпохи, но она проявляется неизбежно, ибо время начала любой цивилизации - особое. Именно тогда идут "поиски" идеологические, религиозные, филологические, государственное строительство, оформление системы образования и т. п., а все это совершенно немыслимо без определенного акцента на светских моментах. Излишне говорить, что в условиях оформления гигантских Каролингской и Священной Римской империй, эти проблемы тоже стоят на первом месте.

Античное наследие, даже максимально ассимилированное христианскими теологами, причем на фундаменте, заложенном уже римскими имперскими авторами, все же могло иметь порой непредсказуемые последствия для средневековых авторов. Античное наследие в форме так называемого "римского начала" - это не римские города, гарнизоны или латифундии, а нечто более существенное, хотя и внешне "неуловимое". Это - латинский язык, философская составляющая религии, римское право, идеи частной собственности, равенства всех по праву природы, равенства всех перед законом и т. д. Все это содержится в реальной жизни и проявляется все явственнее и явственнее по мере усиления процесса урбанизации, начало которого как раз и приходится на каролингский период. Можно сказать, что три великих "вызова" спровоцировали образование Каролингской империи и расцвет каролингской культуры - "мусульманский", "варварский" и "городской". Сопротивление "варварской" культуры было почти сломлено, она "ограничилась" деревней, но формирование городской экономики приводило к появлению и усилению будущего "могильщика" феодального общества - городского населения. Психология новых людей опиралась на прагматизм и рационализм. Они "на зуб" начинают пробовать не только монеты, но и религиозные идеи. Если раннесредневековый человек равнодушен к тонкостям религии и просто верит, то именно во времена Каролингов появятся интерес к идеологии и требования ее доказательности. Во многом следствием этого и будет окончательное оформление схоластики, которая должна будет приводить доказательства бытия Божия, мирить религию и философию, создавая и развивая теорию двойственной истины.

Проявится это прежде всего в увеличении количества проявлений свободомыслия. Как отмечал сам Карл Великий в своем знаменитом "Капитулярии о науках" на имя фульдского аббата Баугульфа (787г.): "В последние годы к нам неоднократно доставлялись письма из разных монастырей, и в этих письмах говорилось, что братия, в тех монастырях пребывающая, поминает нас в своих святых и благочестивых молитвах; в большинстве сказанных писем мы нашли смысл верный, но речь неправильную: так как речь их, необработанная вследствие небрежного учения, не в состоянии была выразить безошибочно то, что правильно диктовало ей внутреннее благочестивое чувство. Откуда явилось в нас опасение, что, может быть (для тех, кто обнаруживает так мало навыка в письме) понимание смысла Св. Писания еще менее доступно (чем письмо). А всем нам хорошо известно, что, как бы ни были опасны ошибки словесные, еще опаснее ошибки в понимании смысла слов". Предметом особой заботы Карла Великого и стала грамотность священников. В "Капитулярии о науках" предписывалось при каждой епископской кафедре и при каждом монастыре открывать школы. Наконец следует точно сформулированная программа духовных или богословских наук.

Параллельно с образованием духовенства идет и народное образование. В 794 году Карл вменил в обязанность всем священникам учить народ основным истинам веры в святую Троицу, объяснять молитву и символ веры. Подобное требование повторяется не раз и в капитуляриях последующего времени: "Все миряне, под страхом наказаний, обязываются знать символ веры и молитву Господню. Те, которые не научатся этому, должны подвергаться наказаниям и посту до тех пор пока не усвоят того и другого. Королевские послы (missi) и графы должны были зорко следить за приведением в исполнение этих распоряжений". Для более эффективного действия этих постановлений Карл признал за национальным языком право на употребление его в церкви. Это закрепляется постановлениями Майнцского, Реймского и Турского соборов 813 г.: "Пусть священники постоянно убеждают христианский народ изучать Символ веры и Отче наш. Тех, которые пренебрегают этим, повелевает карать постом или иными наказаниями. Родители так же должны посылать своих детей в школу или монастыри, или вне их к пресвитерам, дабы они надлежащим образом изучали католический символ веры и Отче наш, так чтобы в состоянии были дома учить тому других; кто иначе не может пусть учиться этому на родном языке". Разумеется, нельзя было ожидать широкого применения родного языка в церковной сфере. По мысли участников Турского собора 813 года, он должен использоваться только для разъяснения учения о вере, воскресении и будущем суде и т.п.; но важно было признание самой возможности его применения.

Именно к античной культуре прежде всего и потянулись горожане в поисках полезных знаний или аргументов в пользу своего существования, образцов для решения своих проблем, не только социальных или экономических, но и этических. Свидетельством того являются появляющиеся в это время специализированные школы, программа которых основывалась на античных или мусульманских образцах.

Все школы обширной монархии Карла Великого по своей внутренней организации в определенном смысле действительно были копией Йоркской школы. Англия и в самом деле была в то время, так сказать, страной науки и образования.

Алкуин составил для своих школ ученики по предметам тривиума, которые изучались первыми. Во времена Карла Великого латинский язык был еще практически разговорным языком, по крайней мере для высших классов, языком церкви и школы. Но грамматика того времени знакомила учеников только с этимологией. Дальнейшее знакомство с языком и происходило с помощью риторики и диалектики. За предметами тривиума следовали науки квадривиума, т.е. арифметика, геометрия, музыка и астрономия. Знакомство с элементами греческого языка завершало круг светских наук, за ними шел высший предмет - богословие.

Монастырское образование, которое было характерно и для кафедральных школ, распадалось на три ступени: грамматические занятия, философские науки, которые делились на "мирскую философию" и "небесную философию" т.е. изучение Священного Писания и сочинений отцов церкви. К числу "грамматических наук", кроме грамматики, относятся риторика и диалектика (т.е. тривиум), к "мирской философии" науки квадривума. Однако все эти дисциплины преподавались на латинском языке. Раньше, чем приступить к ним, ученик должен был ознакомиться с латинским языком практически. Предварительное обучение латинскому языку заключалось в заучивании наизусть 150 псалмов Давидовых. Именно так приобретался запас латинских слов, привычка к синтаксическим оборотам и навыки произношения.

Все школы в монархии Карла Великого можно разделить на две группы. К первой группе можно отнести образцовые школы, которые были своеобразными высшими учебными заведениями. Это три школы: дворцовая Ахенская, Турская и Фульдская. Они были для отдельных способных учеников из епископских и монастырских школ завершающим этапом обучения. К другой группе можно отнести епископские и монастырские школы. Они находились под непосредственным контролем епископов или аббатов монастырей. Они назначали школьных преподавателей с магистром во главе. В Фульдском монастыре был совет из двенадцати ученых и опытных монахов, которые назывались старшинами. В числе их обязанностей было так же и преподавание в школах. Старшим среди них был магистр, который заведовал назначением членов совета, распределял между ними предметы преподавания, следил за выполнением предложенных им программ, производил "испытания" учеников и т.п. Самым распространенным названием учителей было - схоластик, а помощники их носили название секундариев. Помощником же был и ректор школы. За ним следовал кантор, заведовавший хозяйством. Для наблюдения за дисциплиной в школах существовали циркаторы и надзиратели. Ученики во времена Карла набирались из всех сословий. С особенной любовью принимались дети, желавшие или посланные родителями получить духовное звание.

Цель воспитания и обучения для каролингских учителей - мудрость (sapientia), необходимая каждому члену христианского общества. Понятие мудрости определяется Алкуином так: "Мудрость, как определяют философы, есть знание божественных и человеческих дел". Достигается эта "мудрость", прежде всего, через постоянное чтение и изучение Писания, высказываний отцов церкви.

В церковно-религиозной сфере отношение Каролингов к императорам в Константинополе становилось все более настороженным и даже подчас открыто враждебным, Так, в трактате "Libri.Carolini" византийские правители прямо были обвинены в "идолопоклонстве" и "гордыне". 15 августа 797 г. император Константин VI был свергнут и на византийском престоле оказалась женщина - императрица Ирина. Это известие вызвало на Западе огромный интерес: "И когда прочтешь это письмецо, тотчас же отошли назад другое, дабы я знал... что ты слышал о властителях Греции...",- просил Алкуин зальцбургского архиепископа Арно. Новая ситуация нашла отражение в письме Алкуина Карлу Великому в июне 799 г. Он рассуждает о трех высших "достоинствах" (dignitates) в христианском мире - папском, императорском и королевском и подчеркивает, что и первое и второе "достоинства" были унижены и запятнаны насилиями над папой Львом III и над Константином VI. Здесь налицо "многозначительная констатация того парадоксального факта, что носитель третьего по рангу "достоинства" оказался теперь реально могущественнее (potentia excellentiorem) и папы, и императора".

Официальная позиция по отношению событий 25 декабря 800 г. изложена в Лоршских анналах. Главный аргумент для обоснования коронации 800 г.- прекращение в Константинополе мужской линии носителей императорского титула и установление там "женского правления" (femineum imperium). В сложившейся ситуации, по решению папы, заботу о благополучии христианской Римской империи и соответствующий титул должен был принять на себя наиболее достойный - тот, кто уже фактически владел Римом.

Социальные и политические взгляды Алкуина, их обязательную связь с педагогикой, обоснование с помощью ссылок на языческую и христианскую античность неплохо можно проследить на основе его трактата "Риторика" ("Disputatio de Rhetorica et de virtutibus"). В нем Алкуин на первый взгляд парадоксально объединил два разнородных предмета: науку о красноречии и науку о добродетелях. Трактат Алкуина озаглавлен "О риторике и добродетелях" и это значит, что раздел о добродетелях не является простым дополнением к основной части текста. Скорее, наоборот, 42 главы основного текста являются своего рода прологом к заключительной части о добродетелях. Сам Алкуин объясняет это просто. В обязанности Карла Великого как помазанника Бога входило Истины в школах, церквях и аббатствах государства. Даже война должна служить миру, а побежденные народы должны склонить голову и повиноваться земному государю, который открыл им пути христианской жизни. Параллельно с задачами просвещения вырабатывались и образцы социального поведения в соответствии с новыми задачами культуры. Неслучайно поэтому главной формой Алкуиновских сочинений становится послание.

Дата написания этого трактата неизвестна. Скорее всего, "Риторика" была написана между 801 и 804 годами. Прямыми источниками Алкуину послужили Цицероновский трактат "О нахождении" и "Риторика" Юлия Виктора. "Диалог о риторике и добродетелях" состоит из 47 глав, из которых первые 42 посвящены искусству риторики. Алкуин сократил текст Цицерона до 18 страниц, в соответствии со средневековой традицией с текстом Цицерона он обращается корректно, заимствуя целые отрывки почти дословно и сохраняя цицероновскую фразеологию. Так же он поступает и с сочинением ритора IV века н. э. Юлия Виктора "Ars Rhetorica" ("Искусство риторики"). Обращаясь к этим произведениям языческих авторов, Алкуин использовал их как источник знания по предмету, необходимому не только королю Карлу, но и целой армии учеников, которым предстояло заниматься государственной службой. В главе 30 своего сочинения Алкуин, рассказывая Карлу о споре одного древнего философа с неким Ксенофонтом и его женой, заметил, что этот философ не был христианином. Карл на это спросил: "Почему же мы доверяем ему?" - и получил ответ своего учителя: "Он был последователен в своем искусстве".

Алкуин, изложив правила риторики, напоминает, что эта наука не самостоятельная отрасль знания, а прикладная, покоящаяся на началах науки о добродетелях, ведущая к познанию истин священного писания. Само по себе это сочинение Алкуина - своего рода увещевательное послание в форме риторики, трактат, написанный в соответствии с библейской идеей Via Regia (путь правителя).

Идеал королевской власти и моральной ответственности государя по отношению к своим подданным Алкуин связывал с политической концепцией несокрушимости имперского государства и с религиозной идеей непоколебимой твердости и вера. Каждый должен быть верен десяти заповедям и своей клятве верности императору, вести себя соответственно требованиям законов. Закон - писаное право всего народа, которое должно "охранять и соблюдать".

Все эти моральные качества Алкуин приписывает прежде всего Карлу как императору христианской Римской империи.

Для каролингского Ренессанса, как и для "классического" Возрождения характерна открытость - общехристианская и европейская. Академия в Ахене столице государства стала центром образованности, куда для просветительских целей Карл привлек образованнейших людей тогдашней Европы, которые принесли с собой остатки знаний разметанных по окраинам: из Италии, Испании, Ирландии, Англии. Италия была первой страной завоеванной Карлом и поразившей его своей непривычной культурой. Там в монастырях находились книги, которые были столь необходимы для культурного дела Карла великого. Так же Карл нашел первых ученых для своей будущей "Академии". Это были Петр Пизанский, Павел Диакон и Павлин патриарх аквилейский. Результаты их деятельности, по мнению М.Л. Гаспарова были крайне важными: "Именно они заложили основу всего последующего культурного возрождения и 780-е годы по праву считаются "итальянским" периодом в истории придворной академии". Из знатного лангобардского рода происходил и Павел Варнефрид Диакон (ок. 725 - ок. 799). Прозвище "Диакон" получил, вероятно, из-за своего духовного сана. Был близок к королевскому двору и, находясь при дворе короля Ратхиса в Павии, получил классическое образование. Затем был придворным писателем короля Дезидерия и учителем его дочери, по просьбе которой написал "Римскую историю" (774г.). После подавления восстания лангобардом в 776г. удалился в монастырь Монте-Кассино. В 782г., во время пребывания в Италии Карла, обратился к нему с просьбой в форме элегии об освобождении брата, взятого в качестве заложника после подавления лангобардского восстания.

За "итальянским периодом" последовал "англосаксонский" -790-е годы, когда главой придворной школы и академии стал англосакс Алкуин. Он стал проводником культурной и церковной политики проводимой Карлом в своей империи. Ему принадлежит, как уже указывалось, создание системы образования, основанной на позднеантичной светской традиции образования, но подчиненной духу данного времени. Семь свободных искусств изучавшиеся по античной традиции в двух комплексах - тривиум (грамматика, риторика и диалектика) и квадривиум (арифметика, геометрия, астрономия и музыка) - составили основу программ образования в каролингских школах. Содержание этих программ Алкуин наполнил новым смыслом, более подходящим для того, чтобы удовлетворить потребности своей эпохи.

Ирландия, третий культурный центр предшествующей эпохи тоже внесла свой вклад в труды Каролингского возрождения. "Ирландские эмигранты дали Каролингскому возрождению знакомство с элементами греческого языка вкус к изысканно-темному стилю и расширение познания по географии и астрономии". Виднейшими ирландскими учеными прибывшими ко двору Карла Великого были три человека: Дунгал, дававший Карлу консультации по научным вопросам и в богословских спорах; Клемент, сменивший Алкуина во главе придворной школы и написавший грамматику вытеснившую грамматику Петра Пизанского; Дикуил автор географических трактатов.

И готская Испания дала Каролингскому возрождению нескольких видных его представителей, но все они были не столько учеными, сколько практиками - администраторами, дипломатами, полемистами. Это - лионский архиепископ Агобард, один из просвещеннейших людей своего времени и Клавдий, епископ Туринский, мечтавший возродить чистоту раннего христианства. Самым крупным и талантливым деятелем в этой плеяде был орлеанский епископ Теодульф, администратор, дипломат, моралист и покровитель искусств.

Плод деятельности этих разноплеменных культурных сил, собранных к ахенскому двору, явились скоро. Уже к 800 году на сцену выступают германские ученики этих иноземных учителей. "Это - те новые люди, на которых хотел опереться Карл в своей государственной политике" (Гаспаров М. Л.).

В заключение, даже на основании не очень обширной информации, можно сделать вывод о том, что важнейшим итогом развития каролингской педагогики является складывание первой в истории Европы модели универсальной педагогической системы, для которой характерен целый ряд особенностей:

акцент на человеке - осмысление его роли и места,

определенный акцент на индивидуализме, естественно, настолько, насколько он возможен в то время,

рационализм, как минимум, в структуре и программе образования,

появление и первоначальное развитие идеи всеобщего образования, в рамках христианской традиции, по крайней мере,

ориентация учеников на общественно-полезный труд,

сочетание студийного и классного образования,

интерес к окружающему миру и обучение с помощью "мирских" примеров,

акцент на языке: филология - служанка богословия, но уже намечается и путь к философии.

Значение каролингской педагогики достаточно велико. Это не просто страница истории педагогической мысли:

наносится первый ощутимый удар по педагогике традиционного общества,

намечается переход к универсальной педагогике,

положено начало складыванию национальных педагогических систем,

закладываются основы секулярной педагогики,

положено начало демократизации системы образования.



Список литературы


1.Аверинцев С.С. Судьбы европейской культурной традиции в эпоху перехода от античности к средневековью.// Из истории культуры средних веков и Возрождения. М.,1976.

2.Алкуин. Риторика. Диалог мудрейшего короля Карла и Альбина, учителя, о риторике и добродетелях.// Проблемы литературной теории в Византии и латинском средневековье. М.,1986.

.Антология педагогической мысли христианского Средневековья. Т.1.,М., 1991.

.Антонова Е.Б. Проблемы свободы в философских дискуссиях Каролингского возрождения. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. М.,1985.

.Гаспаров М.Л. Каролингское возрождение (VIII-IX вв.) // Памятники средневековой латинской литературы IV-IX вв. М., 1970.

.Добиаш-Рождественская О.А. Культура западноевропейского средневековья. М.: Наука, 1987.

.История Европы. Т.2. М.,1992.

.Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М.,1992.

.Лебек С. Происхождение франков V-IХ вв. Новая история средневековой Франции. М., 1993, Т.1.

.Лебек С. Происхождение франков V-IX века. М., 1993.

.Монро П. История педагогики. Ч. 1,2. М., 1911.

.Памятники средневековой латинской литературы IV-IX вв. М., 1970.

.Преображенский В. Восточные и западные школы во времена Карла Великого. СПб., 1881.

.Рабинович В.Л. Исповедь книгочея, который учил букве, а укреплял дух. М., 1991.

.Рамм Б.Я. Каролингское возрождение. // Советская историческая энциклопедия. Т.7. М., 1965.

.Ронин В. К. Византия в системе внешнеполитических представлений раннекаролингских писателей //Византийский временник. Т. 47. М., 1986.

.Трахтенберг О.В. Очерки по истории западноевропейской средневековой философии. М.,1957.

.Фортунатов А.А. Алкуин и его ученики. // Ученые записки Московского городского педагогического института. Т.8.вып.1. М.,1948.

.Фортунатов А.А. Алкуин и его ученики.//Ученые записки Московского гор.Пед.Института. Т.8.Вып.1.1948.

.Фортунатов А.А. Алкуин как деятель Каролингского возрождения.// Ученые записки Московского гор.Пед.Института.т.3. Вып.1.1941.