Студ

Library

Понятие прав и свобод человека и гражданина

Реферат На Тему Человек Человек , Проверка Подлинности Диплома , Административное Правонарушение Реферат , Пособие По Безработице Дипломная Работа , Курсовая Работа По Гражданскому Праву , Сахарный Диабет Диссертация , Курсовая По Уголовному Праву , Пенсионное Обеспечение Инвалидов Дипломная Работа , Контрольная По Трудовому Праву

Оглавление


Введение

1. Права и свободы человека и гражданина как категория - эволюция, понятие

1.1 Эволюция прав и свобод человека и гражданина

1.2 Понятие прав и свобод человека и гражданина

2. Классификация прав и свобод человека и гражданина

2.1 Поколение прав и свобод человека и гражданина

2.2 Конституционное закрепление прав и свобод человека и гражданина

3. Актуальные проблемы реализации прав и свобод человека и гражданина в России

3.1 Характеристика нарушений в области прав и свобод человека и гражданина в России

3.2 Проблемные вопросы в России права на судебную защиту

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение


Права человека и свободы человека и гражданина являются ключевой категорией современного права и социального статуса личности. Развитие общества, его историческая трансформация от первобытного до государственного строя изменила многое в сфере прав и свобод человека и гражданина. Можно говорить об огромном развитии института прав и свобод человека и гражданина в настоящее время. Каждый тип государства - рабовладельческий, феодальный, буржуазный давал определенное развитие институту прав и свобод человека и гражданина. Развитие прав и свобод человека и гражданина не завершено, многие отношения еще не нашли своего закрепления в национальных и международных нормативных актах. Вместе с тем в целях определение дальнейшего вектора развития института прав и свобод человека и гражданина следует провести их разграничение, классификацию. Актуальность выбранной темы выпускной квалификационной работы и определена тем обстоятельством, что тема позволяет раскрыть развитие института прав человека, появление категории прав, современное состояние прав и свобод человека и гражданина и определить основания для разграничения их.

Объектом рассмотрения в работе является совокупность общественных отношений возникающих при становлении, формировании и реализации прав и свобод человека и гражданина.

Предмет рассмотрения работы - нормативные правовые акты устанавливающие стандарты в области прав и свобод человека и гражданина, учебная и специальная литература рассматривающая вопросы становления прав и свобод человека и гражданина, основания для их разграничения.

При написании дипломного проекта ставятся следующие цели и задачи.

Целью работы является определение основных критериев разграничения прав и свобод человека и гражданина, выявление факторов, которые позволяют формировать категории прав и свобод человека и гражданина и на основании них определить вопросы дальнейшего развития и становления института прав и свобод человека и гражданина.

Цель работы ставит перед нами следующие задачи:

раскрыть эволюцию прав и свобод человека и гражданина;

определить понятие прав и свобод человека и гражданина;

исследовать основания для классификации прав и свобод человека и гражданина;

дать характеристику прав и свобод человека и гражданина по сфере их реализации;

выявить основные проблемы соблюдения и реализации прав и свобод человека и гражданина в России.

Для выполнения поставленных целей и задач в работе используются следующие источники:

нормативно-правовую основу работы составляет Устав ООН, Всеобщая декларация прав и свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пак о социальных и экономических права, Европейская конвенция по правам человека, Конституция Российской Федерации и ряд других международных и отечественных нормативных правовых актов в области прав и свобод человека и гражданина;

практическую основу работы составляют решения Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда Российской Федерации;

теоретическую основу работы составляют учебники по конституционному праву, теории государства и права, монографии, статьи в периодических изданиях предметом рассмотрения которых являются вопросы развития института прав и свобод человека и гражданина следующих авторов: Авакьяна С.А., Бахина С.В., Бахраха Д.Н., Витрука Н.В., Венгерова А.Б., Дмитриева В.С., Журавлева А.Б., Зорина В.Н., Зорькина В.Д., Кикотя В.А., Лукашевой Е.А., Матузова Н.И., Мишина А.А., Снежко О.А., Эбзеева Б.С. и других.

Работа имеет следующее структурное изложение: введение; основная часть, заключение и список использованных источников и литературы.

Во введении определяется актуальность темы исследования, объект и предмет рассмотрения, ставятся цели и задачи.

Основная часть работы состоит их трёх глав, в которых рассмотрены следующие вопросы. В первой главе исследуется развитие прав и свобод человека и гражданина, их понятие. Основания для классификации прав и свобод человека и гражданина, их разграничения изучены во второй главе работы. Актуальные проблемы реализации прав и свобод человека и гражданина в России рассматриваются в третьей главе работы.

В заключении сформированы общие выводы по теме работы.

Работа имеет следующее практическое и теоретическое значение.

Теоретическое значение работы обусловлено тем обстоятельством, что работа позволяет определить критерии разграничения прав и свобод человека и гражданина.

Практическое значение работы обусловлено тем обстоятельством, что работа позволяет определить дальнейших вектор развития прав и свобод человека и гражданина.

Дипломный проект основан на совокупности методов научного познания: формально-логическом, комплексном, историческом, сравнительно-правовом, диалектическом, системного анализа, и др. Комплексный подход, например, позволил проанализировать исследуемые вопросы во всем многообразии их связей и отношений. Применение исторического метода дало возможность проследить генезис развития прав и свобод человека и гражданина. Применение метода системного анализа способствовало более четкому определению критерием по которым права и свободы человека и гражданина разграничиваются.

право свобода человек гражданин

1. Права и свободы человека и гражданина как категория - эволюция, понятие


1.1 Эволюция прав и свобод человека и гражданина


Права человека, как отмечает В.В. Кокотов, возникли не только благодаря имеющейся потребности человека в реализации себя в государстве (например, возможности выбрать род своих занятий), но и как некий противовес созданного еще в IV - III тыс. до н.э. прототипа государственной машины.

Известно, что первые раннеклассовые города-государства базировались на подчинении многих немногим, на подчинении слабых сильным.

Почему же права человека как самостоятельная отрасль зародились намного позже права вообще? К содержанию прав человека и их распределению в обществе необходимо подходить конкретно-исторически. Современный "каталог" прав человека, зафиксированный в международно-правовых документах и конституциях правовых государств, - результат длительного исторического становления эталонов и стандартов, ставших впоследствии нормой современного мирового сообщества. Решающим этапом в развитии прав человека стали буржуазно-демократические революции XVII - XVIII вв., которые сформулировали не только широкий набор прав человека, но и принципы свободы и формального равенства. Именно с этого исторического витка, как отмечает А.К. Борисов, права человека начали оформляться в самостоятельную отрасль права и стали оказывать огромное влияние на характер государства, поскольку явились давно назревшими ограничителями его всевластия, способствовали установлению демократического взаимодействия между государственной властью и индивидом, который раньше не смел и тягаться с огромной государственной машиной и бюрократическим аппаратом, обслуживающим ее. Более того, формирование правового государства было бы невозможным без утверждения в общественном сознании и практике прав и свобод человека. Этому предшествовал многовековой процесс поиска оптимальных форм взаимодействия как отдельного индивида с государственной властью, так и индивидов между собой.

Само зарождение идеи прав человека в V-VI вв. до н.э. в древних полисах (Афинах, Риме), появление принципа гражданства были крупным шагом на пути движения к свободе и прогрессу.

Первооткрывателем в области прав человека в их современном звучании стала Англия. В феодальный период в Англии отмечены попытки ограничить права монархии, соединить ее с сословным представительством, постепенно набирающим вес в обществе, определить для монарха правила, которым он должен следовать. Противостояние монарха, баронов и рыцарей завершилось принятием в 1215 г. Великой хартии вольностей. В ней содержатся статьи, направленные на обуздание произвола королевских чиновников, например в виде требования не назначать на должности судей, шерифов и констеблей лиц, не знающих законов либо не желающих их выполнять. Особое место занимает ст. 39 Великой хартии, предусматривающая возможность применения наказания к свободным не иначе как по законному приговору и по закону страны. Следующим шагом по законодательному признанию прав человека стал акт Хабеас корпус 1678 г., который ввел понятие "надлежащая процедура", установил гарантии неприкосновенности личности, принцип презумпции невиновности и другие важнейшие для защиты прав личности положения. Актом, закрепившим компромисс между буржуазией и правящей верхушкой землевладельцев и утвердившим конституционную монархию в Англии, стал Билль о правах 1689 г. Он отвел значительную роль парламенту, запретил монарху приостанавливать действия законов, взыскивать налоги и сборы в пользу короны без согласия на то членов парламента.

Дальнейшее развитие идеалов свободы и прав человека произошло в США. Трудно переоценить гуманистические идеи Декларации прав Вирджинии 1776 г., провозгласившей, что все люди по природе являются в равной степени свободными и независимыми и обладают определенными прирожденными правами, которых они не могут лишиться и лишить своих потомков.

Идеи Декларации прав Вирджинии были развиты в Декларации независимости 1776 г., провозгласившей: "Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода, стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются государства, черпающие свои законные полномочия в согласии управляемых". Впоследствии, в 1789 г., были сделаны 10 первых поправок к Конституции, составившие Билль о правах, ратифицированный в 1791 г.

Идеи естественных неотчуждаемых прав человека, сформулированные в доктринах Жан-Жака Руссо, Гуго Гроция, Джона Локка, Шарля Монтескье, стали мощным фактором Великой французской революции, создавшей неоценимый по своей значимости акт - Декларацию прав человека и гражданина 1789 г.

Рассмотренный выше период характеризуется формирование первого поколения прав, естественных прав - права на жизнь, на свободу, право на справедливое судебное разбирательство.

Говоря о формировании прав человека второго поколения, т.е. социально-экономических и культурных прав, нужно отметить, что XIX в. стал только мощным толчком в этом процессе, который идет и по сей день. Нормативное выражение права на труд, свободный выбор работы, права на социальное обеспечение, на отдых и досуг, прав на защиту материнства и детства, на образование, на участие в культурной жизни общества и других во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и особенно в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) явилось огромным шагом вперед в развитии прав человека.

В современном мире действуют международно-правовые документы, устанавливающие общепризнанные стандарты прав и свобод личности, определяющие ту планку, ниже которой государства не могут опускаться. Права и свободы человека перестали быть только внутренним делом государства, теперь это объект внимания всего международного сообщества.

Ключевым моментов в становлении прав человека и гражданина стал послевоенный период. Именно после Второй мировой войны приняты фундаментальные нормативные правовые акты в области прав человека.

Принятие таких международно-правовых актов, как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) , Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.), внесло коренные изменения правового положения личности. Человек стал субъектом международного права. Все государства, присоединившиеся к пактам, обязаны привести свое национальное законодательство в соответствие с требованиями пактов, которые имеют приоритет над внутренним законодательством стран-участниц.

Все международно-правовые акты определили универсальный набор прав и свобод, который способен обеспечить нормальную жизнедеятельность индивида. Этот каталог формировался в ходе тысячелетней борьбы за свободу и социальный прогресс, и в нем закреплены права человека первого и второго поколений.

После Второй мировой войны стало формироваться третье поколение прав человека. Их можно характеризовать как права человека и права народов. Особенность этих прав состоит в том, что они являются коллективными и могут осуществляться не отдельным человеком, а какой-то общностью. Например, право на здоровую окружающую среду принадлежит индивиду, а право народов на развитие или самоопределение является коллективным, человек принимает участие в реализации таких прав, но это связано не с его личным статусом, а с принадлежностью к какой-либо общности.

Таков был процесс зарождения прав человека. Когда же в России вслух заговорили о правах и свободах человека? Была ли это назревшая веками потребность в свободе или привнесенные в русскую жизнь веяния из-за границы?

Основные вехи, когда имелась реальная возможность изменения ситуации с правами человека в России, сводятся к следующим: неудавшиеся реформы начала царствования Александра I; преобразования Александра II, когда страна была близка к осуществлению конституционных преобразований, и их трагический финал - убийство императора; наконец, начало XX в., когда осуществление этих целей было как никогда реальным, если бы не революция 1917 г.

В советский период целые классы и слои общества были лишены не только политических, но и неотъемлемых гражданских прав - права на жизнь, личную неприкосновенность, собственность. Были отброшены гарантии неприкосновенности личности, принцип презумпции невиновности и многие другие. Следствием этого стало попрание в России общечеловеческих ценностей: принципа универсальности прав человека, всеобщего равенства, достоинства личности, справедливости, права на свободу, личный выбор и самоопределение, защиту от произвола властей. Положение с правами человека в России можно проследить по советским конституциям.

. Конституция РСФСР 1918 г. Ее основу составила Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа от 13 января 1918 г., принятая III Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов. В Декларации законодательно подтверждались завоевания трудящихся в первый период существования Советской власти и провозглашались основные принципы и задачи Советского государства. Были сформулированы основы национальной политики Советской власти и впервые законодательно закреплена одна из форм национально-государственного устройства - социалистическая федерация.

. Конституция СССР 1924 г. С образованием в декабре 1922 г. Союза ССР возникла необходимость в принятии общесоюзной Конституции, которая послужила бы законодательной основой для развития и укрепления единого союзного государства. Конституция СССР 1924 г. оформила добровольное объединение республик в единое государство. Основу ее составили Декларация об образовании Союза ССР и Договор об образовании Союза ССР. Декларация провозглашала принципы добровольности объединения, равноправия республик и их право свободного выхода из союза. Договор определял систему союзных органов власти, их компетенцию и взаимоотношения с республиканскими управленческими структурами.

. Конституция РСФСР 1925 г. была принята 11 мая 1925 г. XII Всероссийским съездом Советов. В значительной мере новая Конституция продублировала первую республиканскую Конституцию 1918 г., хотя имела определенные новшества в структуре и содержании. В ст.1 Конституции РСФСР 1925 г. говорилось, что она исходит из названной Декларации трудящегося и эксплуатируемого народа от 13 января 1918 г. и из основных начал Конституции 1918 г. и имеет своей задачей гарантировать диктатуру пролетариата в целях подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и осуществления коммунизма.

. Конституция СССР 1936 г. была утверждена VIII Чрезвычайным съездом Советов 5 декабря 1936 г. Социальная основа государства декларировалась как союз рабочих и крестьян при сохранении диктатуры пролетариата.

Гражданам СССР гарантировались права на труд, отдых, образование, материальное обеспечение в старости. Труд объявлялся обязанностью каждого способного к нему гражданина по принципу: "Кто не работает, тот не ест". Провозглашалась свобода отправления религиозных культов и одновременно - свобода антирелигиозной пропаганды.

. Конституция РСФСР 1937 г. была утверждена 21 января 1937 г. Чрезвычайным XVII Всероссийским съездом Советов и имела ряд особенностей по сравнению с Конституцией СССР 1936 г. Конституционная система СССР и РСФСР, установленная в 1936 - 1937 гг., просуществовала почти 40 лет.

. Конституция СССР 1977 г. была принята в октябре 1977 г. на внеочередной сессии Верховного Совета СССР. Ее основой стала концепция "развитого социализма", характеристика которого содержалась в Преамбуле документа.

. Конституция РСФСР 1978 г. по своей структуре и содержанию соответствовала Конституции СССР 1977 г. Имело место принципиальное единство в закреплении основ общественного строя и политики, статуса личности, национально-государственного устройства, системы, принципов организации и деятельности государственных органов, символов республик.

Глубокие перемены общественного строя после 1985 г. в СССР и РСФСР, в особенности после провала августовского путча 1991 г., не могли не отразиться на содержании Конституции 1978 г. Она неоднократно и существенно менялась.

Конституционные поправки 1989 - 1992 гг. имели важнейшее значение для дальнейшего развития страны: были провозглашены отказ от социалистической модели общественного развития, монопольного положения КПСС в политической системе, признание идеологии плюрализма, концепции разделения властей.

Впервые Россия провозгласила права и свободы человека в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. В 1993 г. эти права получили более глубокое развитие в Конституции Российской Федерации, которая весьма органично вписала в российскую правовую систему международно-правовые стандарты.

Однако главное условие действенности Конституции - соответствие ее норм объективным законам развития регулируемых отношений. Конституция есть закон, "который принимает народ, для того чтобы определить условия передачи и осуществления власти и отношения между управляющими и управляемыми". Вместе с тем, по мнению судьи Конституционного Суда РФ В.О. Лучина, Конституция России, закрепившая волю ее создателей, а не большинства народа, несет в себе внутренние противоречия. "Она не обеспечивает единства интересов и целей основных участников конституционного процесса, а многие конституционные ценности остаются недоступными для значительной части граждан России". С мнением авторитетного профессионала трудно не согласиться. Реальность предполагает соответствие юридической конституции фактической, т.е. тем общественным отношениям, которые в действительности сложились между классами, нациями, народом и государством по поводу власти, суверенитета и свободы личности. С распадом Союза ССР Россия вступила в новую фазу своего исторического развития, а переживаемый страной общий глубокий кризис породил массу до сих пор не разрешенных проблем, связанных с реальным осуществлением прав и свобод, о чем свидетельствует колоссальный рост преступности, прогрессирующие нарушения норм административного, земельного, гражданского, трудового, экологического и других отраслей российского законодательства.

В соответствии со ст.2 Конституции РФ 1993 г. человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Исходя из изложенного, сделаем следующие выводы. Как теоретически, так и нормативно права человека имеют давнюю история. Однако их реализации проходила долго, а самое главное соблюдение прав человек до сих пор отсутствует.

Принято множество документов в области прав человека, но нет гарантий их соблюдения. Несмотря на такие как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических права, Международный пакт о социальных и экономических правах, права человека не соблюдаются. Нет гарантии даже праву на жизнь.

Поэтому на современном этапе следует ставить вопрос не о развитии и закреплении прав, а об их гарантиях.


1.2 Понятие прав и свобод человека и гражданина


Права человека - это сложный общественный феномен, неоднозначно толковавшийся и определявшийся на протяжении всего периода своего существования. Это отражается в многообразии подходов к определению того, что же представляют собой права человека.

Концепция прав человека исходит их того, что, с одной стороны, права человека представляют собой объективные принципы, на которых базируется правовая система и государственное устройство в целом. Они определяют в позитивном смысле главные направления деятельности государства и его органов и ограничивают влияние государства на социальные процессы. С другой стороны, это субъективные права личности. Это означает, что каждая личность - субъект комплекса принадлежащих ей прав и сама решает, как ими пользоваться. При этом каждый вправе требовать от государства защиты своих прав.

В доктрине конституционного права и решениях конституционных судов ряда стран права и свободы человека рассматриваются прежде всего как служащие защите человека от государственной власти. Их основное свойство заключается в том, что они обеспечивают каждому возможность действовать в определенных пределах и пользоваться сферой частной жизни, в которую не может вмешиваться государство. Отсюда свободы человека не устанавливаются государством, а являются по отношению к нему первичными.

Конституционное регулирование прав человека, как отмечается в литературе, формируется в каждой стране под влиянием таких факторов, как исторические и государственные традиции, уровень экономического развития, принятая и приемлемая для общества концепция прав личности, уровень общественного сознания в политической и правовой областях. Все это приводит к различиям между отдельными странами как в содержании перечня прав личности, так и в методах их регулирования и подборе механизмов их защиты.

Всегда ли права человека - лишь те права, которые закреплены в Конституции?

В Швейцарии полвека назад возникла проблема так называемых неписаных конституционных прав человека. З. Джакометти, швейцарский юрист, сформулировал тезис, согласно которому перечисление в конституции основных прав личности может иметь лишь примерный характер, ибо законодатель не в состоянии предвидеть всех способов вмешательства государства в различные сферы жизни человека. Поэтому, кроме прав, записанных в конституции, могут, по его мнению, существовать равные им по рангу "неписаные" права, осуществление которых должно быть гарантировано в момент реализации. Швейцарский Федеральный суд частично принял эту концепцию и допустил существование "неписаных" конституционных прав личности, мотивируя свое решение целым рядом аргументов.

Этот подход не был принят в других странах. Однако можно обнаружить подобную позицию в практике французского Конституционного Совета. Принимая за основу действующие до сих пор положения, изложенные в преамбуле Конституции 1946 г., Совет формулирует новые права и свободы, не фигурирующие в нормах конституции. Таким образом, во Франции, как и в Швейцарии, происходит расширение перечня конституционных прав личности.

Представления о правах человека (как обыденные, так и теоретические научные) формировались и развивались постепенно в ходе исторического развития человеческого общества, его экономической, политической и правовой систем, а также представлений о праве и правах, которые прошли путь "от примитивных, ограниченных и неразвитых до современных", при этом на каждой ступени в историческом развитии вырабатывалась своя концепция.

Сложность понятия прав человека объясняется тем, как считают некоторые авторы, что они стоят на пересечении притязаний отдельного человека к государству, с которым данный человек находится во властеотношениях.

Вопрос о субъекте прав человека неоднозначен. Как считает В.С. Нерсесянц, развитие признания субъектом прав человека шло по пути от "привилегированного" к "непривилегированному" субъекту. В античности таким "привилегированным" субъектом был свободный человек в отличие от рабов и отпущенных на волю; в средние века круг привилегированных субъектов расширился, но был замкнут на сословных ограничениях; в Новое время таким привилегированным субъектом, и последним типом привилегированного человека, стал гражданин (по французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года, понятие "гражданин" относилось, например, только к лицам мужского пола).

В настоящее время в литературе существует мнение, что субъектом прав человека стало также международное сообщество, которому принадлежат права на космическое пространство, на научно-техническую информацию и прогресс, на здоровую и сбалансированную окружающую среду. Высказываются мысли и о становлении такого субъекта прав человека, как человечество в целом.

Мы разделяем данную точку зрения, поскольку целью создания концепции прав человека является защита индивидов от произвола государственной власти. Следовательно, человечество в целом не может быть противопоставлено государственной власти, значит, и не является субъектом прав человека.

Деление на права и свободы человека и гражданина, закрепленное в Конституции РФ, которая воспроизводит практически все нормы о правах человека Международного билля, объясняется специалистами необходимостью отойти от традиционного для социалистического конституционного законодательства понятия "гражданин" (в отдельных случаях понятия "трудящийся"), который получал свои права в "дар" от государственной власти. Конституция РФ 1993 г. вводит понятие прав человека, реализуемых человеком как членом гражданского общества. Таким правам, по мнению Е.А. Лукашевой, соответствуют формулировки: "каждый имеет право", "каждый может". Права же гражданина охватывают сферу отношений индивида с государством и вытекают из института гражданства (ст.6 Конституции РФ). Это преимущественно политические права (ст. ст.31 - 33 Конституции РФ), кроме права частной собственности на землю (ст.36 Конституции РФ), которое считается автором одновременно как личным, так и социальным правом. В статьях, в которых провозглашаются права гражданина, по мнению Е.А. Лукашевой, используются формулировки типа "граждане Российской Федерации имеют право. ".

Права человека, закрепленные в Конституции РФ формулировками типа "каждый имеет право", "каждому гарантируется" и т.д., - это права, которые признаются за любым человеком, находящимся на территории РФ: гражданином РФ, иностранцем и лицом без гражданства. Представляется спорным, однако, что на неграждан автоматически, несмотря на положение ст.62 Конституции РФ, распространяются положения таких статей Конституции РФ, как ст.39 ("каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту. "), ст.41 ("каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. в государственных и муниципальных учреждениях бесплатно"), ст.43 ("Каждый имеет право на образование. Гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования"). Научно-практический комментарий к этим статьям оперирует только понятием "граждане". Следовательно, представляется, что "права граждан" по Конституции РФ не могут быть сведены только к правам, закрепление которых происходит с помощью термина "граждане".

К носителям прав человека относятся также лица, имеющие специальную правосубъектность. К таким субъектам можно отнести детей (ст.10.3 и ст.25.2 Всеобщей декларации, Конвенция о правах ребенка).

Права и свободы человека и гражданина составляют центральный институт конституционного права, который содержит нормы, определяющие взаимоотношения государства и личности, ее правовой статус.

Свобода - это необходимое условие обеспечения социальных прав человека. Наиболее важной является трактовка свободы как категории права, его важнейшего принципа.

Право есть форма общественных отношений независимых субъектов в рамках общей нормы. Независимость этих субъектов друг от друга в рамках правовой нормы и есть правовое выражение свободы. Правовая форма свободы обеспечивает формальное равенство и формальную свободу. Норма выступает масштабом, мерой свободы. Она отрицает, противостоит произволу и привилегиям в рамках этого правового поля.

Объединяя изложенные в предыдущих параграфах сделаем следующий вывод.

Права и свободы человека и гражданина в современном мире - это мощный пласт общечеловеческой культуры, без освоения которого невозможно оценивать всю систему сложных политических, социальных, экономических, культурных отношений как на национальном, так и на международном уровне.

Таким образом, права и свободы человека и гражданина - это высшая ценность, которая является критерием "человеческого измерения" противоречивых процессов, происходящих как в России, так и во всем мире. Знания о них ставят целью не только воспитывать людей, формировать правильные представления о правах и свободах как необходимых условиях свободы и равенства, но и создавать правовое общество, в котором права и свободы человека и гражданина являются священными и неотъемлемыми, а их уважение и защита - важнейшим свойством всего уклада государственной и общественной жизни. В настоящее время в Российской Федерации продолжает формироваться подлинное уважение к человеку и гражданину и к его правам и свободам. Преодоление правового нигилизма и овладение культурой прав и свобод человека и гражданина позволяет личности уверенно ориентироваться в оценке гуманитарной и социальной деятельности государства, правовой и нравственной культуры. Поэтому одной из важнейших задач, стоящих перед обществом и государством, является задача обучения культуре прав и свобод индивида. Ушедший в историю XX в. Явился определяющим этапом в закреплении прав и свобод человека и гражданина на национальном и международном уровне. Произошедшие в России политические и экономические преобразования обусловили переоценку прежних социальных идей и установок. Но такая важная задача, как приведение российского законодательства в соответствие с нормами и принципами международного права в области прав и свобод человека, сохраняет и по сей день свою актуальность.

2. Классификация прав и свобод человека и гражданина


2.1 Поколение прав и свобод человека и гражданина


Классификация прав и свобод человека направлена на достижение различных целей и проводится на базе самых разнообразных классификационных оснований.

Одно из основных классификаций, является классификация прав по поколениям. Согласно этому подходу права могут быть отнесены к поколениям прав человека, под которыми понимаются основные этапы развития этих прав, связанные с формированием представлений об их содержании, а также с изменением механизмов их обеспечения.

В настоящее время можно выделить четыре поколения прав человека.

Первым поколением традиционно признаются либеральные ценности, приобретенные в результате буржуазных революций в Европе и Америке, затем конкретизированные в практике и законодательстве демократических государств. Речь идет о личных (гражданских) и политических правах, отражающих так называемую негативную свободу, обязывающих государство воздерживаться от вмешательства в сферу личной свободы и создавать условия участия граждан в политической жизни. Речь идет о защите индивидуальной свободы, ограничение которой обедняет сферу общественной жизни и культуры. Весьма образно эту идею выразил Н.М. Коркунов: "Для того чтобы исторически вырабатываемая общественная культура не утратила своей жизненности, чтобы она не замерла в неподвижном застое, необходимо, чтобы цивилизация включала в себя и право, обособляющее и оберегающее индивидуальное".

Права первого поколения интерпретируются международными и национальными документами как неотчуждаемые и не подлежащие ограничению. Некоторые западные специалисты склонны именно эти права рассматривать в качестве собственно прав человека, полагая, что права второго и третьего поколения являются лишь "социальными притязаниями", т.е. не столько правами, сколько привилегиями, направленными на перераспределение национального дохода в пользу социально слабых.

Второе поколение - социально-экономические права человека - сформировалось в XIX в. в процессе борьбы народов за улучшение своего экономического уровня, повышение культурного статуса.

Признание этих прав стало результатом острейшей борьбы сначала в капиталистических странах, а затем, после Октябрьской революции и Второй мировой войны, - между мировыми социальными системами. Главными "идейными вдохновителями" этого поколения прав стали социалисты; важную роль сыграли и "новые либералы" (Т.Х. Грин, Л.Т. Хобхауз, Дж.А. Хобсон, в России - П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, С.И. Гессен и др.), настаивавшие на необходимости пересмотра негативной концепции свободы.

Решающую роль в признании прав второго поколения сыграл СССР. В Конституции СССР 1936 г. был закреплен широкий набор прав второго поколения (право на труд, отдых, образование, социальное обеспечение, медицинскую помощь). Даже несмотря на то что социальная защищенность гражданина в СССР была минимальной, документально она существовала и хотя бы этим оказывала и оказала воздействие на мировое общественное сознание. В результате права второго поколения сначала нашли отражение во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), а затем были закреплены в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.). Вместе с тем они носят более относительный характер, нежели права первого поколения. Международное сообщество не устанавливает какие-либо жесткие критерии осуществления этих прав. Например, в ст. 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах указано, что "каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется. принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер".

Признание второго поколения прав человека означало существенные изменения в их концепции. В основе этих изменений лежало позитивное понимание свободы как реальной возможности осуществления своей воли наравне с другими людьми. Обладание свободой, понимаемой таким образом, предполагает не просто отсутствие принуждения со стороны других людей, но наличие определенных возможностей, в частности материальных ресурсов, - в противном случае человек зачастую не может воспользоваться своим правом.

Третье поколение прав человека стало формироваться в период после Второй мировой войны. Природа этих прав вызывает дискуссии.

По мнению Е.А. Лукашевой, особенность этих прав состоит в том, что они являются коллективными и могут осуществляться общностью (ассоциацией) . Подобная точка зрения высказана и К. Васаком, который к третьему поколению прав относит только коллективные права, основанные на солидарности: право на развитие, на мир, независимость, самоопределение, территориальную целостность, суверенитет, избавление от колониального угнетения, право на достойную жизнь, на здоровую окружающую среду, на общее наследие человечества, а также право на коммуникации. Основы этих прав заложены в международных документах, закреплявших основные индивидуальные права (Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека).

Существует и другие точки зрения на этот счет. Например, по мнению С.В. Полениной, третье поколение прав человека охватывает права (специальные права) категорий граждан (детей, женщин, молодежь, престарелых, инвалидов, беженцев, представителей национальных и расовых меньшинств и др.), которые по социальным, политическим, физиологическим и иным причинам не имеют равных с другими гражданами возможностей осуществления общих для всех людей прав и свобод и в силу этого нуждаются в определенной поддержке со стороны как государства, так и международного сообщества в целом. Главные возражения против легитимации таких прав в качестве прав человека связаны с опасностью размывания исходной идеи естественных прав, которыми все люди обладают в равной мере. Защитники этих прав аргументируют свою позицию ссылками на невозможность защитить права данных категорий в рамках имеющейся социальной структуры и необходимостью обеспечить их реализацию с помощью особых правовых возможностей.

Четвертое поколение прав человека начало формироваться в 1990-х гг. XX в. По мнению Ф.М. Рудинского, эти права должны защищать человека от угроз, связанных с экспериментами в сфере генетической наследственности личности, связанных с клонированием и другими открытиями в области биологии.

Однако существуют и другие точки зрения. Например, Ю.А. Дмитриев в четвертое поколение включает лишь информационные права и технологии.

А.Б. Венгеров называет четвертое поколение правами человечества (право на мир, на ядерную безопасность, космос, экологические, информационные права и др.). "Четвертое поколение - это правовой ответ вызову XXI века, когда речь пойдет уже о выживании человечества как биологического вида, о сохранении цивилизации, о дальнейшей, космической социализации человечества. Рождается новое, четвертое поколение прав, и, соответственно, возникают международно-правовые процессуальные институты, обеспечивающие эти права. Формируется международное гуманитарное право, светский гуманизм становится одной из вех в нравственном развитии общества".

О.Ю. Малинова предполагает, что "возможно, на горизонте - пятое или шестое поколение прав. ". Аргументирует она это тем, что корпус прав, требующих защиты, неизбежно будет расширяться. Вместе с тем этот процесс нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, расширение круга признаваемых прав должно усиливать правовую защищенность личности. С другой - каждое поколение приносит с собой новую логику узаконивания притязаний, именуемых правами человека, и неизбежные конфликты новых прав со старыми, в результате чего уровень защищенности может не возрасти, а снизиться.


2.2 Конституционное закрепление прав и свобод человека и гражданина


Следующим основанием классификации прав человека является содержание этих прав.

В зависимости от содержания права человека можно подразделить на личные (гражданские), политические, экономические, социальные и культурные.

Данный вид классификации является традиционным, так как перечисленные группы прав закреплены в международных и национальных документах. Конституция РФ также придерживается этого деления, хотя это не выражается напрямую, но прослеживается в порядке следования статей.

Личные права и свободы предоставляются человеку как физическому лицу вне зависимости от того, является он гражданином данной страны или нет. Западная теория часто рассматривает эту категорию прав и свобод как естественную, дарованную человеку не государством, а природой или Богом. На практике эти права и свободы также носят позитивный характер, т.к. они имеют юридическую силу только тогда, когда порядок их применения устанавливается законом. Довольно многочисленные личные права и свободы можно условно подразделить на две основные группы: права и свободы, защищающие человека от произвола со стороны других лиц, и права и свободы, защищающие человека от произвола со стороны государства.

Первая группа личных прав и свобод немногочисленна, причем некоторые из них содержат в себе юридические гарантии от произвола как со стороны отдельных лиц, так и государства одновременно. К их числу относится право на жизнь и неприкосновенность личности, право на сопротивление насилию. Особое место занимает право на свободу, которое возникло как запрещение рабства и иных форм подневольного состояния, но имеющее в настоящее время гораздо более широкое содержание.

Согласно идеям правового государства и правления права государство обязано не только соблюдать свои собственные законы, но и не может допускать каких-либо актов произвола в отношении своих граждан. Эти воззрения нашли свое выражение в том, что конституционное право устанавливает многочисленные юридические гарантии, защищающие личность от произвола со стороны государства и его органов. Эти гарантии находят свое выражение в провозглашении таких прав и свобод, как неприкосновенность жилища, личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, тайна переписки и телефонных переговоров, свобода передвижения и выбора места жительства и некоторых других.

Неприкосновенность жилища предполагает защиту не только от произвольных обысков и выемок, постоя солдат, полицейских вторжений, но и защиту от произвольных действий со стороны отдельных лиц. Здесь можно усмотреть, помимо личных гарантий, одну из форм защиты частной собственности.

Тайна переписки и телефонных переговоров в значительной мере обеспечивается закрепленным законом требованием в отношении правоохранительных органов получать специальное разрешение суда для перлюстрации писем и прослушивания телефонных разговоров.

Одним из важнейших личных прав человека является свобода передвижения и выбора места жительства. Всеобщая декларация прав человека следующим образом формулирует эту свободу: "Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе место жительства в пределах каждого государства. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну" (ст.13).

Среди других личных прав и свобод, предоставляемых законодательством человеку как физическому лицу, можно назвать следующие: свобода от произвольного ареста и необоснованной уголовной репрессии, право на свободное заключение брака, запрещение пыток и необычных наказаний.

Закрепление указанных прав нашло свое отражение и в Конституции РФ. Право на жизнь - ст. 20 Конституции РФ, на свободу и личную неприкосновенность (ст.22), неприкосновенность частной жизни, личную семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст.23 Конституции) и др.

Политические права - это юридически обеспеченные меры возможного поведения, гарантирующие свободу действий граждан по участию в формировании и управлении органов государственной власти и местного самоуправления. К ним относятся право на объединение (ст.30), собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование (ст.31), участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей (ч.1 ст.32), избирать и быть избранными во властные структуры (ч.2 ст.32 Конституции РФ) и др.

Социально-экономические права и свободы определяют правовое положение личности как члена гражданского общества. Важнейшим из этих прав является право на владение и распоряжение частной собственностью. Это фундаментальнейшее право обеспечено всеми средствами юридической защиты от посягательства со стороны как отдельных лиц, так и органов самого государства. В ранних конституциях принцип священности и неприкосновенности частной собственности был доведен до логического конца, что нашло свое выражение в запрещении каких-либо конфискаций или реквизиций иначе как в строго установленных законом случаях (как правило, по приговору суда или в военных целях). Типичной в этом отношении является ст.11 бельгийской Конституции 1831 г., которая гласит: "Никто не может быть лишен своей собственности иначе как для общественной пользы, в случаях и в порядке, которые установлены законом, и при условии справедливого предварительного возмещения".

В новых конституциях закреплена возможность отчуждения частной собственности в интересах общества. В качестве примера можно сослаться на ст.43 Конституции Итальянской Республики: "В целях общей пользы закон может первоначально закрепить или же передать при условии выплаты компенсации государству, публичным учреждениям, объединениям трудящихся или потребителей определенные предприятия или категории предприятий, относящиеся к основным публичным службам или к источникам энергии или обладающие монопольным положением и составляющие предмет важных общественных интересов".

После Второй мировой войны Конституциями Италии, Дании, Индии, Японии, Гватемалы, Коста-Рики, Габона, Бангладеш, Марокко, ряда других государств было провозглашено право на труд. В ряде конституций право на труд провозглашается лишь как желание или цель, к которой стремится государство. Так, в статье 56 политической Конституции Коста-Рики говорится: "Труд является правом человека и его обязанностью в отношении общества. Государство должно стремиться к тому, чтобы все люди были заняты честным и полезным трудом, надлежаще вознаграждаемым, и не допускать условий, в какой-либо форме нарушающих свободу или достоинство человека или низводящих труд до положения предмета простой торговли. Государство гарантирует право свободного выбора работы".

Некоторые послевоенные конституции провозглашают также право на равную плату за равный труд и право на отдых, которые иногда рассматриваются как органическое продолжение права на труд. Наиболее четкое выражение эти положения нашли в итальянской Конституции: "Трудящийся имеет право на вознаграждение, соответствующее количеству и качеству его труда и достаточное, во всяком случае, для обеспечения ему и его семье свободного и достойного существования. Трудящийся имеет право на еженедельный отдых и на ежегодный оплачиваемый отпуск; он не может от них отказаться" (ст.36). Иногда основной закон содержит лишь упоминания об этих правах, как, например, в Конституции Уругвая: "Закон признает за каждым занятым трудом рабочим и служащим право на свободу нравственных и гражданских убеждений, справедливое вознаграждение, ограничение рабочего дня, еженедельный отдых и охрану здоровья и нравственности" (ст.54). Весьма подробно социально-экономические права трудящихся регламентируются в разделе II Конституции Федеративной Республики Бразилии 1988 г.

Важнейшим завоеванием трудящихся является право на коллективные действия в защиту своих интересов, в частности право на забастовку, которое провозглашается либо признается конституционным правом всех демократических стран. В то же время зарубежное трудовое законодательство предусматривает различные способы и методы ограничения этого права. Особенно распространенным является запрещение всеобщих стачек, политических забастовок, забастовок солидарности, пикетирования. Широко применяется принудительный арбитраж, арест забастовочных фондов, запрещение или прекращение забастовок судебными приказами и многое другое.

В числе экономических завоеваний трудящихся можно назвать также страхование по безработице, пенсионирование престарелых и инвалидов, охрану женского и детского труда.

В некоторых современных странах все еще существует фактическое неравенство женщин, которое особенно наглядно проявляется в сфере социально-экономической. Так, женщины, как правило, получают меньшую заработную плату за тот же труд, что и мужчины.

Конституция РФ также закрепляет - право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст.34), частной собственности (ст.35), свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст.37 Конституции РФ) и др.

Конституция РФ к социальным правам относит право на отдых (ч.5 ст.37), на жилище (ст.40), на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст.41), на благоприятную окружающую среду (ст.42) и др.

Культурные права обеспечивают свободу доступа к духовным и материальным ценностям, созданным человеческим сообществом. Это право на образование (ст.43), на участие в культурной жизни (ст.44 Конституции РФ) и др.

Характеризуя положения главы 2 Конституции РФ следует отметить, что ее содержание соответствует общепризнанному в международном праве перечню прав и свобод. Новым шагом в приближении норм отечественного законодательства общепризнанным международным стандартам в области прав человека стало вступление России в Совет Европы 15 января 1996 г. и принятие в числе прочих положения о необходимости ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, включая Протокол № 6, касающийся отмены смертной казни в мирное время. Часть условий по вступлению в эту международную организацию Россия уже выполнила, часть - находится в стадии принятия, так как этот процесс требует пересмотра некоторых нормативно-правовых актов.

Следуя положению Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., о том, что "все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства", Конституция РФ 1993 г. провозглашает, что "основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения".

Важно отметить, что Конституция признает права и свободы как основные, не предусматривая их деления на более или менее значимые. Тем самым подтверждается их равноценность.

Таким образом, в заключение отметим, что в литературе существуют самые различные классификации прав человека. Можно насчитать более 10 критериев их классификации. Некоторые из них отражают официальные, т.е. закрепленные законодательно, разграничения прав, другие - доктринальные, сложившиеся в юридической науке. Чаще всего в качестве критериев классификации используются такие, как: уровень юридического оформления прав; сфера реализации прав; исторические этапы утверждения прав; субъекты осуществления прав.

Необходимо подчеркнуть, что классификация прав должна быть основана на системном подходе. Она заключается в выделении по тому или иному критерию структурных элементов современной системы прав и свобод человека и гражданина.

В системе прав и свобод человека и гражданина в ее современном виде выделяются в зависимости от сфер их реализации личные (гражданские), политические, социальные, экономические и культурные права.

Современная система прав и свобод человека и гражданина сложилась исторически. Поэтому по историческим этапам утверждения прав (по времени возникновения) различают определенные поколения прав. Выделяются три, а иногда и четыре поколения прав.

В последнее десятилетие ведутся дискуссии о формировании прав четвертого поколения. К ним относят права в области информационных технологий. Заметим, однако, что они фигурируют и в числе прав третьего поколения в качестве новейшего этапа развития права на коммуникацию. Куда более спорен вопрос о так называемых соматических правах. В комплекс таких прав предлагается в первую очередь включить: право на трансплантацию органов и тканей человека, право на аборт, клонирование, искусственное репродуктирование и, наконец, право на смерть. Эти права уже сегодня должны обсуждаться во всей их многоаспектности, но они, вряд ли могут быть размещены в традиционной классификации прав и свобод. Поэтому нами предлагается относить их к новейшему, четвертому, поколению прав. Традиционной, однако, остается концепция трех поколений прав.


3. Актуальные проблемы реализации прав и свобод человека и гражданина в России


3.1 Характеристика нарушений в области прав и свобод человека и гражданина в России


Начиная один из основных разделов выпускной квалификационной работы отметим, что в нём будут раскрываться недостатки в обеспечении основных прав и свобод человека и гражданина. В первую очередь остановимся в отношении права на достоинство личности. По недоброй традиции лица, находящиеся под стражей и в местах лишения свободы, регулярно сталкиваются с нарушением своего права на достоинство личности, защиту от пыток и насилия. В органы власти поступает множество однотипных жалоб задержанных и осужденных на применение к ним насилия или унижение их достоинства сотрудниками силовых ведомств. Точно в такой же ситуации оказываются и граждане, процессуально не считающиеся задержанными, но находящиеся в здании правоохранительных органов помимо своей воли на допросах, опознаниях и т.д. На таких лиц, распространяется конституционно-правовой статус задержанного. На деле же они сплошь и рядом так же бесправны, как и задержанные. К примеру, к Уполномоченному поступила жалоба в защиту прав П., скончавшегося от причиненных травм в больнице г. Воронежа, куда он был доставлен из отдела милиции. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, потерпевшему было нанесено не менее 11 травм, характер, локализация и морфологические особенности которых позволяют предположить, что они были причинены другими людьми с использованием тупых твердых и режущих предметов. По мнению эксперта, травмы доставили потерпевшему мучительную боль.

В полученном по запросу Уполномоченного постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела между тем говорится, что П., находясь в ОВД Советского района (г. Воронеж) в присутствии трех сотрудников милиции, все эти травмы причинил себе сам путем "неоднократных самостоятельных падений со стула и беспричинного выбрасывания в окно".

Выход в решении подобных проблем видится в создании эффективного механизма судебной защиты права на достоинство личности. Добиться этого можно, установив, что признание самого факта насилия сделает юридически ничтожными полученные следствием доказательства по делу. При этом доказывание насилия как нарушения личного неимущественного права на жизнь, здоровье и свободу от пыток должно осуществляться не в порядке ст.125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту УПК РФ) , которую обычно применяют в таких случаях, а в гражданском процессе, где ответчиком будет выступать в целом тот орган, где находился гражданин в период получения телесных повреждений. Это предложение имеет ряд неоспоримых достоинств. С одной стороны, оно не чревато нарушением презумпции невиновности конкретных сотрудников правоохранительных органов, с другой - освобождает пострадавшего от бремени доказывания. Главное же в том, что реализация изложенного выше предложения сделает бессмысленным насилие как метод дознания и следствия.

В целом, по нашем мнению, судебной практике следовало бы расширить перечень решений и действий государственных органов и должностных лиц, подлежащих обжалованию в рамках гражданского процесса. В частности, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. № 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" можно было бы дополнить указанием о том, что в этом порядке рассматриваются жалобы на действия (бездействие) лиц, перечисленных в ст.123 УПК РФ, не являющиеся объектом применения норм уголовно-процессуального права.

Еще одна из категорий лиц, испытывающих серьезные затруднения с защитой права на достоинство, защиту от пыток и бесчеловечного обращения - военнослужащие, прежде всего, проходящие службу по призыву. Лица этой категории также ограничены в свободе своего общения, испытывают объяснимые затруднения при получении правовой помощи.

Мать военнослужащего по призыву рядового С. (войсковая часть 61423) обратилась с жалобой на систематические избиения ее сына военнослужащими по контракту.

По просьбе Уполномоченного по правам человека, Военное следственное управление СКП РФ по Приволжско-Уральскому военному округу провело проверку в порядке статей 144-145 УПК РФ фактов совершения военнослужащими в/ч 61423 незаконных действий, изложенных в обращении.

По итогам проверки было возбужденно пять уголовных дел, окончательное решение по которым будет принято по завершении следственных действий.

Очень остро стоит проблема соблюдения прав человека и гражданина на свободу и личную неприкосновенность.

Проблемы, связанные с обеспечением этого права связанны с необоснованным заключением под стражу. Одной из самых абсурдных разновидностей практики необоснованного заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу являются случаи, когда эта мера пресечения применяется к лицам, уже оформившим явку с повинной и выразившим готовность к сотрудничеству со следствием. Прямой взаимосвязи между явкой с повинной и избранием более мягкой, чем заключение под стражу, меры пресечения нет. И все-таки явка с повинной, если она, конечно, не является продуктом фальсификации и не получена под давлением, должна, видимо, рассматриваться как свидетельство отсутствия у подозреваемого или обвиняемого намерения помешать следствию или продолжить преступную деятельность.

Р., обвиняемый в приготовлении к организации массовых беспорядков, с жалобой на нарушение его права на квалифицированную юридическую помощь.

Согласно версии СК РФ, оглашенной его официальным представителем, 21.10.2012 г.Р. обратился в указанное ведомство, изъявив желание оформить явку с повинной, и представив собственноручно написанные признательные показания на 10 листах.

В этот же день Басманный районный суд г. Москвы вынес решение о заключении Р. под стражу. Какие доказательства легли в основу этого решения, непонятно. Ясно, зато, что факту оформления Р. явки с повинной ни суд, ни следствие решающего значения не придали.

Впоследствии Р. от явки с повинной отказался и заявил о том, что признательные показания у него были получены под давлением.

Важно, однако, что в момент вынесения решения о заключении Р. под стражу его явка с повинной официально под сомнение никем не ставилась, но основанием для изменения ему меры пресечения все равно не стала.

При этом подозреваемый или обвиняемый, чья вина еще не доказана, содержится в условиях зачастую близких к пыточным, что резко повышает соблазны и возможности незаконного давления на него со стороны недобросовестного следователя.

К примеру, П. выражал несогласие с постановлением Краснодарского краевого суда от 11.05.2011 г. о продлении срока содержания под стражей. Принимая это постановление и отказывая в удовлетворении ходатайства об изменении П. меры пресечения, судья согласился с доводами следствия о том, что, выйдя на свободу, обвиняемый мог воспрепятствовать производству по уголовному делу. Кроме того, отказ изменить П. меру пресечения судья обосновал тем, что обвиняемый и его адвокат продолжали ознакомление с материалами дела, а следователь еще не успел изложить на бумаге текст обвинительного заключения.

В судебном постановлении не разъяснялось, каким образом П. мог помешать производству по делу, коль скоро следствие было закончено, а все доказательства - тем самым собраны. Также не было понятно, что мешало следователю написать обвинительное заключение, изменив П. меру пресечения с заключения под стражу на более мягкую. В целом же вынесенное судебное постановление обосновывало лишь избрание меры пресечения вообще, под которой по умолчанию понималось именно заключение под стражу.

В целом приходится констатировать, что следственные органы и суды "по привычке" рассматривают заключение под стражу как единственную меру пресечения, крайне редко утруждая себя доказыванием оснований для ее применения. Между тем закон требует эти основания не просто огласить, но именно доказать.

С учетом этого не приходится удивляться тому, что практика едва ли не повсеместного применения меры пресечения в виде заключения под стражу оказалась на редкость живучей, даже несмотря на многочисленные поправки, внесенные в уголовно-процессуальное законодательство - об обязательном доказывании оснований для этого; о запрете заключения под стражу подозреваемых и обвиняемых в совершении "экономических" преступлений; о перечне заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.

В целом же следовало бы ориентироваться на правовую позицию, выработанную Европейским Судом по правам человека (дело "Смирновы (Smirnova) против Российской Федерации" от 24.07.2003 г.) . Суть этой позиции в том, что при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей, суд должен рассматривать риски неявки обвиняемого на рассмотрение дела, воспрепятствования отправлению правосудия или совершения им новых правонарушений.

Предположение о том, что обвиняемый скроется или воспрепятствует производству по уголовному делу, также не может подтверждаться только тяжестью возможного приговора или предъявленных обвинений. В основу решения о продлении срока содержания под стражей должна быть положена оценка конкретных фактов, не просто подтверждающих его необходимость, но и перевешивающих необходимость соблюдения принципа свободы личности.

Нет также и полного обеспечения права на достоинство личности.

Согласно статье 21 Конституции Российской Федерации, достоинство личности охраняется государством. С этой конституционной обязанностью государство зачастую справлялось неудовлетворительно как раз в тех случаях, когда подлежавшие защите люди находились в его полном распоряжении. Обращения граждан содержат сообщения об издевательствах и пытках, которым подвергались лица, задержанные полицией, осужденные, содержавшиеся в местах лишения свободы, обитатели психиатрических больниц специализированного типа и др.

О трагической гибели жителя г. Казани Н., которого в марте отчетного года по подозрению в мелком хулиганстве доставили в отдел полиции № 9 "Дальний", где зверски замучили, известно всей стране.

Также, к примеру, Уполномоченный обратился в прокуратуру Нижегородской области на предмет проверки информации об избиении жителя г. Нижнего Новгорода К., учиненном сотрудниками отдела полиции № 5 Нижегородского района города. Прокурорской проверкой установлено, что в феврале отчетного года К. был доставлен в дежурную часть указанного отдела полиции по подозрению в мелком хулиганстве и помещен в камеру для административно задержанных, где сотрудники полиции подвергли его избиению. Били ногами в живот и грудную клетку, а потом отпустили, составив протокол об административном правонарушении. В результате чего К. потребовалась неотложная медицинская помощь. У него был диагностирован геморрагический шок 3 степени. По факту причинения К. телесных повреждений следственный отдел по Нижегородскому району г. Нижнего Новгорода СУ СК РФ по Нижегородской области возбудил в отношении группы сотрудников полиции ОП-5 уголовное дело по ч.3 ст. 286 УК РФ "Превышение должностных полномочий". Одному из сотрудников полиции предъявлено обвинение.

Также к Уполномоченному поступила жалоба У. на бездействие Нижнекамского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Республике Татарстан по его заявлению о преступлении, совершенном в отношении него сотрудниками полиции УМВД России по Нижнекамскому району. Прокурорской проверкой, проведенной по просьбе Уполномоченного, установлено, что в феврале отчетного года сотрудники полиции УМВД России по Нижнекамскому району Республики Татарстан подвергли У. избиению с целью принудить его сознаться в совершении преступления, которого он не совершал. Согласно акту судебно-медицинского исследования, у заявителя были обнаружены телесные повреждения, квалифицированные как легкий вред здоровью.

По заявлению, поданному У. в Нижнекамский МРСО СУ СК РФ по Республике Татарстан, следователями неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые отменялись руководителем Нижнекамского МРСО как незаконные и необоснованные. Лишь после вмешательства Уполномоченного в июне отчетного года уголовное дело в отношении сотрудников полиции по факту применения к У. насилия было наконец возбуждено по ч.3 ст.286 УК РФ "Превышение должностных полномочий".

Общеизвестно, что условия содержания в камерах для задержанных и арестованных в административном порядке зачастую чреваты ущемлением человеческого достоинства. Причем не столько в силу объективных причин, как то: переполненность помещения, нехватка средств и т.д., сколько из-за простого несоблюдения должностными лицами установленных правил.

Серьезным нарушением права на достоинство личности является и ненадлежащее обеспечение питанием лиц, задержанных в административном порядке.

Так, к Уполномоченному обратился П. с жалобой на унижающие человеческое достоинство санитарно-бытовые условия и ненадлежащее питание в ОВД по районам Матушкино и Савелки г. Москвы, куда он был доставлен за совершение административного правонарушения. Уполномоченный обратился в прокуратуру г. Москвы с просьбой проверить сообщенные заявителем сведения. Проведенной проверкой выявлены нарушения условий содержания задержанных; начальнику УВД по Зеленоградскому АО ГУ МВД России по г. Москве внесено представление. С целью недопущения подобных нарушений начальником УВД издан приказ "Об организации содержания лиц, задержанных за административные правонарушения на срок свыше 3-х часов", согласно которому установлен порядок обеспечения питанием, средствами материально-бытового назначения в ночное время административно задержанных лиц. В настоящее время в Зеленоградском АО г. Москвы все лица указанной категории обеспечиваются питанием по установленным нормам.

Еще более остро стоит проблема условий содержания осужденных к лишению свободы. Жалобы такого рода регулярно поступают. В них сообщается о том, что в холодное время года осужденных заставляют долго находиться на построениях в неотапливаемых помещениях, что приводит к заболеваниям. Чего больше в таких построениях, реальной необходимости или желания администрации исправительного учреждения подвергнуть осужденных пытке холодом, сказать трудно. Ясно, однако, что построения осужденных должны проводиться с поправкой на погодные условия.

В январе отчетного года к Уполномоченному поступила жалоба родственников осужденных, отбывающих наказание в ИК-43 ГУФСИН России по Кемеровской области. Заявители, в частности, сообщили о том, что в декабре 2011 года при проведении обыска осужденные отрядов № 2 и № 10 были выведены из общежитий в неотапливаемое помещение, где находились полтора часа при температуре - 15° без теплой одежды и обуви. После вмешательства Уполномоченного прокуратура Кемеровской области в феврале отчетного года вынесла начальнику ИК-43 представление об устранении нарушений закона.

Еще одним проблемным вопросом остается обеспечение права на свободу совести.

Воплощенный в статье 28 Конституции Российской Федерации отказ государства от тоталитарной практики директивного насаждения так называемого "единственно верного мировоззрения" является важнейшим завоеванием российской правовой системы. Однако победа здравого смысла над казарменным доктринерством не может быть полной и окончательной без соблюдения реального равенства перед законом последователей всех религий, а также тех, кто не исповедует никакой из них, одним словом, без утверждения в нашей жизни принципов светского государства, принципиально отличающегося как от атеистического государства, так и от клерикального.

В Минюсте России зарегистрировано не менее 24 тыс. религиозных объединений, многие из которых испытывают трудности с распространением своего вероучения. В последние годы к Уполномоченному поступали жалобы от граждан, привлекавшихся к административной ответственности за так называемое "навязывание" своих религиозных взглядов. Такие действия властей опирались на содержавшиеся в кодексах (законах) об административной ответственности субъектов Российской Федерации нормы, предусматривавшие наказание за некое "приставание с целью религиозной агитации" или за "навязывание религиозных убеждений". По нашему мнению, подобные нормы противоречат Конституции Российской Федерации, гарантирующей право свободно "распространять религиозные и иные убеждения" (статья 28) и устанавливающей, что права и свободы человека могут быть ограничены только федеральным законом (статья 55).

От К. поступила жалоба из с. Малая Атня Атнинского района Республики Татарстан. Заявитель сообщил о том, что сотрудники полиции без объяснения причин доставили его в отдел полиции, где подвергли личному досмотру. По словам К., единственной причиной этих незаконных действий сотрудников полиции была его принадлежность к религиозной организации "Свидетели Иеговы".

С просьбой о проверке жалобы К. Уполномоченный обратился в прокуратуру Атнинского района. Откуда незамедлительно поступил исчерпывающий ответ. Действия полицейских прокуратура расценила как "грубейшее нарушение требований закона". По представлению прокуратуры трем виновным должностным лицам объявлен выговор, а их руководителю указано на "слабый контроль за подчиненными".

В непростую системную проблему превратилась практика проверки канонической религиозной литературы на предмет наличия в ней положений и призывов экстремистского толка. "Рекордсменом" по количеству подобных проверок остается религиозная организация "Свидетели Иеговы". За защитой своих прав последователи указанного и ряда других вероучений не раз обращались в Европейский Суд по правам человека, который только за последние пять лет принял семь решений, увы, не в пользу России.

Суть же проблемы в том, что в соответствии со ст.13 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" все дела о признании религиозной литературы экстремистской рассматриваются судами в процедуре особого производства, то есть по представлению органов прокуратуры, в отсутствие второй процессуальной стороны. В рамках такой процедуры религиозные организации фактически лишены возможности защитить в суде свои сакральные ценности, оспорив мнения экспертов со стороны обвинения. В делах о признании религиозной литературы экстремистской изначально имеется правовой конфликт, спор об ограничении прав и свобод граждан и юридических лиц (свободы мысли, религии, совести и убеждений; права на поиск и распространение информации; права на собственность; права на объединение; права на судебную защиту). Между тем в силу положений ст.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подобные судебные дела должны рассматриваться в общем исковом порядке, то есть при соблюдении основных принципов судопроизводства: состязательности и равенства сторон.

Одной из острейших проблем является обеспечения социальных прав.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину широкий набор прав и свобод, механизм реализации которых определяется в соответствующих федеральных законах и в других нормативных правовых актах.

Так, например, крайне нерациональной и по существу аморальной является процедура установления инвалидности детям с синдромом Дауна. Это врожденная генетическая аномалия, связанная с проявлением ряда особенностей в умственном и физическом развитии ребенка и, как правило, сопровождающаяся серьезными сопутствующими заболеваниями. В полной мере действенных методов их лечения медицина пока не знает. Общими усилиями медиков, педагогов и родителей и при немалых расходах развитие этих сопутствующих заболеваний можно замедлить, снизив тяжесть их симптомов. Проблема же в том, что синдром Дауна не включен в действующий Перечень заболеваний, дефектов, необратимых морфологических изменений, нарушений функций органов и систем организма, при которых группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования устанавливается детям не позднее чем через два года после первичного признания их инвалидами (установления категории "ребенок-инвалид"). Инвалидность детям с синдромом Дауна устанавливают не при рождении, а чаще всего по достижении ими трех лет. Первичную инвалидность дают на один год с дальнейшим переосвидетельствованием, оформление и прохождение которого требует от родителей ребенка немалых испытаний. При этом результат переосвидетельствования известен заранее: всем ясно, что чуда не произойдет и заболевание не исчезнет.

Возникает еще одна парадоксальная и, называя вещи своими именами, аморальная ситуация. Чем раньше ребенок с синдромом Дауна официально будет признан инвалидом, тем раньше он при поддержке государства сможет получить необходимую комплексную реабилитацию, и тем выше окажутся его шансы замедлить развитие сопутствующих заболеваний, например, того же слабоумия. Но государство, со своей стороны, не торопится прийти на помощь ребенку с синдромом Дауна, признав его инвалидом. Вместо этого государство предпочитает дождаться "наступления" у него слабоумия.

Прошло более двух лет с момента принятия Федерального закона от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации". Однако, коренных перемен к лучшему в сфере реализации права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь пока не наступило. Граждане по-прежнему жалуются на неудовлетворительное лекарственное обеспечение льготных категорий граждан, немалые трудности с получением медицинской помощи детьми, страдающими редкими заболеваниями, доступом к высокотехнологичной медицинской помощи и на многое другое. Особенно тревожно то, что в большинстве случаев возникающие проблемы обусловлены сегодня не столько нехваткой финансирования, сколько изъянами в управлении и правовом регулировании, причем как на федеральном, так и на региональном уровне.

К Уполномоченному поступила жалоба Х. из г. Новозыбково Брянской области. Заявитель, страдающий сахарным диабетом, сообщил о том, что областные органы здравоохранения отказались обеспечить его жизненно необходимыми тест-полосками.

За разъяснениями Уполномоченный обратился в департамент здравоохранения Брянской области. Из поступившего ответа следовало, что, в соответствии с Порядком оказания мер социальной поддержки гражданам Брянской области в части лекарственного обеспечения при амбулаторном лечении, утвержденным постановлением администрации Брянской области от 21.01.2011 г. № 31, тест-полосками обеспечиваются только дети.

Констатировав, что такой "самобытный" Порядок противоречит федеральному законодательству, Уполномоченный в июле отчетного года обратился к прокурору Брянской области. Который, согласившись с доводами Уполномоченного, внес в адрес главы администрации области представление об устранении нарушений законодательства.

В заключении отметим, вопрос о соблюдении прав человека является ключевым. Каждое из прав человека является главным, и нет какой-либо иерархии в правах человека. И каждое право, как мы видим нарушается. Нарушается право на свободу и личную неприкосновенность, право на свободу совести, право на социальное обеспечение. К сожалению следует констатировать, что по вопросу обеспечения прав в России следует менять кардинально не только законодательство, но и сам менталитет, отношение работников государственного аппарата к человека и его правам.


3.2 Проблемные вопросы в России права на судебную защиту


Россия является членом Совета Европы и участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в связи с чем в ее национальном законодательстве должны быть определены правовые последствия постановлений Европейского суда по правам человека.

В силу того, что деятельность Европейского Суда по правам человека имеет субсидиарный характер, основная нагрузка при выявлении нарушений прав и свобод, защищаемых Конвенцией, лежит на государственных органах стран-участниц и их судах. Более того, выявление Европейским Судом по правам человека нарушения Конвенции закрепляет именно за государством обязанность по восстановлению нарушенных прав.

Нарушения Конвенции могут быть различны, но в любом случае установление факта нарушения Россией Конвенции является отражением того, что многоинстанционная российская судебная система оказывается неспособной защитить гарантируемые Конвенцией права и свободы.

Процессуальный эффект постановлений Европейского суда по правам человека заключаться в преюдиции его постановления и невозможности национальных судов рассматривать постановление Европейского суда по правам человека как необязательную иную точку зрения на предмет спора. Лицо, выигравшее дело в Европейском суде по правам человека, должно быть освобождено от доказывания обстоятельств, установленных Европейским судом по правам человека. Толкование Европейским судом по правам человека норм Конвенции применительно к обстоятельствам дела является обязательной процедурой, так же как и подтверждение постановлением Европейского суда по правам человека субъективного права заявителя.

Этот вывод следует из компетенции Европейского суда по правам человека, в обязанности которого входит надзор за соблюдением прав и свобод человека государствами - участниками Конвенции. Последняя в некоторых случаях допускает определенное усмотрение со стороны государства, в том числе при рассмотрении вопросов об ограничении прав и свобод, но "право усмотрения государств при определении наличия "необходимости". является ограниченным и находится в неразрывной взаимосвязи со строгим европейским надзором за законами и применившими их решениями, в том числе и решениями независимых судов".

При выполнении функции надзора Европейский суд по правам человека видит свою задачу в том, чтобы проверять решения, принятые властями в рамках осуществления своего права усмотрения. Это не означает, что Европейский суд по правам человека должен ограничиваться оценкой того, действовало ли государство-ответчик разумно, внимательно и добросовестно при осуществлении им своего права усмотрения; он должен рассмотреть обжалуемое вмешательство в свете всего дела и определить, "соразмерно" ли вмешательство "преследуемой легитимной цели", являются ли основания, на которые ссылаются национальные власти, "достаточными и относящимися к делу". Кроме того, Европейскому суду по правам человека необходимо удостовериться в том, что национальные власти применили стандарты, соответствующие предусмотренным Конвенцией принципам, а также в том, что принятые им решения основаны на приемлемой оценке фактов, имеющих значение для дела.

В отношении России Европейский Суд по правам человека уже неоднократно констатировал, что в нашей стране нарушаются ключевые права, особенно в сфере правосудия, а именно право на беспристрастный и справедливый суд; права на защиту в уголовном процессе; обязательность исполнения судебных решений; обоснованность избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Европейский суд по правам человека исходит из того, что возможность реализовать право на суд, причем суд скорый и справедливый, является одним из основополагающих принципов демократического правового государства. К сожалению, большинство судей России имеет иное мнение. Во всяком случае, судебные проволочки и чрезмерная длительность судебной процедуры стали настоящим бичом российского "правосудия". На практике игнорируются нормы не только Конституции РФ, но и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.6 которой гарантирует право на справедливый суд в разумные сроки. Это право граждан и организаций в нашей стране грубейшим образом нарушается, и такое положение воспринимается уже чуть ли не как норма.

В ряде дел Европейский Суд установил значительные периоды бездействия судов Российской Федерации, по которым не было представлено каких-либо убедительных пояснений.

Европейским Судом отмечены периоды задержек в рассмотрении дел в российских судах по причинам смены судей, их болезней, отпусков, участия в других судебных разбирательствах, а также задержек, вызванных пересылкой материалов дела из одного судав другой, либо нарушением правил подведомственности/подсудности и т.п.

Так, в ряде дел Европейским Судом установлены задержки, вина за которые была возложена на российские власти:

на 2 года в связи с уходом двоих судей в отставку и необходимостью в связи с этим начинать разбирательство по делу сначала (дело по жалобе "Марченко против России");

на 8 мес. в связи с участием судьи в других судебных заседаниях (дело по жалобе "Романенко и Романенко против России");

на 17 мес. в связи с участием судьи в других судебных заседаниях и пересылкой материалов от одного суда в другой (дело по жалобе "Шеломков против России") и перерывы до 3-х месяцев при назначении судом заседаний;

на 12 мес. в связи с отсутствием судьи или его участием в рассмотрении другого судебного дела и на 9 мес. в связи с пересылкой материалов из одного суда в другой (дело по жалобе "Волович против России");

на 6 лет в связи с нарушением правил территориальной подсудности и отменой в связи с этим решений вышестоящим судом (дело по жалобе "Коломиец против России");

мес. в связи с исправлением судом ошибки в сумме пошлины (в деле по жалобе "Романенко и Романенко против России");

мес. в связи с передачей дела от одного судьи к другому (в деле по жалобе "Шнейдерман против России");

мес. в связи с решением вопроса подсудности (в деле по жалобе "Савенко против России").

Европейским Судом констатировано, что по ряду дел имело место наличие необоснованных задержек или перерывов при назначении судебных заседаний, которым властями Российской Федерации вообще не было дано убедительных обоснований, например:

год и 2 мес. (дело по жалобе "Глазков против России");

,5 мес. (дело по жалобе "Романенко и Романенко против России");

мес. (дело по жалобе "Шеломков против России");

мес. и 6 мес. (дело по жалобе "Волович против Росси");

около года (в деле по жалобе "Никитин Владимир против России");

мес. (в деле по жалобе "Саламатина против России");

мес. (в деле по жалобе "Шнейдерман против России");

на 12 мес. и 14 мес. (в деле по жалобе "Савенко против России").

Европейским Судом установлены значительные периоды задержек в рассмотрении национальными судами дел по существу в связи с проведением экспертиз.

В этой связи Европейский Суд, основываясь на своей прецедентной практике, указывает, что основная ответственность за задержки судебных разбирательств, вызванная проведением экспертиз, лежит на властях Российской Федерации.

Европейский Суд в своих постановлениях неоднократно подчеркивал необходимость организации судебной системы таким образом, чтобы не допускать нарушений Конвенции, в том числе, в части соблюдения критерия разумности срока рассмотрения дела национальными судами.

Распространенными являются нарушения не только по гражданским, но и по уголовным делам. Наиболее приемлемо в данной ситуации является изложение примера из прецедентной практики Европейского Суда по права человека.

По делу Коршунов против Российской Федерации, заявитель утверждал, что длительность рассмотрения его уголовного дела нарушила требование разумного срока, установленное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, который звучит следующим образом:

"Каждый. при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на. разбирательство дела в разумный срок. судом.".

Европейский Суд указал, что в уголовных делах "разумный срок", указанный в пункте 1 статьи 6 Конвенции, начинает исчисляться с момента предъявления лицу "обвинения", что может произойти до поступления дела в суд для рассмотрения по существу в день задержания, день официального уведомления задержанного лица о том, что он подвергнется уголовному преследованию или в день начала предварительного расследования. В своих доводах о нарушении пункта 3 статьи 5 Конвенции заявитель отрицал, что ему были вручены повестки следователя. Также он не был осведомлен об объявлении его в розыск. Поэтому датой начала производства по делу Европейский Суд считает дату задержания заявителя - 23 ноября 2003 г. Указанное дело до сих пор рассматривается судами Российской Федерации. Таким образом, на настоящий момент оно рассматривается уже более трех лет и девяти месяцев. Европейский Суд повторяет, что разумность длительности производства по делу должна оцениваться в свете особых обстоятельств дела с учетом критериев, установленных правоприменительной практикой Европейского Суда, в частности, сложности дела, поведения заявителя и поведения компетентных властей.

Анализ судебной практики показывает, что ряд судей игнорирует свою обязанность разрешить вопрос о назначении судебного заседания в срок не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд (ст.227 УПК РФ). Факты назначения судебного заседания с нарушением требований данной статьи приобрели массовый характер. Известны случаи, когда вопрос о назначении судебного заседания не решался вообще, и к делам приобщались незаполненные бланки постановлений.

В работе судов первой инстанции практикуются перерывы в связи с летним отпуском председательствующего, и в это время подсудимые продолжают находиться под стражей. "Был и такой факт: судья районного суда Амурской области болел около года, а находившиеся в его производстве 220 уголовных дел другим судьям не передавались, хотя проходящие по многим из этих дел подсудимые были лишены свободы".

Нарушаются и сроки изготовления и вручения протоколов судебного заседания и приговоров (решений).

Такие проявления судебной волокиты в значительной степени подрывают авторитет судов, делают судебную систему не эффективной, что ведет к нарушению права на справедливое судебное разбирательство.

Длительные сроки содержания под стражей в рамках уголовного процесса стали одной из главных проблем правоохранительной системы России, если это понятие еще применимо к ней. Также одной из главных проблем всей судебной системы является необоснованность избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу. Этот вопрос уже частично рассматривался в предыдущем разделе.

Выборочное изучение практики показывает, что одним из основных критериев оценки законности избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу был и остается в настоящее время post factum принятого впоследствии по делу решения. То есть в основу избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, как и раньше, выступает тяжесть совершенного преступления. Российские суды постоянно применяют формулировку "лицо подозревается (обвиняется) в совершении тяжкого (особо тяжкого) преступления" и это несмотря на практику Европейского Суда по правам человека и практику Конституционного Суда Российской Федерации, которые указывают на недопустимость таких формулировок при решении вопроса об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Рассмотрим пример из практики Европейского Суда по правам человека, в которых рассмотрены вопросы необоснованности избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу.

По делу Владимир Соловьев против России Европейский Суд обратил внимание на следующие обстоятельства избрания и продления меры пресечения в виде заключения под стражу.

Содержание заявителя под стражей длилось с 17 октября 2000 г., даты его задержания, по 10 июля 2003 г., даты постановления приговора и освобождения заявителя из-под стражи. Таким образом, общий срок составил два года, восемь месяцев и 22 дня.

Европейский Суд отмечает, что Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга санкционировал помещение заявителя под стражу 17 октября 2000 г., то есть более чем через год после поступления дела в суд в феврале 1999 г. Районный суд сослался на тяжесть предъявленного заявителю обвинения и его попытки воздействовать на потерпевшего и воспрепятствовать рассмотрению дела как на основания для применения к заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу. После 17 октября 2000 г. районный суд продлевал срок содержания заявителя под стражей 13 раз. При первых трех продления суд не привел никаких оснований для оставления заявителя под стражей. В последующих постановлениях о содержании заявителя под стражей власти Российской Федерации регулярно ссылались на тяжесть предъявленного заявителю обвинения, его отказ признать свою вину и тот факт, что он угрожал потерпевшим и, таким образом, воспрепятствовал рассмотрению дела.

Другими основаниями для длительного содержания заявителя под стражей являлся вывод судов Российской Федерации о том, что заявитель угрожал потерпевшим и мог воспрепятствовать отправлению правосудия и что он не признал свою вину относительно преступления, в совершении которого он обвинялся. Европейский Суд повторяет, что национальные власти обязаны установить наличие конкретных фактов, касающихся оснований продления срока содержания под стражей. Перекладывание бремени доказывания в таких вопросах на задержанное лицо равнозначно уничтожению (смысла) статьи 5 Конвенции, которая делает помещение под стражу исключительным случаем отступления от принципа уважения свободы личности, допустимым только в закрытом и строго определенном перечне случаев.

Европейский Суд отметил, что на начальных этапах следствия риск того, что обвиняемый, возможно, воспрепятствует отправлению правосудия, может оправдать содержание этого лица под стражей. Однако после сбора доказательств это основание становится несущественным.

В связи с этим Европейский Суд повторяет, что заявитель был помещен под стражу почти через год после начала судебного разбирательства. Он содержался под стражей на протяжении более двух лет, пока дело рассматривалось судом. Следовательно, по-видимому, власти Российской Федерации располагали достаточным временем для того, чтобы взять показания у потерпевших таким образом, чтобы исключить любое сомнение относительно их достоверности и снять необходимость содержания заявителя под стражей по этому основанию. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что, помимо простой ссылки на угрозы, которые заявитель, предположительно, высказывал в адрес потерпевших, власти Российской Федерации не сослались ни на одно конкретное обстоятельство, оправдывающее содержание заявителя под стражей на этом основании. Власти Российской Федерации не указали ни на один факт, который бы заставлял предположить, что, находясь на свободе, заявитель бы скрылся или избежал правосудия или что он бы иным образом воспрепятствовал производству по делу.

Европейский Суд по делу также подчеркнул, что, принимая решение об оставлении лица под стражей или освобождении его из-под стражи, власти обязаны в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции рассмотреть альтернативные способы обеспечения явки лица в суд.

Европейский Суд в своих постановлениях неоднократно указывал, что тяжесть обвинения не может сама по себе служить основанием для оправдания длительных сроков содержания лица под стражей в рамках избранной меры пресечения. Это особенно применимо к российской правовой системе, в которой правовая квалификация фактов - и, таким образом, предполагаемый приговор в отношении заявителей - определяется органами прокуратуры без судебного пересмотра вопроса о том, свидетельствуют ли собранные доказательства о наличии обоснованного подозрения, что заявитель совершил предполагаемое преступление.

Как указал Конституционный Суд РФ судебное решение об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными оснований ее применения при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела, а не только на аргументах, изложенных в ходатайстве стороны обвинения или в ранее вынесенном постановлении судьи об избрании данной меры пресечения.

О проблеме неисполнения судебных решений следует сказать особо, ибо она сводит на нет всю систему российской юстиции. Если решение суда не исполняется, это равносильно отсутствию самой судебной системы - таков главный тезис, выработанный судебной практикой Европейского суда.

В продолжающейся дискуссии о природе исполнительного производства и его месте в российской правовой системе большое значение придается Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и практике Европейского суда по правам человека. При этом абсолютное большинство авторов основное внимание уделяет ст.6 Конвенции, устанавливающей право на справедливое судебное разбирательство. Внимание к данной статье закономерно, так как в едином механизме защиты прав и законных интересов граждан и организаций ведущая роль принадлежит судебной ветви власти. Как справедливо отмечает Г.А. Жилин, "создание эффективной системы защиты прав перестало быть только внутренним делом государства, признавшего обязательность юрисдикции Европейского суда", в то же время "эффективно действующий процессуально-правовой механизм, позволяющий заинтересованному лицу обратиться в компетентный суд и своевременно получить правильное решение, далеко не во всех случаях гарантирует защиту прав". На лицо и тот факт, что удельный вес вынесенных Европейским судом постановлений, в том числе по жалобам, поданным против России, в которых констатируется нарушение ст.6 Конвенции, весьма велик. По решениям ЕСПЧ Российская Федерация в 2009 г. выплатила 11 000 евро, в 2010 - 10 000 евро, в 2011 - 566 072 евро, в 2012 г. - 614 733 евро, 5 540 ф. ст. и 140 546 руб. 25 коп. Динамика увеличения ежегодно выплачиваемых сумм свидетельствует об отсутствии эффективных механизмов исполнения юрисдикционных актов.

С учетом изложенного особую актуальность приобретает задача совершенствования исполнительного производства. Она имеет ярко выраженный социальный аспект, так как "отношения, возникающие в исполнительном производстве, в социальном плане являются наиболее "острыми", прямо затрагивающими материальные права граждан и организаций". От ее решения зависят дальнейшее развитие социально ориентированной экономики и перспективы повышения доверия к публичной власти.

Заключение


Права человека - понятие, характеризующее правовой статус человека по отношению к государству, его возможности и притязания в экономической, социальной, политической и культурной сферах.

В современных условиях основные права человека изложены, как правило, в конституции каждого государства и в международно-правовых документах по правам человека, в частности в Международном билле о правах человека, а также Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Европейской социальной хартии (1961 г.).

В Конституции Российской Федерации правам человека посвящена специальная глава. В ней они не только провозглашены, но и подчеркнуто, что в России эти права и свободы признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (ст.17). Впервые в Конституции нашей страны человек, его права и свободы названы высшей ценностью. Кроме того, ст.2 Конституции гласит, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

Развитие прав и свобод человека и гражданина на протяжении всей истории мирового конституционализма происходило весьма непросто и противоречиво. Принято выделять несколько этапов ("волн") развития прав и свобод. Их просматривается четыре.

Первый этап начался с момента зарождения конституционализма и продлился вплоть до начала XX в. В этот период в конституционных актах получили закрепление в основном личные, политические права и право частной собственности. Личные права воспринимались как абсолютные, а политические как относительные. На втором этапе в течение первой половины XX в. в конституциях получили закрепление экономические, социальные, культурные и коллективные права. Вторая половина - конец XX в. знаменуют собой третий этап развития конституционного каталога прав и свобод. Установление в большинстве стран Европы фашизма и развязывание Второй мировой войны, технический прогресс, борьба с бедностью, ухудшение экологии послужили причинами включения в конституционные документы права на жизнь и достоинство, экологических прав, расширения гарантий свободы и тайны коммуникаций, признания права народов освободившихся стран на развитие, установление возможности ограничения права частной собственности в интересах общества и государства.

Четвертый этап начался в конце XX в. и продолжается до сих пор. Для него характерно, с одной стороны, то, что в конституциях продолжают появляться новые права и их гарантии. Это, например, права и гарантии, обусловленные достижениями науки и информационных технологий: запрет на клонирование, вмешательство в генотипы гамет и эмбрионов; право на защиту персональных данных. Кроме того, расширяется перечень прав народов, например право на изучение и использование родного языка. С другой же стороны, права и свободы стали подвергаться весьма значительным (наиболее, на наш взгляд, значительным за всю историю конституционализма) ограничениям. Последние касаются, например, свободы и тайны частной жизни, а также коммуникаций, свободы передвижения, уголовно-процессуальных гарантий прав и свобод. Главными причинами их установления выступают негативные социальные последствия двух главных составляющих постиндустриального общества: глобализации и информатизации.

Все исследователи, в работах которых представлена классификация прав человека как прав трех поколений, сходятся во мнении, что у нее есть недостатки, самый большой из которых - выбор критериев классификации.

Широко известна и распространена классификация, делящая права на "естественные" и "позитивные".

Концепция о естественных прирожденных правах человека, которые независимы от усмотрения государственной власти, доктринально обоснована в учениях Ж.Ж. Руссо, Г. Гроция, Дж. Локка, Ш. Монтескье.

Другой подход (позитивистский): права человека даруются государством, которое определяет их объем и содержание.

Понятие естественности и неотъемлемости прав вышло также за пределы внутригосударственной компетенции. Это означает, что они должны быть обеспечены любому человеку, где бы он ни жил.

Одно дело - декларировать права человека, закрепляя их в Конституции государства, другое дело - обеспечить на практике соблюдение этих прав всеми без исключения.

Нет, наверное, более яркого примера соблюдения прав человека, чем попытка Верховного Суда США своим решением осуществить на практике конституционный принцип запрета дискриминации. Запрет суда на использование, в частности, отдельных автобусов для белых и темнокожих американских граждан, а также других подобных примеров по разделению рас был неодобрительно встречен некоторыми слоями населения. Этот конфликт является классическим примером взаимодействия элементов силы и принуждения, с одной стороны, и авторитета государства, с другой стороны.

Если мы хотим, чтобы права человека не являлись просто декларацией, а играли конструктивную роль, нужно четко представлять себе концепцию прав человека. Все те положения, которые сегодня рассматриваются как права человека, должны обладать международной защитой. А защита социальных и экономических прав, осуществление целей общественной политики, распределение ресурсов могут обеспечиваться в рамках внутригосударственного законодательного процесса.

Оптимальным, на наш взгляд, представляется разделение всех прав и свобод на 4 большие группы прав в соответствии с выделением наиболее важных сфер человеческой жизни: личные, политические, социально-экономические, культурные.

Политические права и свободы личности - это возможности человека в государственной и общественно-политической жизни, обеспечивающие его политическое самоопределение и свободу, участие в управлении государством и обществом.

Личные права и свободы - это возможности человека, ограждающие от незаконного и нежелательного вмешательства в его личную жизнь и внутренний мир, призванные обеспечить существование, своеобразие и автономию личности.

Социально-экономические права и свободы - это возможности личности в сфере производства и распределения материальных благ, призванные обеспечить удовлетворение экономических и тесно связанных с ними духовных потребностей и интересов человека.

Делая вывод в отношении соблюдения прав и свобод человека и гражданина в России отметим, что таковые нарушаются повсеместно. Нарушению подвержены различные права, а именно право на личную неприкосновенность, прав на свободу совести и вероисповедания, социальные права, права на доступ к правосудию. В отношении каждого из прав предстоит сделать кардинальные перемены. Перемены должны быть, как на законодательном уровне сделаны, так и на уровне ментальности. Например, в отношении свободы вероисповедания дела о запрете деятельность религиозных организаций давно пора перевести в категорию дел искового производство. Давно пора изменить регулирование вопроса обеспечения при содержании под стражей. Первостепенной задачей является изменение порядка установления инвалидности.

Право на доступ к правосудию - огромная проблема нашей страны. Затягивание сроков рассмотрения дел, неисполняемость судебных решений, формальный подход при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу - эти проблемы не решены, несмотря на принятия двух федеральных программ о развитии судебной системы.

Поэтому вопросы обеспечения прав и свобод человека и гражданина является наиболее актуальным, поскольку разрыв между задекларированными правами и их реализацией огромен.

Список использованных источников и литературы


Нормативно-правовые акты

1.Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) // Сборник международных декларация и конвенций. Под ред. В.В. Валеева. М., 2011. - 618 с.

2.Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948 г.) // Сборник международных декларация и конвенций. Под ред. В.В. Валеева. М., 2011. - 618 с.

.Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г. Пакт ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. № 4812-VIII // Ведомости Верховного Совета СССР. 1973 г. - № 28 (831). - Ст.453.

.Международный пакт о гражданских и политических правах, Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г. Пакт ратифицирован Указом Президиума ВС СССР от 18 сентября 1973 г. № 4812-VIII // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976 г. - № 17 (1831). - Ст. 291.

.Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.). Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ. Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 2. - Ст. 163.

.Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // Сборник законодательства в сфере защиты прав детей. Под ред. А.В. Кононова. М., 2010. - 412 с.

.Конституция Российской Федерации, принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 года, с учетом законов Российской Федерации о поправках Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 г. № 6-ФКЗ, № 7-ФКЗ) / Российская Федерация // Рос. газ. от 25 декабря 1993 г.: Рос. газ. от 21 января 2009 г.

.О референдуме Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 28.06.2004 г. № 5-ФКЗ (ред. от 24.04.2008) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2004. - № 27. - Ст.2710; 2008. - № 21. - Ст. 2257.

.О чрезвычайном положении: Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 г. № 3-ФКЗ (ред. от 07.03.2005) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 23. - Ст.2277; 2005. - № 17. - Ст. 1899.

.О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 г. № 1-ФКЗ (ред. от 25.12.2012) / Российская Федерация // Собрание законодательства Российской Федерации. - 29.07.1994. - № 13. - Ст. 1447; 11.01.2013. - № 1. - Ст. 10.

.Трудовой кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред. от 23.07.2013 № 177 - ФЗ) // СЗ РФ. - 2002. - № 1 (ч.1). - Ст. 3; 2013. - № 24. - Ст. 2518.

.Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федеральный закон от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 23.07.2013 № 424-ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 1 (часть I). - Ст. 1; 2013. - № 28. - Ст. 2688.

.Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 02.07.2013 № 213 - ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 46. - Ст. 4532; 2013. - № 27. - Ст. 2812.

.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 02.07.2013 № 214 - ФЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2013. - № 24. - Ст. 2732.

15.Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ <#"justify">Учебники и учебная литература

33.Авакьян, С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность: 2-е изд. / С.А. Авакьян. - М.: Проспект, 2000. - 488 с.

34.Венгеров, А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Вергеров. М., 2004. - 512 с.

.Конституционное право. Энциклопедический словарь. отв. ред. С.А. Авакьян. - М.: Юрист, 2011. - 712 с.

.Козлова, Е.Ж., Кутафин, О.Е. Конституционное право России / Е.Ж. Козлов, О.Е. Кутафин. - М.: Юрист, 2010. - 612 с.

.Конституционное право государств Европы: Учеб. пособие. отв. ред. Д.А. Ковачев. - М.: Юрист, 2011. - 716 с.

.Конституционное право зарубежных стран. Учебник для вузов. под. общ. ред. М.В. Баглая. - М.: Бэк, 2011. - 766 с.

.Козлова, Е.И. Конституционные права и свободы человека и гражданина // Государственное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. О.Е. Кутафина. М., 1996. - 315 с.

.Кочев, В.А. Категории и принципы конституционно-правового института прав и свобод человека и гражданина // Проблемы российского государственного строительства и законодательства: Сб. науч. тр. Владивосток, 1994. - 377 с.

.Мишин, А.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник для вузов / А.А. Мишин. - М.: Бэк, 2011. - 722 с.

.Нерсесянц, В.С. Философия права / В.С. Нерсесянц. М.: Издательство "Инфра-М", 1997. - 467 с.

.Трошкин, Ю.В. Права человека: Учеб. пособие / Ю.В. Трошкин. М., 1997. - 347 с.

.Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. 2-е изд. М., 1987. - 718 с.

Монографии, статьи

45.Бахин, С.В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях / С.В. Бахин // Правоведение. - 1991. - № 2. - С. 33-37.

46.Бережнов, А.Г. Права личности: некоторые вопросы теории / А.Г. Бережнов. М., 1991. - 312 с.

.Борисов, А.К. Права человека - точка отчёта / А.К. Борисов // Журнал российского права. - 2001. - № 5. - С. 28-35.

.Банашак Б. Права личности и механизмы их защиты в конституциях некоторых стран. М., Издательство Хельсинкского фонда по правам человека, 2001. - 342 с.

.Бахин, С.В. Всеобщая декларация 1948 года: от каталога прав человека к унификации правового статуса личности / С.В. Бахин // Правоведение. - 1998. - № 4. - С. 6-10.

.Бахрах, Д.Н. Индивидуальные субъекты административного права / Д.Н. Бахрах // Государство и право. - 1994. - № 3. - С. 14-18.

.Бахин, С.В. О классификации прав человека, провозглашенных в международных соглашениях / С.В. Бахин // Правоведение. - 1991. - № 2. - С.46. - С. 14-19.

.Витрук, Н.В. Система прав личности // Права личности в социалистическом обществе / Н.В. Витрук. М., 1981. - 212 с.

.Воеводин, Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан / Л.Д. Воеводин. М., 1972. - 286 с.

.Воеводин, Л.Д. Юридический статус личности в России: Учеб. пособие / Л.Д. Воеводин. М., 1997. - 409 с.

.Гаврилов, В.В. Теория культурных прав человека / В.В. Гаврилов // Государство и право. - 2010. - № 1. - С. 9-16.

.Дмитриев, В.С. Вопросы реализации верховенства прав человека / В.С. Дмитриев // Юридический мир. - 2008. - № 5. - С. 12-17.

.Дмитров, А.И. Социальное государство и духовная культура / А.И. Дмитров // Закон и право. - 2010. - № 1. - С. 12-16.

.Дашкова, Н.В. Крик о помощи от российских истцов / А.И. Дмитров // Юрист. - 2012. - №1. - С. 5-9.

.Жилин, Г.А. О соотношении исполнения с гражданским судопроизводством / Г.А. Жилин // Арбитражный и гражданский процесс. - 2011. - № 6. - С. 22-25.

.Журавлев, А.Б. Классификация прав человека / А.Б. Журавлев // Журнал российского права. - 2010. - № 4. - С. 14-17.

.Жаке, Ж.П. Конституционное право и политические институты: Учеб. пособие. 4-е изд. / Пер. с франц. проф. В.В. Маклакова. М., 2002. - 388 с.

.Захаров, А.Н. Институт прав человека / А.Н. Захаров // Государство и право. - 2007. - № 3. - С. 38-42.

.Зорин, В.Н. Особенности реализации конституционных прав / В.Н. Зорин // Закон и право. - 2012. - № 2. - С.31-35.

.Златопольский, А.А. Некоторые методологические вопросы взаимоотношений личности и государства // Права человека: время трудных решений / Отв. ред. Е.А. Лукашева, М.М. Славин. М., 1991. - 265 с.

65.Зорькин, В.Д. Обеспечение социальной справедливости и защита социальных прав граждан в конституционном правосудии / В.Д. Зорькин // Журнал конституционного правосудия. - 2009. - № 3. - С. 9-13.

.Кущин, А.В., Обеспечение права на суд. Вопросы исполнения судебных решений / А.В. Кущин // Исполнительное производство. - 2013. - № 6. - С. 14-17.

.Катамазов, А.В. Правовая характеристика статуса конституций в зарубежных странах / А.В. Катамазов // Конституционное и муниципальное право. - 2008. - № 6. - С. 22-27.

.Кокотов, В.В. Развитие института прав человека / В.В. Кокотов // Государство и право. - 2005. - № 5. - С. 14-17.

.Кикоть, В.А. Обеспечение прав человека / В.А. Кикоть // Журнал российского права. - 2011. - № 4. - С. 56-59.

.Коркунов, Н.М. Общественное значение права. М., 2002 (по изданию 1892 г.). - 412 с.

.Лукашева, Е.А. Права человека: понятие, сущность, структура // Общая теория прав человека / Е.А. Лукашева. М., 1996. - 377 с.

.Лучин, В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации / В.О. Лучин. М., 2002. - 277 с.

.Малинова, О.Ю. Три поколения прав человека // Пчела. - 2003. - № 43. - С.15-18.

.Матузов, Н.И. Актуальные проблемы теории права / Н.И. Матузов. Саратов, 2003. - 307 с.

.Миронова, Т.К. Социальные права и их роль в обеспечении социальной защищенности человека / Т.К. Миронова // Закон. - 2004. - № 5. - С. 115-119.

.Попондопуло, В.Ф. Абсолютные (монопольные) права предпринимателя / В.Ф. Попондопуло // Правоведение. - 1994. - № 1. - С. 21-25.

.Поленина, С.В. Права женщин в системе прав человека: международный и национальный аспект / С.В. Поленина. М., 2000. - 244 с.

.Поколения прав человека: основные этапы развития правовой идеи и правового института: Учеб. пособие / Под ред.А.Ю. Сунгурова. Спб., 2003. - 314 с.

.Путило, Н.В. Социальные права граждан: история и современность / Н.В. Путилов. М., 2007. - 255 с.

.Права человека: сущность, понятие, нормативная форма // Проблемы общей теории права и государства: Учебник / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М., 1999. - 416 с.

.Ростовщиков, И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел / И.В. Ростовщиков. Волгоград, 1997. - 316 с.

.Рудинский, Ф.М. Гражданские права человека: общетеоретические вопросы / Ф.М. Рудинский // Право и жизнь. - 2000. - № 31. - С. 39-44.

.Снежко, О.А. Конституционные основы социальной защиты граждан / О.А. Снежно // Конституционное и муниципальное право. - 2006. - № 7. - С. 15-18.

.Томин, А.К. Развитие прав человека / А.К. Томин. М., 2005. - 244 с.

.Шерстюк, В.М., Ярков, В.В. Пояснительная записка к проекту Исполнительного кодекса Российской Федерации // Проект Исполнительного кодекса Российской Федерации / Отв. ред. Г.Д. Улетова. М, 2008. - 315 с.

.Эбзеев, Б.С. Конституция. Демократия. Права человека / Б.С. Эбзеев. М., 1992. - 468 с.

.Эбзеев, Б.С. Конституционные основы свободы личности в СССР / Под ред. И.Е. Фарбера. Саратов, 1982. - 406 с.

.4. Правоприменительная практика

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 октября 2006 г. Дело "Глазков (Glazkov) против Российской Федерации" (жалоба № 10929/03) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. - 2007. - № 6.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 марта 2007 г. Дело "Саламатина (Salamatina) против Российской Федерации" (жалоба № 38015/03) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека Российское издание. - 2008. - №9.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 октября 2007 г. Дело "Коршунов (Korshunov) против Российской Федерации" (жалоба № 38971/06) (Первая Секция) // Постановление опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. - 2008. - №4.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 г. Дело "Владимир Соловьев (Vladimir Solovyev) против Российской Федерации" (жалоба № 2708/02) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. - 2007. - № 12.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 января 2007 г. Дело "Шнейдерман (Shneyderman) против Российской Федерации" (жалоба № 36045/02) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. - 2008. - № 12.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 14 июня 2007 г. Дело "Савенко (Savenko) против Российской Федерации" (жалоба № 28639/03) (Первая Cекция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. - 2008. - № 9.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 февраля 2007 г. Дело "Коломиец и Коломиец (Kolomiyets) против Российской Федерации" (жалоба № 76835/01) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. - 2008. - № 8.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Марченко (Marchenko) против Российской Федерации" (жалоба № 29510/04) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 3/2007.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Романенко (Romanenko) и Романенко (Romanenko) против Российской Федерации" (жалоба № 19457/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 2/2007.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Шеломков (Shelomkov) против Российской Федерации" (жалоба № 36219/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 8/2007.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Волович (Volovich) против Российской Федерации" (жалоба № 10374/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 8/2007.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 февраля 2007 г. Дело "Коломиец и Коломиец (Kolomiyets) против Российской Федерации" (жалоба № 76835/01) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 8/2008.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 11 января 2007 г. Дело "Шнейдерман (Shneyderman) против Российской Федерации" (жалоба № 36045/02) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. № 12/2008.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Марченко (Marchenko) против Российской Федерации" (жалоба № 29510/04) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2007. № 3.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Романенко (Romanenko) и Романенко (Romanenko) против Российской Федерации" (жалоба № 19457/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2007. № 2.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Шеломков (Shelomkov) против Российской Федерации" (жалоба № 36219/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2007. №8.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Волович (Volovich) против Российской Федерации" (жалоба № 10374/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2007. №8.

.Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Романенко (Romanenko) и Романенко (Romanenko) против Российской Федерации" (жалоба № 19457/02) (Первая секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. 2007. № 2.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2008 г. № 7-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца второго ст.1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" в связи с жалобами ряда граждан" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2008. - № 18. - Ст. 2089.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2007 г. № 4-П "По делу о проверке конституционности положения части первой ст.15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2002 год" в связи с жалобой гражданки Т.А. Баныкиной" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2007. - № 14. - Ст. 1742.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 мая 2007 г. № 7-П "По делу о проверке конституционности абзаца четвертого части двенадцатой ст.230 Трудового кодекса Российской Федерации по запросу Ухтинского городского суда Республики Коми" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2007. - № 23. - Ст.2829.

.Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2005. - № 14. - Ст.1271.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. № 6-П "По делу о проверке конституционности части второй ст.6 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Мещанского городского суда г. Москвы" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2004. - № 13. - Ст. 1251.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июня 2004 г. № 11-П "По делу о проверке конституционности положений пп.10, 11 и 12 п.1 ст.28, п. п.1 и 2 ст.31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда, Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов г. Липецка, а также жалобами ряда граждан" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2004. - № 24. - Ст.2476.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 ноября 2002 г. № 15-П "По делу о проверке конституционности положений пп.1 п.3 и абзаца первого п.6 ст.9 Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. "О вынужденных переселенцах" в связи с жалобой гражданина М.А. Мкртычана" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 48. - Ст.4829.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. № 17-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца второго п.4 ст.11 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов налоговой полиции" в связи с жалобой гражданина М.А. Будынина" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2003. - № 1. - Ст.152.

.Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. № 18-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст.1, 2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" и ст.1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год" в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2000. - № 1. - Ст.146.

.Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П "По делу о проверке конституционности положений ст.41 и части третьей ст.42 УПК РСФСР, п. п.1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона РФ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан" // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 6. - Ст.867.

.Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. № 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" // [Электронный ресурс]: Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. - Режим доступа: <#"justify">Электронные ресурсы

118.Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2012 год // [Электронный ресурс]: Официальный сайт Уполномоченного по правам человека. - Режим доступа: <http://> ombudsmanrf.org <http://ombudsmanrf.org/>.