Студ

Library

Проблемные вопросы квалификации разбоя и отличие разбоя от смежных составов преступлений

Убийство Курсовая Работа , Готовый Отчет По Практике Юриста , Состав Преступления Диссертация

Введение


Представленная работа посвящена теме «Разбой как вид преступного посягательства на чужую собственность».

Разбойные нападения являются одним из старейших видов хищения. Издревле представители человечества, склонные к совершению преступлений, применяли оружие и насилие при нападениях на продовольственные обозы, крепости, товарные лавки.

Актуальностью данной выпускной квалификационной работы является то, что до сих пор разбои относятся к числу наиболее опасных экономических преступлений. В связи с этим проблема борьбы с разбойными нападениями была и остается одним из главных направлений в работе правоохранительных органов.

Расследованием разбойных нападений в нашей стране более сорока лет занимаются органы внутренних дел. По статистическим данным информационного центра при УВД Московской области, «в 2009 году на территории нашего региона совершено 252 разбоя, что на 27,9 процента больше, чем в 2008 году». Таким образом, в нашем районе, как и во всей стране в целом, сохраняется тенденция к возрастанию количества разбойных нападений, которые, согласно ст. 15 УК РФ относятся к категории тяжких и особо тяжких преступлений. Несмотря на то, что «от общего количества совершенных преступлений в 2009 году (22898) разбои составляют около 1 процента, практически каждое преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ, вызывает большой общественный резонанс.

Сотрудники правоохранительных органов работают над раскрытием каждого разбойного нападения, если так можно выразиться, используя индивидуальный подход к каждому факту преступления, учитывая его особенности. В нашем районе имели и продолжают иметь место серийные разбои (в частности, нападения на кассиров магазинов, АЗС, хищение сотовых телефонов и т.д. и т.п.). Зачастую при разбойных нападениях совершаются убийства. Такие виды преступлений, естественно, имеют повышенную социальную опасность и вызывают большой общественный резонанс.

Специфика такого преступления, как разбой, особо квалифицированный состав которого относится к категории особо тяжких, за которое предусмотрено наказания до 15 лет лишения свободы, в том, что разбойник посягает не только на собственность гражданина. В первую очередь, разбои социально опасны вследствие того, что во время их совершения происходит посягательство на жизнь и здоровье потерпевшего. Ущерб, нанесенный личности человека трудно, а порой и невозможно измерить материально.

Средства массовой информации периодично сообщают об очередных фактах разбойных нападений, все более и более жестких. Преступники, промышляющие разбоем на территории нашей страны, отличаются изобретательностью, коварностью, жестокостью по отношению к потерпевшим. Человек, попавший под прессинг разбойника, получивший увечье в результате применения насилия, навсегда останется с физической душевной травмой, в дальнейшем будет бояться за своих близких, продолжать коммерческую деятельность и т.д.

Конституция Российской Федерации признает и защищает равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Равенство этих форм обеспечивается созданием необходимых условий для их развития и запретом устанавливать какие-либо ограничения или преимущества в осуществлении права собственности в зависимости от ее форм. В соответствии с этим, в УК РФ к преступлениям против собственности отнесены общественно опасные посягательства на все ее формы, установлены общие основания и пределы ответственности и определены единые санкции за их совершение.

Разбои всегда отличались повышенной общественной опасностью. Проблема борьбы с разбойными нападениями, а также правильная квалификация преступных действий остается актуальной до сих пор и требует тщательного изучения и анализа.

Целью настоящей работы является характеристика преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ «Разбой», элементов его состава. Кроме того, необходимо подробно рассмотреть обстоятельства, отягчающие уголовную ответственность за разбойное нападение, определить признаки разбоя, подробно охарактеризовать квалифицирующие признаки, предусмотренные ст. 162 УК РФ, установить признаки, по которым можно отграничить разбой от смежных составов, а кроме того, выяснить, какие проблемы существуют у правоприменителей. С целью раскрытия темы работы необходимо также изучить примеры из следственно - судебной практики.

Исходя из поставленной цели вытекают следующие задачи:

изучить теоретические аспекты,

акцентировать внимание на проблемных вопросах квалификации данного

преступления

обозначить тенденции развития и правовую природу «Разбоя как вида

посягательства на чужую собственность».

Объектом исследования настоящей работы является уголовно-правовой анализ разбоя, выявление причин и условий, способствующих совершению разбойных нападений, а также определение его специфических признаков.

Нормативную базу исследования составили нормы уголовного и уголовно-процессуального права, а также следственно-судебная практика, в том числе Московской области.

Теоретическую базу исследования составляют монографии известных ученых, таких как Рарог А.И., Комиссаров В.С., Лебедев В.М., Здравомыслов Б.В., Завидов Б.Д. и др.


1. История становления уголовной ответственности за разбой


1.1 Исторический аспект уголовной ответственности за разбой


В российском уголовном праве такое преступление, как разбой, в различные исторические периоды понималось по-разному.

В Русской Правде упоминалось о тягчайшем преступлении - убийстве в разбое. Однако описание этого преступления в законе отсутствовало. Причем самостоятельно термин разбой не употреблялся. Историки отмечали, что в памятниках XV века термин разбой сохранил значение неспровоцированного убийства с целью грабежа или вооруженной засады на дорогах с той же целью. Предполагается, что в этом же значении он употребляется и в Псковской Судной грамоте.

Судебники 1497 и 1550 г. упоминают термин разбой, но не называют его признаков. В Своде законов уголовных 1832 года под разбоем понималось нападение на деревню, двор или какое-либо здание, для похищения имущества, произведенное открытою силою и с явной опасностью для самого лица, насилием угрожаемого. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. даны пространные определения некоторых видов преступлений. Так в ст. 1627 дается развернутое определение разбоя: Разбоем признается всякое на кого-либо, для похищения принадлежащего ему или находящегося у него имущества, нападение, когда оное учинено открытою силою с оружием, или хотя и без оружия, но сопровождалось или убийством, или покушением на оное, или же нанесением увечья, ран, побоев, или других телесных истязаний, или такого рода угрозами или иными действиями, от которых представлялась явная опасность для жизни, здравия или свободы лица или лиц, подвергавшихся нападению. Как отмечает профессор Комиссаров В.С., «эти нормы с изменениями, внесенными в 1885 г., применялись до начала советского периода. Однако их излишняя казуистичность, архаичность, отставание от социально-экономического развития России ощущались уже в XIX в. Подготовка реформы уголовного законодательства заняла несколько десятилетий и завершилась принятием Уголовного уложения 1903 г. Этот кодекс в целом отличался высоким уровнем юридической техники, более строгой внутренней структурой, относительно небольшим объемом».

Так и не введенное в действие в большей своей части Уложение 1903 г., тем не менее, повлияло на последующее развитие российского уголовного законодательства вплоть до наших дней. Многие положения Уголовного кодекса 1997 г., касающиеся преступлений против собственности, соединяет с Уложением 1903 г. своеобразный мост, перекинутый через законодательство советского периода.

Составители УК РСФСР 1922 года придали термину нападение, наряду с насилием, смыслообразующее значение. Определив разбой как открытое, с целью похищения имущества, нападение, соединенное с физическим или психическим насилием..., они сместили акцент в определении разбоя с нападения, то есть действия, состоящего в насилии, на насилие как самостоятельный, помимо и наряду с нападением, способ действия. Конструкцию разбоя как нападения, соединенного с насилием, восприняли УК РСФСР 1926, 1960 гг. Уголовный закон 1996 г. практически повторил с некоторыми филологическими изменениями определение разбоя, которое дал уголовный кодекс РСФСР 1960 г. Статья 146 УК РСФСР определяла разбой как «нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия». УК РФ 1996 г. определил разбой (ст. 162) как «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

В науке российского уголовного права по этому вопросу высказаны различные мнения: одни ученые считают, что нападение и насилие - это два самостоятельных признака разбоя, другие - что это равнозначные понятия.

Так, И.Г. Филановский рассматривал нападение и насилие как самостоятельные и даже не параллельные, а скорее последовательные действия. Для нападения, полагал он, специфическим является внезапность, интенсивность, чаще всего неожиданный характер действий преступника. Разбой, по его мнению, представляет собой совокупность двух последовательных действий субъекта преступления - нападения и насилия, причем время разрыва между этими действиями значения не имеет. В.А. Владимиров утверждал, что нападение образует такой же непременный признак разбоя, как и насилие, которые в совокупности, в их неразрывном единстве характеризуют его объективную сторону.... Он определял разбойное нападение как интенсивное активное противоправное действие, предпринятое с целью завладения имуществом и создающее реальную опасность немедленного применения насилия, опасного для жизни или здоровья. В отличие от многих авторов В.А. Владимиров рассматривал нападение не как однократное действие, а процесс воздействия, таящий в себе реальную опасность применения насилия в течение всего промежутка времени, пока длится нападение. Согласно такой позиции нападение, хотя и неразрывно связано с насилием, но не тождественно ему. В уголовно-правовом смысле нападение - это агрессивно-противоправное действие, совершаемое с какой-либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия как средства достижения этой цели.

С небольшим уточнением повторял определение нападения, предложенное В.А. Владимировым, Н.С. Гагарин. Он понимал под ним активные, внезапные, умышленные, противоправные действия, создающие опасность немедленного и непосредственного применения насилия над личностью потерпевшего, опасного для его жизни или здоровья, совершенные с целью завладения государственным имуществом либо личным имуществом граждан.

По мнению А. Гравиной и С. Яни, нападение и насилие при разбое не равнозначные понятия, хотя последнее - обязательная составная часть нападения. При этом они определяют нападение как действие, состоящее из двух последовательных этапов: создания реальной опасности применения насилия и непосредственно насилие. Повышенная общественная опасность этих деяний заключена в том, что они соединяют в себе посягательство не только на имущественные интересы, но и на личность потерпевшего. Отношения собственности при разбое нарушаются путем непосредственного воздействия на личность владельца имущества, где опасное для жизни или здоровья насилие выступает как средство изъятия имущества.

В юридической литературе последних лет говорится: под нападением следует понимать внезапные для потерпевшего агрессивные действия виновного, которые соединены с насилием или угрозой применения насилия... О нападении, как самостоятельном объективном признаке разбоя, можно говорить весьма условно, имея в виду, что вне насилия или угрозы применения насилия оно теряет уголовно-правовое значение; либо под нападением понимается открытое либо внезапное скрытое, а потому неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества либо на другое лицо, которое может помешать завладению чужим имуществом, либо нападение - это внезапное активное психическое либо явное или скрытое физическое воздействие на потерпевшего или других лиц, направленное на противодействие посягающему, либо нападение при разбое - внезапное применение насилия к потерпевшему.

Таким образом, суждение о нападении и применении насилия как равнозначных понятиях представляется убедительным. Как известно, в русском языке слово нападение (отлагательное существительное, производное от глагола напасть) означает быстрое, стремительное действие, предпринятое против кого, чего-либо с целью захвата, нанесения урона, ущерба. Этимология термина нападение говорит о его происхождении от слов, обозначающих насильственные действия. В свою очередь, посредством термина нападение в русском языке очень часто раскрывают значение других слов, обозначающих насильственные действия. Так, слово наброситься определяется как совершить стремительное нападение, обычно с целью нанести физические повреждения. Антонимы нападения - защита, глагола напасть - защитить, защититься, отбиться.

Таким образом, мы приходим к выводу, что использованная законодателем в УК РФ формулировка нападение, совершенное с применением насилия ни что иное, как своеобразная дань консерватизму терминов российского уголовного закона. Хотя закон определяет разбой посредством указания на два рода действий (нападение и насилие), сущность их одна: двуединый способ завладения чужим имуществом - нападение и насилие - неотделимы друг от друга. Нападение носит чаще всего открытый характер, но не исключается и тайное его совершение (нападение из-за угла, выстрел из укрытия). Разделение данных понятий возможно только с теоретической точки зрения, но с практической это невозможно, так как в практике не встречался разбой, где присутствовало нападение, но не было насилия.

Хищение в форме разбоя имеет по преимуществу импульсивный, эмоциональный характер, его признаками являются ситуативность, внезапность. Но даже в таких условиях посягательство далеко не всегда представляет собой мгновенный акт. Поскольку такое посягательство - всегда процесс, развивающийся во времени, то основной путь борьбы с ним - это индивидуальная работа, специальная профилактика, оперативное обслуживание, а конкретная задача - своевременно вмешавшись в этот процесс, не допустить его развития, приостановить. Наибольшее практическое значение имеет при этом раннее выявление лиц, склонных к совершению корыстно-насильственных преступлений. В отношении таких лиц, как показывает практика, профилактика наиболее реальна, так как у них ещё не выработаны стойкие стереотипы преступного поведения.

1.2 Характеристика разбоя в сфере становления действующего законодательства


Самый быстрорастущий вид правонарушений в нашей стране - преступления против собственности. В 2009 году было совершено приблизительно 3 млн. преступлений, почти половина из них была связана с различного рода нарушениями, касающимися прав собственности граждан. Собственность составляет экономическую основу существования любого общества, а неотчуждаемое право быть собственником является важнейшей гарантией осуществления прав и свобод личности. Охрана собственности от преступных посягательств является одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации, закрепленная в статье 2 УК РФ 1996 г.

Исходя из определения разбоя, установленного ст. 162 УК РФ, можно выделить следующие его признаки:

. Во-первых, разбой - это обязательно нападение. То есть при разбое происходит активное противоправное действие преступника или преступников (применение физической силы и оружия). Разбоя в форме бездействия быть не может.

. Второй признак - разбой может быть совершен только с целью хищения чужого имущества.

Рассмотрим более подробно указанные признаки разбоя, которые относят данный вид преступления к категории корыстно-насильственных.

Термин "хищение" упоминается уже в первых декретах Советской власти. Однако еще длительное время наряду с ним в законодательстве продолжали существовать как однопорядковые понятия "кража", "грабеж" и пр. Лишь с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" понятие "хищение" поглотило все формы и виды хищений, направленных против социалистической собственности.

Первоначально разработка общего понятия хищения в теории и судебной практике была осуществлена применительно к посягательствам на государственную и общественную собственность, которая впервые была представлена в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 28 мая 1954 г., указавшем, что "по смыслу Указа от 04.06.1947 г. умышленное обращение в свою собственность государственного и общественного имущества, независимо от форм и способов его совершения, должно рассматриваться как хищение".

Что же касается преступлений против личной собственности, то в их систематизации хищения не выделялись, а сам термин "хищение" частично подменялся понятием "похищение". Например, И.Г. Филановский, обозначая кражу, грабеж, разбой, мошенничество и вымогательство как группу преступлений, "выражающихся в преступном завладении чужим имуществом", считал нецелесообразным создавать в теории общее понятие похищения личного имущества граждан и вводить его в научный оборот вопреки законодательной терминологии.

Первым опытом законодательного определения хищения стал Федеральный закон 1994 г., дополнивший ст.144 УК РСФСР 1960 г. примечанием, определявшим хищение применительно к ст.144-147 главы о преступлениях против собственности. С этого времени понятие хищения действительно стало общим, поглотив собой различия не только в непосредственных, но и в родовых объектах корыстных посягательств. Немногим отличается от предшествующей и действующая дефиниция хищения, закрепленная в примечании 1 к ст.158 УК, согласно которой под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Указанное общее понятие хищения играет роль родового по отношению к видовым понятиям преступлений против собственности.

В уголовном законодательстве ответственность за хищение чужого имущества дифференцируется в зависимости от того, каким способом совершается посягательство на отношения собственности. Изъятие имущества может быть тайным или открытым, насильственным или ненасильственным, совершенным путем обмана или злоупотребления доверием и так далее. Способ изъятия имущества как объективное обстоятельство, характеризующее хищение, существенно влияет на степень общественной опасности преступления и поэтому учитывается законодателем. Действующее уголовное законодательство различает шесть форм хищения: кражу, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение и растрату вверенного имущества. Каждой из форм хищения присущи свои особенности, отличающие один состав хищения от другого.

Правильное установление форм хищения и разграничение смежных составов преступлений имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку этим обеспечивается выполнение важнейшей задачи правосудия - применение наказания в строгом соответствии с законом. В судебной практике нередко определенные затруднения вызывает отграничение грабежа от других, смежных с ним составов преступлений: кражи, разбоя, вымогательства.

Предметом хищения является имущество, а объектом - отношения собственности, то есть общественные отношения в сфере распределения материальных благ коллективного или индивидуального пользования. Предмет хищения всегда материален, должен обладать вещными признаками. Это могут быть любые вещи, создаваемые человеком и обладающие материальной или духовной ценностью, деньги, ценные бумаги, имеющие нарицательную стоимость, документы, служащие эквивалентами денег.

Главным способом хищения является изъятие имущества у собственника или иного владельца. В том случае, когда виновный владеет чужим имуществом в силу того, что оно ему вверено, переход правомерного владения к неправомерному можно характеризовать как формальное изъятие.

Один из обязательных признаков хищения - безвозмездность. Именно безвозмездность изъятия чужого имущества влечет за собой причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Не является хищением такое изъятие чужого имущества, которое не связано с причинением ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества, если лицо, совершившее изъятие, взамен полностью его оплачивает, либо предоставляет иную равноценную компенсацию.

При хищении имущество обращается виновным в свою пользу или в пользу других лиц. Похитивший имущество, хотя и не становится юридически его собственником, фактически владеет, пользуется и распоряжается им как своим собственным. В связи с этим от хищения следует отличать временное корыстное использование чужой вещи, при котором виновный владеет и пользуется чужой собственностью, но не распоряжается ею.

По общему правилу, хищение считается оконченным, если чужое имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им распоряжаться по своему усмотрению. Однако исключением является разбой, считающийся оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, при наличии признаков, указанных в диспозиции ст. 162 УК РФ.

Корыстные мотивы определяют направленность умысла на хищение, но при этом соучастники могут иметь другие побуждения. Однако они в любом случае должны быть осведомлены о характере совершаемого исполнителем преступления.

Недопустимо признание виновным в хищении, если лицо изымало чужое имущество не по корыстным мотивам, а из иной личной заинтересованности, либо ложно понятых служебных интересов, а также для временного пользования с его последующим возвратом.

Один из признаков объективной стороны хищения - причинение преступлением материального ущерба собственнику или иному владельцу имущества. Материальный ущерб, причиненный собственнику или иному владельцу имущества, должен находиться в причинной связи с действиями лица, совершившего хищение.

Одним из признаков разбоя является то, что при его совершении преступник применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо высказывает угрозу применения такого насилия. Данный признак является одним из определяющих, так как позволяет разграничить разбой от других смежных составов. Под опасным для жизни и здоровья насилием понимается, например, применение оружия, угроза убийством, причинение тяжкого вреда здоровью или причинение здоровью вреда средней тяжести.

Так, по приговору Пушкинского городского суда Московской области по уголовному делу № 960357 от 09 марта 2008 года К. признан виновным в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Так, 10 октября 2007 года К. незаконно проник на территорию АЗС, расположенную в г. Пушкино, имея умысел на хищение бензина, и с целью облегчения совершения преступления, умышленно нанес сторожу базы А. многочисленные удары, причинив ему средней тяжести вред здоровью, после чего, лишив сторожа возможности сопротивляться, похитил 160 литров бензина. Суд признал К. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 162 УК РФ и назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок 4 года».

Таким образом, разбой относится к корыстно-насильственным преступлениям. Действия нападавшего преступника можно оценивать как разбой только при наличии всех его признаков, указанных выше.

Глава 21 Уголовного кодекса РФ относит разбой к одному из видов преступлений против собственности, наряду с кражей, мошенничеством, грабежом, вымогательством и другими преступлениями, совершенными с целью завладения чужим имуществом.

Однако разбой является одной из наиболее опасных насильственных форм хищения чужого имущества, так как посягает одновременно на собственность, а также на жизнь и здоровье потерпевшего.

Понятие разбоя четко дает уголовный закон. Приведем редакцию статьи 162 УК РФ «Разбой» в полном объеме в действии на настоящий момент (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ, от 21.07.2004 г. № 73).

Статья 162. Разбой.

. Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, - наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

. Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, - наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

. Разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, - наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

. Разбой, совершенный:

а) организованной группой;

б) в целях завладения имуществом в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, -

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Таким образом, статья 162 УК РФ четко определяет разбой как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Так, по приговору Пушкинского городского суда Московской области от 12 сентября 2008 года по уголовному делу № 960405 по обвинению Р. последняя признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 162 УК РФ, ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года условно с испытательным сроком три года.

«В судебном заседании установлено, что 22 февраля 2008г. около 22.40 часов Р. увидела ранее ей незнакомую А. Следуя внезапно возникшему умыслу, направленному на нападение в целях хищения чужого имущества, с целью подавления сопротивления достала из куртки нож и приставила к горлу А., потребовав деньги. А., восприняв нож, как реальную угрозу для своей жизни и здоровья, не стала сопротивляться. После этого Р. вырвала у А. сумочку, в которой находилось имущество на сумму 2500 рублей и скрылась».

Если лицо, совершившее разбойное нападение, причинило потерпевшему значительный ущерб, похитив имущество, стоимость которого в силу пункта 4 примечания к статье 158 УК РФ не составляет крупного размера, содеянное при отсутствии других отягчающих обстоятельств, указанных в частях второй и третьей статьи 162 УК РФ, надлежит квалифицировать по части первой данной статьи. Однако в случаях, когда лицо, совершившее разбойное нападение, имело цель завладеть имуществом в крупном или особо крупном размере, но фактически не завладело им либо завладело имуществом, стоимость которого не превышает 250 тысяч рублей (1 миллиона рублей), его действия надлежит квалифицировать как покушение на разбой в целях завладения имуществом в крупом (особо крупном) размере. Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

Надо учесть, что простые составы разбоя совершаются гораздо реже, чем преступления, предусмотренные ч.ч. 2,3,4 ст. 162 УК РФ.

Уголовное право традиционно выделяет четыре обязательных признака преступления, наличие которых является основанием для привлечения к уголовной ответственности: субъект преступления, субъективная сторона, объект преступления и объективная сторона.

Для наступления уголовной ответственности необходимо наличие всех четырех составляющих признаков преступления. Лишь при этом условии вина разбойника может быть доказана в суде. Основной сбор доказательств, как правило, приходится на объективную и субъективную сторону.


2. Исследование уголовно-правовой характеристики разбоя


2.1 Объективные признаки разбоя


Объективным признаком разбоя может служить такое насилие, которое применяется не к собственнику или владельцу имущества, а к посторонним лицам, которые, по мнению виновного, могут воспрепятствовать незаконному завладению имуществом. Также непосредственным объектом разбоя по российскому законодательству являются: во-первых, конкретная форма собственности, а во-вторых, здоровье лица, подвергшегося нападению.

Объективная сторона разбоя выражается в открытом или тайном нападении на потерпевшего (нападение из засады, на спящего и т.д.), совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. При этом необходимо помнить, что первостепенной целью разбойника как раз является не личность потерпевшего, а его имущество. Посягательство на личность потерпевшего является средством завладения имуществом. Таким образом, личность потерпевшего становиться, своего рода, дополнительным объектом преступления. Однако в отсутствии данного дополнительного объекта совершенное преступление не может квалифицироваться как разбой.

Под нападением следует понимать открытое либо скрытое неожиданное агрессивно-насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества либо на другое лицо, например, охранника. Нападение может носить замаскированный характер (удар в спину, например), а также выражаться в явном или тайном воздействии на потерпевшего нервнопаралитическими, токсическими или одурманивающими средствами. Названные способы воздействия зачастую не осознаются потерпевшим, однако от этого они не лишаются качества нападения. В то же время нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего алкоголем, наркотиками или иными одурманивающими веществами, если они были добровольно приняты потерпевшим.

Под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое причинило здоровью потерпевшего тяжкий вред или вред средней тяжести, либо легкий вред, вызвавший кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Таковым признается и насилие, которое причинило потерпевшему легкий вред без расстройства здоровья либо не причинило вреда, однако в момент причинения создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.Как разбой должно квалифицироваться введение в организм потерпевшего опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ с целью приведения его таким способом в беспомощное состояние и завладение чужим имуществом.

Угроза немедленного применения насилия, опасного для жизни или здоровья, в целях завладения чужим имуществом является психическим насилием. Она может выражаться в словах, жестах, демонстрации оружия или иных предметов, применение которых может повлечь опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

Нападение с целью завладения имуществом, совершенное с использованием угрозы, не содержащей действительной опасности для жизни или здоровья потерпевшего, но ошибочно воспринятой им за реальную, может рассматриваться как разбой лишь в случае, если действия виновного были заведомо рассчитаны на восприятие этой угрозы как опасной для жизни и здоровья. Насилие при разбое является средством завладения имуществом либо средством его удержания. Действия виновных, начатые как кража, при применении в дальнейшем насилия, опасного для жизни и здоровья, с целью завладения имуществом или для его удержания непосредственно после изъятия следует квалифицировать как разбой. Обязательный объективный признак разбоя - применение или угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Для квалификации преступления как разбоя вполне достаточно, чтобы насилие создавало опасность хотя бы для здоровья потерпевшего.

Рассмотрим пример из следственно-судебной практики, приведенный в обзоре судебной практики по уголовным делам Верховного Суда РФ за первый квартал 2003 г.

«По приговору суда Н. признан виновным в совершении разбойного нападения в целях хищения чужого имущества организованной группой, в крупном размере.

января 1999 г. Н. совместно с соучастниками проник в квартиру потерпевшего С., где Я. нанес С. удар кулаком в лицо, в результате чего последний упал. Н. и другие осужденные нанесли лежащему на полу потерпевшему несколько ударов руками и ногами по различным частям тела, в результате которых у последнего образовались повреждения, не причинившие вреда здоровью. Затем Я. поместил потерпевшего С. в ванную комнату и стал душить его. Н. и другие соучастники в это время потребовали у находившейся в квартире П. указать местонахождение денег и ценных вещей. В то время как Н. остался сторожить П., другие осужденные, обыскав квартиру, похитили 10200 долларов США и другое имущество, и с места происшествия скрылись.

По приговору суда Н. осужден по п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ и п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия Н. по эпизоду хищения из квартиры С. с п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. «б» ч. 3 ст. 161 УК РФ, указав следующее.

Органы следствия, предъявляя обвинение Н. по п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ, указали, что войдя в квартиру потерпевшего, Я. нанес потерпевшему удар кулаком в лицо, отчего тот упал на пол, после чего Н. и соучастники нанесли С. несколько ударов руками и ногами в различные части тела, в результате которых у С. образовались ушибы головы, гематомы мягких тканей лица, поясничной области, то есть повреждения, не причинившие вреда здоровью. Затем Я. насильно поместил С. в ванную комнату и, угрожая применить к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья, стал душить потерпевшего цепью, фиксирующей сливную пробку в ванной, использовав ее в качестве оружия. Таким образом, органы следствия указали, что угроза насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, исходила от Я. Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Однако судом не установлено, что Н. знал о применении Я. цепочки от сливной пробки в процессе нападения, а также что сам Н. применял к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья, либо угрожал С. применением такого насилия».

Особенность разбоя состоит в том, что его состав сконструирован в законе как формальный: факт изъятия имущества и причинение имущественного ущерба потерпевшему находятся за рамками объективной стороны этого преступления. Поэтому разбой признается оконченным преступлением с момента начала нападения. Такое своеобразие состава делает невозможной стадию покушения на это преступление.

По мнению председателя Верховного Суда РФ Лебедева В.М., «ответственность за оконченный разбой наступает и в тех случаях, когда в силу внезапно изменившейся обстановки или активного сопротивления потерпевшего виновному не удалось завладеть имуществом. На исход нападения могут оказывать влияние определенные черты личности потерпевшего и его поведение (физическое состояние, реакция на нападение, готовность к сопротивлению)».

2.2 Субъективные признаки разбоя


Субъект преступления - это лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное в соответствии с законом нести за него уголовную ответственность.

Статья 19 УК РФ указывает, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим уголовным законом.

Таким образом, к субъекту разбоя, как и к другим видам преступления, относятся следующие составляющие, наличие которых позволяет говорить о субъекте преступления: физическое лицо, возраст и вменяемость.

Каким предстает данный субъект? Почему он (или они) прибегают именно к такой форме преступного поведения?

Социальные факторы, детерминирующие формирование личности такого преступника, достаточно хорошо изучены во многих работах по криминологии. Показаны характерные показатели их влияния в семье, школе, нормальных и неформальных коллективах, микросреде, выведены типичные характеристики социального, нравственного и культурного облика таких преступников.

Наиболее известные монографические исследования, посвященные изучению преступного поведения принадлежат таким авторам, как М.И. Ковалев, Ю.М. Антонян, В.Н. Кудрявцев, А.А. Курашвили, М.М. Бабаев и др.

Многочисленные исследования личности преступников, совершающих преступления в сфере экономики, свидетельствуют о том, что преступник как носитель существенных и относительно устойчивых отрицательных свойств формируется под воздействием негативных факторов социальной среды, причем для разных этапов этого процесса характерны не равнозначная, чаще всего нарастающая криминальная активность и различная степень социальной запущенности.

Исследования самооценок корыстных преступников вскрывают противоречивую двойственность направленности личности «для себя» и «для других». Для себя требования и обязательства, как правило, занижены, для других, особенно потерпевших, на которых перекладывается вина в причинении вреда, завышены. Лишь менее десятой части преступников, совершивших разбойные нападения, осуждали впоследствии свои преступления, искренне раскаивались. Основная же масса осужденных считали себя невинными жертвами «системы».

Следует иметь в виду, что субъективная сторона разбоя всегда характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что совершает нападение, соединенное с насилием, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия и желает его совершить. Руководствуясь корыстными мотивами, он преследует указанную в законе цель хищения чужого имущества.

Однако были случаи, когда осужденный совершал преступление случайно, в силу сложившихся обстоятельств. Чаще всего - это несовершеннолетние преступники. Вместе с тем, для данного вида корыстных преступников характерны искаженность и примитивность потребностей.

В целом данной категории преступников свойственна антиобщественная установка. Она заключается в постоянной внутренней готовности к определенному криминальному поведению.

По содержанию мотивов данного вида преступлений можно выделить следующие виды побуждений, реализуемых преступным путем:

корыстные, т.е. побуждающие к личному обогащению;

стремление поддержать уровень комфорта, обладание вещами и потребление;

стремление к поддержанию минимального жизненного уровня своего и своих близких;

поддержание элементарных жизненных потребностей лица как биологического существа;

пренебрежительное отношение к требованиям общества, нормам социального поведения, мешающим осуществлению личных планов;

враждебное отношение к окружающему миру, людям под влиянием личных неудач, обид и т.п.;

агрессивность или жестокость как самоцель и др.

Существенные особенности имеет мотивация преступного поведения лиц с расстройством психики, не исключающими вменяемости. Речь идет об умственной отсталости в степени дебильности, алкоголизме, наркомании, психопатии соответствующих лиц. В ряде случаев специалисты отмечают снижение уровня самоконтроля, приоритет в определении поведения эмоциональных состояний, импульсивности, преобладания возбуждения над торможением и т.п.

Имеют значение и стрессовые состояния, сформированные постоянным ожиданием враждебности со стороны окружающих, низким социальным статусом, отсутствием средств к существованию.

Личность и поведение потерпевшего могут играть достаточно существенную роль в мотивации преступного поведения.

Роль личности и поведения потерпевшего при этом может быть производной от особенностей его состояния (например, опьянение); состояния физического или психического здоровья; от его действий; его образа жизни.

Из содержания ст.ст. 11, 12 и 13 УК РФ следует, что действие Уголовного кодекса распространяется на граждан РФ, лиц без гражданства и иностранных граждан, то есть на людей - физических лиц. Таким образом, юридические лица, животные не могут быть субъектами преступления. Из судебно-следственной практики известны случаи многочисленных ошибок следователей, которые возбуждают уголовные дела в отношении юридических лиц, что недопустимо законом и должно по смыслу Уголовно-процессуального кодекса РФ влечь за собой недопустимость всех доказательств, полученных после возбуждения уголовного дела.

Согласно ч. 1 ст. 20 УК РФ, уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста». Однако ч.2 ст. 20 УК РФ делает исключение из общего правила, устанавливая, что лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за разбой. Таким образом, законодатель снизил возраст, с которого наступает уголовная ответственность за совершение разбоя с 16 до 14 лет, чем очередной раз подчеркнул общественную опасность разбоев. При этом также учитывалось, что общественная опасность разбоя доступна даже для понимания 14-летнего подростка.

При условии, что физическому лицу, совершившему разбой уже исполнилось 14 лет, также необходимо наличие еще одного признака: субъектом преступления может быть только вменяемое лицо.

Норма статьи 21 УК РФ закрепляет, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Вменяемое лицо должно понимать не только фактическую сторону своих поступков, но и их социальную значимость (противоправность), и при этом сознательно руководить своими действиями, что свойственно только психически здоровым и умственно полноценным людям.

Согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ, если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. К таким лицам не может применяться уголовное наказание, лишь принудительные меры медицинского характера.

Субъективная сторона разбоя предполагает наличие у виновного прямого умысла и корыстной цели.

В ч. 2 статьи 25 УК РФ законодатель дал четкое определение прямого умысла: преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Разбой совершается только с прямым умыслом. Таким образом, виновный осознает, что предъявляет незаконное имущественное требование, причем в качестве средства воздействия на потерпевшего использует нападение, совершенное с применением насилия, либо с угрозой применения такого насилия. При этом не имеет значения, намерен ли виновный привести свою угрозу в исполнение при отказе потерпевшего исполнить его требование. По мнению профессора Здравомыслова Б.В., «сознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла».

Направленность умысла при хищении определяется корыстными мотивами и целями. Сущность корыстного мотива состоит в стремлении виновного удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет, путем изъятия имущества, на которое у него нет никакого права.

Корыстная цель имеет место как в случаях преступного обращения чужого имущества в пользу виновного, так и в случаях передачи его другим лицам, в материальном положении которых виновный заинтересован. При передаче изъятого имущества другим лицам корыстная цель может достигаться путем последующего получения определенной части переданного имущества. Таким образом, при хищении корыстная цель всегда связана с изъятием чужого имущества и обращением его в пользу отдельных лиц. От истинного мотива преступления как элемента субъективной стороны зависит квалификация деяния в целом.

«По приговору Пушкинского городского суда Московской области от 9 августа 2007 г. Ридель, ранее судимый за хищения, осужден по п.п. «б», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ. Он признан виновным в совершении разбойного нападения с целью хищения чужого имущества граждан, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, неоднократно и с применением предметов, используемых в качестве оружия.

марта 2007 г. в состоянии алкогольного опьянения Ридель с целью совершения хищения чужого имущества пришел в дом к Решетникову, принесенной с собой бутылкой водки нанес последнему удар по голове, ногой - по лицу, затем ударил еще несколько раз по голове и телу, причинив потерпевшему легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья (не более 21 дня), после чего открыто похитил телевизор стоимостью 3 500 рублей, принадлежащий Решетникову, и гитару стоимостью 500 рублей, принадлежащую Карамышеву.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 2 ноября 2007 г. приговор оставлен без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора суда и кассационного определения ввиду нарушения судом требований закона о полноте и всесторонности исследования обстоятельств дела.

Президиум Московского областного суда 20 июля 2008 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Установив, что Ридель незаконно завладел чужим имуществом, суд признал наличие у него корыстного мотива при совершении преступления.

Однако этот вывод сделан без всестороннего исследования обстоятельств дела. Так, суд не дал оценки показаниям Риделя на предварительном следствии о том, что умысла на завладение имуществом Решетникова у него не было, побил его за повреждение двери квартиры бывшей его сожительницы Самофаловой. Он (Ридель) утверждал, что взял телевизор и гитару в качестве залога, обещая вернуть после того, как Решетников отремонтирует дверь.

Потерпевший Решетников в судебном заседании подтвердил показания Риделя, в том числе об обещании вернуть вещи, и не отрицал, что по поводу ремонта двери Самофалова с Риделем приходила к нему раньше. Аналогичные показания в суде дали Карамышев и свидетель Самофалова. Самофалова показала, что сначала была сожительницей Решетникова, потом Риделя; уходя от нее, Решетников повредил дверь ее квартиры, но ущерб не возместил, о чем она рассказала Риделю.

Показания Риделя о том, что он собирался вернуть потерпевшему вещи, суд в должной мере не исследовал, юридической оценки им не дал, а также оставил без внимания показания об этом потерпевших и свидетеля. Кроме того, суд в приговоре не привел оснований своего вывода о наличии корыстного мотива в действиях Риделя.

С учетом изложенного президиум Московского областного суда приговор и кассационное определение отменил, а дело направил на новое судебное рассмотрение. В дальнейшем действия Риделя были переквалифицированы на самоуправство (ст. 330 УК РФ)».

Однако требование корыстной цели не распространяется на соучастников, которые могут действовать в силу иных побуждений (родственных или дружеских связей, под влиянием угроз или насилия либо в силу служебной зависимости). Важно лишь, чтобы этим лицам был известен характер совершенного исполнителем деяния. Нельзя не согласиться с ученым юристом Наумовым А.В., который утверждает, что «не может квалифицироваться как хищение изъятие чужого имущества ввиду ложно понимаемой производственной заинтересованности, а равно в случаях так называемого временного позаимствования, когда имущество изымается для временного пользования с его последующим возвратом».


2.3 Квалифицирующие признаки разбоя


Квалифицированный состав разбоя характеризуется четырьмя признаками:

а) группа лиц по предварительному сговору;

б) (утр.силу);

в) незаконное проникновение в жилище, помещение или иное хранилище;

г) применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Первые признаки имеют то же самое содержание, что при краже или грабеже. Но в отличие от них квалифицированный состав не содержит такого признака, как причинение значительного ущерба гражданину, поскольку степень общественной опасности разбоя настолько велика, что размер причинённого гражданину ущерба не имеет для характеристики существенного значения, если, разумеется, он не достигает критерия крупного размера.

Специфическим признаком квалифицированного разбоя, выражающим его особенности как формы хищения, является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК).

Разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет наиболее опасный вид квалифицированного разбоя, поскольку при таких обстоятельствах опасность для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, становится намного более реальной, чем без этого признака.

Орудиями преступления в данном случае могут быть:

а) оружие в собственном смысле слова;

б) предметы, которые оружием не являются, но используются в качестве оружия.

В соответствии с Федеральным законом «Об оружии» от 13 декабря 1996 г. к оружию в собственном смысле слова относится огнестрельное (в том числе гладкоствольное охотничье), холодное (в том числе метательное), пневматическое и газовое оружие. Общей характеристикой оружия в собственном смысле является то, что оно специально предназначено для поражения цели и не имеет иного, например, хозяйственно - бытового назначения.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья: топоры, ломики, дубинки, бритвы, ножи и т. д. Не имеет значения, были ли эти предметы приготовлены заранее специально для разбойного нападения или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Под применением оружия или иных предметов должно пониматься как фактическое их использование для причинения вреда здоровью человека, так и их демонстрация с угрозой немедленного использования в процессе нападения.

Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не может рассматриваться как вооружённый разбой. Однако, учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение должно квалифицироваться как разбой, предусмотренный ч.1 ст. 162 УК.

Применение оружия в собственном смысле слова при разбойном нападении должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных нормами УК о вооруженном разбое и о незаконном приобретении и ношении оружия, если виновный не имел на него соответствующего разрешения.

Групповой вооруженный разбой следует отграничивать от бандитизма. Последний характеризуется признаком устойчивости вооруженной группы и наличием специальной цели нападения на граждан или организации. При этом, как правило, ставится задача совершить неопределенное число таких нападений. А разбой совершается обычно однократно, после чего группа распадается.

Особо квалифицированный состав разбоя имеет место при наличии хотя бы одного из следующих четырех признаков:

а) организованная группа;

б) в целях завладения имуществом в крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью;

Первый из этих признаков имеют то же содержание, что и при других формах хищения. Второй отражает специфику законодательной конструкции разбоя: если при прочих формах хищения размер характеризует количественную сторону причиненного имущественного вреда (т.е. последствий), то применительно к разбою крупный размер хищения составляет цель (субъективный признак) преступления, поскольку последствия выходят за рамки объективной стороны разбоя. Количественная характеристика крупного размера при разбое определяется примечанием 2 к ст. 158 УК РФ.

Специфическим признаком особо квалифицированного разбоя является его совершение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч.3 ст. 162 УК).

Разбой, соединенный с причинением тяжкого вреда здоровью означает, что собственнику, другому владельцу имущества или иным лицам для преодоления их сопротивления либо с целью удержания имущества непосредственно после завладения причиняется вред здоровью, обладающий признаками, перечисленными в ч.1 ст. 111 УК РФ. Дополнительной квалификации по этой статье не требуется, так как данная разновидность квалифицированного разбоя охватывает факт причинения тяжкого вреда здоровью. Однако следует иметь в виду, что посягательство на жизнь выходит за рамки данного преступления. Поэтому причинение смерти потерпевшему требует дополнительной квалификации. При умышленном причинении смерти в процессе разбойного нападения деяния, помимо статьи о разбое с причинением тяжкого вреда здоровью, квалифицируется и по статье о корыстном убийстве (п. «з» ч. 2 ст.105 УК РФ). А если умыслом виновного охватывается только тяжкий вред здоровью, но не смерть потерпевшего, то деяние квалифицируется по совокупности п. «в» ч.3 ст. 162 и ч.4 ст.111 УК РФ.

Хищение, начатое как кража или грабеж, может в процессе осуществления перерасти в разбой, если виновный с целью завладения имуществом или его удержания после завладения применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожает применением такого насилия. Но если насилие, опасное для жизни или здоровья, применено после окончания кражи или грабежа и не преследует цели удержать имущество, а применяется, например, чтобы избежать задержания, оно не может свидетельствовать о разбое и должно квалифицироваться по статьям УК о преступлениях против личности или против порядка управления.

Если в процессе группового хищения насилие, опасное для жизни или здоровья, либо оружие применяется одним из участников без согласования с другими или один из них причиняет тяжкий вред здоровью, то эти обстоятельства влияют на квалификацию действия того лица, которое их совершило, поскольку они составляют эксцесс соучастника.

Особое значение в раскрытии разбойных нападений имеют оперативно - розыскные мероприятия: преследование по «горячим следам», «прочёсывание» работниками милиции и членами народных дружин территории, окружающей место разбоя, и близлежащих строений, применение служебно-розыскной собаки, преграждение путей наиболее вероятного ухода преступника. Одновременно на основании поручений следователя оперативно - розыскные работники проводят розыск похищенного, для чего проверяют места возможного сбыта и хранения похищенного имущества: комиссионные магазины, скупочные пункты, ломбарды, камеры хранения ручной клади на железнодорожных вокзалах и в аэропортах.

Таким образом, факт совершения разбоя влечет за собой определенную систему мер реагирования органов внутренних дел. Её суть заключается в обнаружении виновных, получении информации о всех признаках преступления, сборе доказательств и обеспечении судебного решения по уголовному делу. С информационной точки зрения процесс раскрытия преступления характеризуется обнаружением связей между признаками (элементами), из которых складывается событие преступления, между их совокупностью и конкретными лицами. Такого рода связи имеют многозначный характер и могут проявляться в различных сферах социальной жизни.

Анализ судебной практики показывает, что суды не всегда правильно квалифицируют рассматриваемый вид преступления.

Порой неправильная квалификация происходит не только по вине суда, но и следствия.

Рассмотрим наиболее типичные примеры, когда действия виновного были переквалифицированы с разбоя на грабеж, так как судом не было установлено, причинены ли виновным телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья потерпевшего.

Так по приговору Пушкинского городского суда Московской области по уголовному делу № 901223 от 31 марта 2007 г. Б. осужден по ч. 1 ст.161 УК РФ, п. «б» ч.2 ст.162 УК РФ. Он признан виновным в том, что 5 октября 2006 г. примерно в 22 час. 30 мин. на ул. Оранжерейная, имея умысел на завладение чужим имуществом, вырвал у П. из рук сумку и с места преступления скрылся, причинив потерпевшей ущерб на общую сумму 200 тыс. рублей. 10 октября 2006 г. примерно в 21 час. также с умыслом на открытое хищение чужого имущества он преследовал А. и в подъезде дома потребовал отдать сумку. Она отказалась. Он ударил ее кулаком по лицу и вырвал сумку, причинив кровоподтеки и сотрясение головного мозга. По заключению судебно-медицинского эксперта, это - повреждения, причинившие легкий вред здоровью А. и повлекшие кратковременное расстройство здоровья. С похищенным Б. скрылся. Ущерб составил сумму 77тыс. рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора в части осуждения Б. по п. «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ и переквалификации его действий на п. «б» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Президиум Московского городского суда 16 марта 2007 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд вместе с тем допустил ошибку, квалифицируя действия Б. по эпизоду завладения имуществом А. как разбой.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании Б. отрицал факт применения насилия в отношении А.

Все показания потерпевшей на следствии и в суде об обстоятельствах причинения ей телесных повреждений противоречивы. Так, в ходе судебного заседания она сообщила, что Б., ударив её кулаком по лицу, вырвал из рук сумку и скрылся. От удара у неё закружилась голова, она побежала за ним и упала. На предварительном следствии А. первоначально показывала, что, ударив её в лицо, Буданов резко вырвал из рук сумку, отчего она ударилась о косяк двери. Как пояснила потерпевшая при следующем допросе, ударив её в лицо, Буданов резко вырвал сумку из её рук, отчего она упала и, скатившись со ступенек, ударилась головой о косяк двери.

Кроме того, судебно - медицинский эксперт также не ответил на вопрос, в результате чего у потерпевшей образовались повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья.

При таких обстоятельствах нельзя сделать вывод о том, что обнаруженные у потерпевшей повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья, причинены Б.

Учитывая, что в соответствии с законом все сомнения в отношении доказанности обвинения толкуются в пользу подсудимого, по указанному эпизоду действия Б. следует квалифицировать по п. «б» ч. 2 ст. 161 УК РФ как открытое хищение чужого имущества, совершённое неоднократно.

Бывает так, что приговор суда оказывается более мягким по отношению к подсудимым. Например, когда действия виновных были квалифицированы судом как разбой.

По протесту прокурору приговор был отменен ввиду необходимости применения закона о более тяжком преступлении - бандитизме, в чем виновные наряду с разбоем обвинялись.


3. Проблемные вопросы квалификации разбоя и отличие разбоя от смежных составов преступлений


3.1 Отличие разбоя от грабежа


Разбой тесно примыкает к насильственному грабежу, что вызывает необходимость разграничения этих составов преступлений.

Различие между ними определяется, прежде всего, характером примененного к потерпевшему насилия (см. Приложение 3).

Грабеж определяется в Уголовном кодексе Российской Федерации как открытое хищение чужого имущества, совершенное без насилия (ч.1 ст.161 УК) либо соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего (п."г" ч.2 ст.161 УК).

Под насилием, не опасным для жизни и здоровья, следует понимать побои и иные насильственные действия, причинившие потерпевшему физическую боль либо связанные с ограничением его свободы. Важно, чтобы указанные действия не причинили вреда здоровью потерпевшему и не создавали опасности для его жизни и здоровья. В противном случае содеянное будет рассматриваться как разбой.

Если виновный считает, что совершает хищение явно открытое для потерпевшего или третьих лиц, хотя в действительности они не осознают этого, совершенное виновным следует расценивать как грабеж.

Нередко вызывает определенные затруднения в судебной практике отграничение грабежа от разбоя.

Главное отличие грабежа от разбоя состоит в степени интенсивности и объеме насилия, ибо разбой всегда связан с насилием, опасным для жизни или здоровья, в то время как грабеж может быть совершен без насилия либо с насилием, но не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Определение последствий физического насилия, как при грабеже, так и при разбое хотя и имеет существенное значение для правильного разграничения данных составов преступлений, но этим установление степени насилия еще не исчерпывается. Во всех случаях применения физического насилия, как при грабеже, так и при разбое следует учитывать не только последствия физического насилия, но и другие обстоятельства по делу, в частности способ действия виновного при применении этого насилия, имеющий важное значение для квалификации содеянного.

Действия лица по завладению чужим имуществом, соединенные с физическим насилием, последствия которого охватываются понятием насильственного грабежа, надлежит квалифицировать как разбой во всех случаях, когда в момент применения этого насилия оно является реально опасным для жизни или здоровья потерпевшего.

Угроза, выраженная, например, словами "убью", "зарежу" и т.п., так же как угроза, выраженная посредством "обещания" использовать против потерпевшего оружие или другие предметы, объективно его заменяющие, либо демонстрация их перед потерпевшим, воспринимаемая им именно как угроза насилием, опасным для его жизни или здоровья, являются психическим насилием, характерным только для разбоя.

Неправильная оценка характера угрозы может иметь место не только тогда, когда она выражена в неопределенной форме, но даже и тогда, когда угроза физическим насилием выражена преступником вполне определенно.

Более сложным является отграничение насильственного грабежа от разбоя, когда психическое насилие при завладении чужим имуществом выражается виновным неопределенно. Таковым психическим насилием является, например, угроза: "Отдай деньги, а то будет хуже!" и т.п.

Преступник в этих случаях прямо не высказывает намерения убить потерпевшего, причинить вред его здоровья либо же применить к нему любое другое насилие, опасное для жизни или здоровья, не демонстрирует перед потерпевшим оружие или иные предметы, объективно его заменяющие.

Применительно к таким случаям вопрос о признании в действиях виновного грабежа или разбоя решается следующим образом. Прежде всего, необходимо учитывать главное - субъективное восприятие потерпевшим характера применяемой виновным угрозы. Однако это обстоятельство нельзя расценивать в качестве единственного критерия для разграничения указанных составов преступлений, поскольку субъективное представление потерпевшего может быть нередко неадекватным реальному содержанию угрозы, выраженной неопределенно в той или иной форме. Поэтому в таких случаях суд должен всесторонне проанализировать конкретную обстановку совершения преступления (место, время, возможность позвать на помощь и т.п.), учесть объективный характер действий виновного и все другие фактические обстоятельства по делу и, исходя из этого, решить вопрос о квалификации действий виновного.

В тех случаях, когда угроза насилием при завладении чужим имуществом выражается преступниками неопределенно, а потерпевшие воспринимают ее как угрозу насилием, опасным для жизни или здоровья, однако характер последующих действий виновных свидетельствует о том, что они не желали применить в отношении потерпевшего такое насилие, их действия следует рассматривать как насильственный грабеж.

В судебной практике известные трудности при разграничении грабежа и разбоя вызывают и такие случаи, когда при завладении чужим имуществом виновный угрожает потерпевшему определенным насилием, приведение которого в исполнение может вызвать различные последствия, начиная от побоев и легкого вреда здоровью и кончая смертью лица. Таким насилием является, например, угроза избиением.

Вопрос о квалификации действий виновного в этих случаях должен решаться аналогично тому, как и при наличии угрозы, выраженной неопределенно, т.е. с учетом как субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы, так и всех других обстоятельств дела.

Необходимо также учитывать, что разбой считается оконченным уже с момента осуществления нападения на личность независимо от того, была ли достигнута цель завладения чужим имуществом или нет.

В ранее действующем постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22.03.1966 г. №31 "О судебной практике по делам о грабеже и разбое" говорилось, что грабеж признается оконченным с момента завладения имуществом. Однако при рассмотрении конкретных уголовных дел судебная практика продолжала учитывать и приобретение виновным возможности распоряжаться чужим имуществом. Правильное определение стадий преступления, предусмотренных статьей 30 УК, предопределяет индивидуализацию наказания согласно статье 66 УК.

Различные моменты окончания этих преступлений объясняются тем, что при разбое преступник дополнительно посягает на такие блага личности, как жизнь или здоровье, в то время как при грабеже посягательство направлено на значительно менее ценные блага - телесную неприкосновенность и свободу личности.


3.2 Отличие разбоя от вымогательства

уголовная ответственность разбой

В ряде случаев правоприменителю приходится ограничивать разбой от вымогательства.

Вымогательство - требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Вымогательство во всех его видах представляет собой корыстно-насильственное преступление против собственности, по степени общественной опасности мало отличающееся от насильственных форм хищения разбоя и грабежа, соединенного с насилием. Требование передачи имущества под угрозой каких-либо нежелательных последствий является психическим насилием. Поэтому объектом вымогательства (так же, как разбоя и грабежа) является не только собственность, но и личность потерпевшего. Сказанное тем более относится к наиболее опасным видам вымогательства, когда реальность высказанной угрозы подтверждается фактическим применением физического насилия. Поскольку вымогательство имеет конечной целью обращение имущества в свою пользу, оно, так же как и разбой, должно рассматриваться в качестве способа завладения имуществом. И точно так же, как и в разбое, момент окончания преступления (в отличие от кражи и иных форм хищения) как бы переносится на более раннюю стадию («усеченный» состав).

Таким образом, общих признаков у разбоя и вымогательства очень много. Однако все-таки следует четко разграничивать эти составы. Главный критерий разграничения - способ получения чужого имущества. Если при разбое происходит реальное нападение на потерпевшего с целью завладения чужим имуществом, то при вымогательстве такого активного действия, тем более опасного для жизни или здоровья, не происходит, имеет место лишь угроза применения насилия. При этом вымогатель, как правило, «советует» передать ему имущество, угрожая в противном случае применить силу, распространить сведения, позорящие потерпевшего (шантаж) и т.д. и т.п. Также зачастую при разбое применяется оружие или предметы, используемые в качестве оружия, однако состав вымогательства этого не допускает. В случае если вымогатель угрожает потерпевшему оружием, или применяет его, то в данном случае его действия следует переквалифицировать с вымогательства на разбой.

Предъявление определенного требования - это первый элемент действия при вымогательстве. Второй обязательный элемент это угроза применения соответствующей «санкции» в случае невыполнения требования. Содержание угрозы составляют: а) насилие; б) уничтожение или повреждение имущества; в) нежелательное для потерпевшего распространение определенных сведений. Эти виды угрозы могут быть применены альтернативно либо в сочетании. Характер насилия, которым может угрожать вымогатель, в ст. 163 не конкретизирован. В отличие от насильственного грабежа и разбоя угроза насилием при вымогательстве не предполагает его немедленного применения. Вымогатель угрожает применить насилие в будущем в случае невыполнения его требований. При этом не имеет значения, намеревался ли он в действительности осуществить свою угрозу. Важно, что потерпевший воспринимает угрозу как реальную, в силу чего может пойти на выполнение требований вымогателя.

Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества также может быть использована вымогателем, чтобы принудить потерпевшего передать имущество или имущественные права. Угроза распространения позорящих сведений - один из способов вымогательства, который принято называть шантажом. Не имеет значения характер сведений: насколько они являются позорящими, соответствуют ли действительности или представляют собой вымысел, касаются лично потерпевшего или его близких. Важно, что потерпевший стремится сохранить эти сведения в тайне, а угроза их оглашения используется виновным, чтобы принудить его к передаче имущества. Вымогатель может преследовать цель либо однократного получения имущества, либо получения периодических выплат. Так, получило распространение вымогательство в виде получения организованными преступными группами от коммерсантов или предпринимателей периодической платы за принудительно (под угрозой) навязываемые им услуги неэквивалентного содержания (якобы за «охрану» помещения, за «содействие» в реализации продукции, за «советы» по организации «бизнеса», за сокрытие незаконной деятельности и т.п.). Такую разновидность вымогательства называют «рэкетом». Квалифицированным видом данного преступления (ч. 2 ст. 163 УК) считается вымогательство, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с применением насилия.

Вымогательство, совершенное с применением насилия (п. «в» ч. 2 ст. 163) следует отличать от насильственного грабежа и разбоя. Разница состоит в том, что физическое насилие при грабеже и разбое применяется непосредственно для отобрания имущества у потерпевшего; при вымогательстве же физическое насилие является лишь формой выражения психического насилия, служит для подкрепления угрозы применить более серьезное насилие в случае невыполнения требований вымогателя. Встречаются ситуации, когда одно и то же насилие используется преступником и для подкрепления вымогательской угрозы, и для непосредственного изъятия имеющегося у потерпевшего имущества. Такие действия квалифицируются по совокупности как вымогательство и грабеж либо разбой в зависимости от опасности примененного насилия.

Моментом окончания вымогательства, как и разбоя, является момент высказывания угрозы, что означает, что вымогательство, как и разбой, иметь так называемый усеченный состав преступления. Это обусловлено повышенной опасностью и двухобъектным характером преступления, когда посягательство на один из охраняемых объектов (личность потерпевшего) не только юридически, но и фактически окончено с момента высказывания угрозы.


3.3. Отличие разбоя от бандитизма: проблемы квалификации


Наибольшую трудность на практике вызывают случаи отграничения от бандитизма насильственно-корыстных посягательств и, прежде всего, вооруженного группового разбоя.

При решении этой проблемы следует исходить из понимания вопроса о правилах квалификации самостоятельных преступлений, обусловленных членством в банде (см. Приложение Д).

В период действия Уголовных кодексов 1926 и 1960 гг. большинство авторов исходило из правила, что совершение бандой иных преступлений охватывается бандитизмом и не требует дополнительной квалификации по совокупности. Т.е. сложность состоит в том, считать ли бандитизмом только создание банды и участие в ней, или включать туда и совершаемые бандой преступления.

Судебная практика в этом смысле также не отличается последовательностью. В 1955 г. Пленум Верховного Суда СССР по одному из конкретных дел рекомендовал хищение, совершенное бандой, квалифицировать по совокупности преступлений. В 1975 г. Пленум Верховного Суда СССР в п.19 указал: "Умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападениях, подпадает под признаки бандитизма и не требует дополнительной квалификации по ст. 102 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик". В 1989 г. высшая судебная инстанция СССР свою позицию изменила и рекомендовала судам "случаи умышленного убийства, совершенного участниками банды при нападении, квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство". В 1992 г. Верховный Суд РФ подтвердил эту позицию Верховного Суда СССР, указав п. 18: "Умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм и умышленное убийство". В 1993 г. Верховный Суд РФ, обобщая судебную практику по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами, подчеркнул: "Хищение наркотических средств, совершенное вооруженной бандой, подлежит квалификации по совокупности ст. 77 и 224.1 УК РСФСР". Наконец, в 1993 г. при обобщении судебной практики по делам о бандитизме Верховный Суд РФ по этому поводу отметил: "Судам следует иметь в виду, что ст. 77 УК РСФСР, устанавливающая ответственность за организацию вооруженных банд, участие в них и в совершаемых ими нападениях, не предусматривает ответственности за возможные последствия преступных действий вооруженных банд, в связи с чем требуют дополнительной квалификации преступные последствия нападений, образующие самостоятельный состав тяжкого преступления (ст. 71 УК РСФСР)". В п. 13 постановления от 17 января 1997 г. Пленум указал: "Судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ".

И. Шмаров, Ю. Мельникова, Т. Устинова поддерживают указанную позицию судебных органов, мотивируя это тем, что "Бандитизм, как оконченный состав преступления не предполагает наступление определенных последствий".

Сложность в разграничении указанных составов, состоит в том, что бандитизм, и вооруженный групповой разбой имеют много сходных признаков.

Первое из этих признаков основано на значительном совпадении объективной стороны обоих преступлений.

Как разбой, так и бандитизм - это нападение на граждан или организации, связанное с применением насилия или угрозой его применения. Одним из обязательных признаков и бандитизма, и разбоя, указанных в законе, является нападение, которое определяется как действие, направленное на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Реальная возможность применения насилия и степень его опасности для потерпевшего могут оцениваться самим потерпевшим (в случае, когда нападение носит открытый характер), а могут быть лишь объективно реальными, исходя из конкретной обстановки, независимо от того, осознавал ли этот факт потерпевший или нет. Действия должны быть направлены против жизни и здоровья потерпевшего. Сказанное в полной мере относится и к ст.162 УК РФ, и к ст.209 УК РФ. Но на это можно возразить, т.к. нападение при бандитизме может выражаться в разнообразных формах и совершаться по различным мотивам (месть, создание массовых беспорядков и т.д.), тогда как разбой совершается только с корыстным мотивом. Различается и статус нападения: в разбое оно - необходимый элемент объективной стороны, в бандитизме представляет собой цель создания банды, т.е. является, прежде всего, элементом субъективной стороны или необходимым элементом объективной стороны (участие в нападениях).

Второе сходство заключается в том, что группа разбойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона (ч.3 ст.35 УК) представляет собой организованную группу. Банда и вооруженная организованная группа, совершающая разбой, как организованные группы обладают устойчивость личного состава и заранее объединились для совершения преступлений.

Третье сходство банды и организованной вооруженной группы, совершающей разбой, связано с их вооруженностью. Пункт "г" ч.2 ст.162 УК указывает такой квалифицирующий признак разбоя, как совершение его с применением оружия, а ч.1 ст.209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу. Однако, несмотря на сходство двух составов в отношении оружия, между бандитизмом и вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, имеется существенное различие. Наличие оружия в банде - обязательный признак данного преступления. При этом имеется в виду оружие только в прямом смысле слова, т.е. предназначенное в соответствии с Законом РФ "Об оружии" для поражения живой или иной цели, подачи сигналов, а не любые предметы, используемые в качестве оружия. Состав разбоя может образовать и нападение с применением предметов, используемых в качестве оружия, если они предназначены или приспособлены членами группы для нападений на людей, имитации или негодного оружия.

Законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия при нападении, тогда как наличие состава бандитизма связывается лишь с наличием оружия хотя бы у одного из членов банды даже без его применения, если об этом было известно остальным участникам банды и они были готовы его применить.

Под применением оружия при совершении вооруженного разбоя следует понимать: причинение с его помощью легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью; использование его поражающих свойств, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, реальный вред здоровью для потерпевшего не наступает; использование указанных предметов для психического насилия (демонстрация оружия). Если же имевшееся у преступников оружие не демонстрировалось вообще при совершении разбойного нападения, то состав, предусмотренный п."г" ч.2 ст.162 УК, отсутствует.

Теперь рассмотрим различия банды и вооруженной организованной группы, совершающих разбой. Одна из таких попыток сделана в п.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г., в котором указывается, что от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и преступными целями - совершение нападений на граждан и организации.

Попов О. Г.предлагает добавить следующие различия этих составов. Одно из них заключается в том, что собственность при разбое выступает в качестве основного непосредственного объекта, здоровье человека - в качестве дополнительного, а в бандитизме все перечисленные объекты являются дополнительными. В качестве основного непосредственного объекта бандитизма выделяют основы государственного управления в области обеспечения общественной безопасности.

Бандитизм в отличие от разбоя считается оконченным преступлением с момента организации вооруженной банды, независимо от того, совершила ли она хотя бы одно нападение или нет. А факт участия в организованной группе, созданной для совершения разбоя, но еще не исполнившей ни одного нападения, следует рассматривать как приготовление к совершению разбоя.

Различие в квалификации бандитизма и вооруженного разбоя, по его мнению, заключается также и в том, что поскольку бандитизм предполагает организацию вооруженной банды, то хранение и ношение оружия охватывается признаками состава, предусмотренного ст.209 УК, и дополнительной квалификации по ст.222 УК не требуется. Состав вооруженного разбоя включает в себя только применение оружия и не охватывает его незаконные приобретение, хранение, ношение, поэтому эти составы преступлений образуют реальную совокупность.

Разграничение между бандитизмом и разбоем, совершенным организованной группой с применением оружия, можно проводить и по субъекту преступления. Уголовной ответственности за бандитизм подлежат лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет. Лица, не достигшие этого возраста, в случае участия в банде подлежат уголовной ответственности за фактически содеянное (ч.2 ст.20 УК).В ч.3 ст.209 УК РФ установлена ответственность для лиц, являющихся организаторами, руководителями, участниками банды или участниками совершаемых ею нападений, если при этом имело место использование ими служебного положения. Иными словами, в ст.209 УК появился и специальный субъект. Субъект разбоя - общий (с 14 лет).

По мнению Р. А. Галиакбарова, практика с успехом делает разграничение разбоя и бандитизма, не допуская серьезных ошибок. Какие критерии берутся за основу? Во-первых, в разбое, совершенном организованной группой лиц, устанавливается наличие оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В банде же должно быть только оружие. Во-вторых, в разбое оружие должно использоваться по назначению. Для бандитизма необходимо лишь наличие оружия. На данный признак обращено внимание в п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм". В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посягательств. По п."г" ч.2 ст.162 УК разбойное нападение

квалифицируется в тех случаях, когда оружие применено в ходе нападения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п.6 упомянутого постановления). Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

На наш взгляд, уголовный закон - сложный организм. И при толковании применяемых норм следует учитывать не только содержание конкретных статей Особенной части, но и нормы общего характера, структуру Кодекса, место норм в его системе. По закону разбой и бандитизм - это разные составы с четко различающимися юридическими признаками. Подменять один состав другим, не меняя уголовного законодательства, недопустимо. Вооруженный разбой организованной группой - это нападение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В бандитизме признаки состава иные: создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации, а также руководство ею или участие в такой группе, т.е. создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ оконченным составом преступления независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления. В вооруженном разбое, совершенном организованной группой, всегда устанавливается корыстная направленность - цель хищения чужого имущества. В составе бандитизма цели деятельности шире: нападение на граждан или организации. Само такое нападение более опасно, так как представляет угрозу не только для собственности граждан, но и для их личной безопасности, нормального функционирования государства, коммерческих или иных организаций (п.5 упомянутого постановления). При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная организованная группа, совершившая разбой, и банда - вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч.3 ст.35 УК, упуская при этом содержание ч.4 данной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждениям некоторых авторов конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным организованной группой, и бандитизмом нет. Налицо разные составы.

Вызывает удивление то, что бесспорный вопрос с устоявшейся судебной практикой разрешения уголовных дел вновь ставится на обсуждение с сомнительными по качеству предложениями. Приведем в пример приговор, по которому действия виновных квалифицированы как разбой, по протесту прокурора отменен ввиду необходимости применения закона о бандитизме, в чем они наряду с разбоем обвинялись на предварительном следствии из сложившейся судебной практики.

Московским городским судом 9 сентября 1999 г. Мельничук И. и Мельничук О. осуждены к лишению свободы: по ч.3 ст.222, ч.4 ст.222 и по п."а" ч.3 ст.162 УК РФ.

Братья Мельничуки О. и И. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном организованной группой, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, незаконном хранении, ношении, передаче и перевозке огнестрельного оружия, совершенных неоднократно и организованной группой, а также в незаконном ношении газового оружия.

Государственный обвинитель в кассационном протесте поставил вопрос об отмене приговора в отношении братьев Мельничуков и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с необоснованным исключением из предъявленного им обвинения состава преступления - бандитизм.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 ноября 1999 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Суд первой инстанции, исследовав показания осужденных, потерпевших, свидетелей, протоколы осмотров мест происшествий и опознания потерпевшими осужденных, пришел к выводу о виновности братьев Мельничуков в разбойных нападениях 6 марта 1998 г. на Г-на, 27 марта 1998 г. на Ш., 6 апреля 1998 г. на семью Г-вых, 13 апреля 1998 г. совместно с осужденным по этому же делу Сотниковым на семью И-ов, незаконном хранении, ношении, передаче и перевозке огнестрельного оружия - револьвера "Айсберг", а также в незаконном ношении газового оружия - газового пистолета "Рек-Перфекта" и квалифицировал их действия по ч.3 ст.222, ч.4 ст.222 и п."а" ч.3 ст.162 УК РФ.

Между тем органы следствия наряду с разбоем предъявляли Мельничукам обвинение и в создании устойчивой вооруженной группы (банды), участии в совершаемых ею нападениях. При этом, как видно из обвинительного заключения, квалифицируя действия Мельничуков по ч.1 ст.209 УК РФ, органы следствия учли, что братья в процессе организации банды изготовили маски с прорезями для глаз, приобрели револьвер, являющийся ненарезным огнестрельным оружием, пистолет, представляющий собой стандартное газошумовое оружие, и складной нож "бабочку", которые затем применяли при совершении разбоев, вовлекли в банду других лиц, распределили между собой роли, обсуждали планы нападений на граждан и совершали эти нападения в течение длительного времени.

Хотя суд в приговоре считал установленным применение осужденными при нападениях револьвера, пистолета и ножа, он, сославшись на то, что для признания группы бандой их вооруженность была недостаточной, принял решение об исключении из предъявленного им обвинения состава преступления - бандитизм за отсутствием в их действиях такового.

Это решение необоснованно, поскольку суд не указал, на основании каких данных он пришел к такому выводу, а также почему перечисленные в обвинительном заключении револьвер, пистолет и нож, которые осужденные применили при нападениях, по количеству недостаточны для признания организованной Мельничуками группы вооруженной.

При новом рассмотрении дела 23 декабря 1999 г.Московский городской суд осудил Мельничука О. и Мельничука И. по ч.1 ст.209 и по п."а" ч.3 ст.162 УК РФ за бандитизм и разбой, совершенный организованной группой.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 июля 2000 г. этот приговор оставила без изменения

Также, диспозиция ст.209 УК РФ не связывает ответственность за организацию и участие в банде со сроками ее создания и действия, а также наличием лидера.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя приговор в части осуждения по ст.209 УК РФ и прекращая дело за отсутствием состава преступления, мотивировала свое решение тем, что виновные действовали в течение короткого промежутка времени - менее одного месяца, у членов группы не успел сформироваться руководитель и выделиться лидер.

Президиум Верховного Суда РФ отменил определение Судебной коллегии и направил дело на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.

По смыслу закона обязательными признаками банды являются вооруженность, организованность и устойчивость группы.

Суд установил и правильно отразил в приговоре, что виновные, хотя действовали менее месяца, совершили ряд преступлений в одном и том же составе и при обстоятельствах, свидетельствующих о распределении ролей между членами банды; во всех эпизодах преступлений применялось оружие.

Кроме того, члены группы находились между собой в родственных отношениях, что объясняет, почему среди них не выделился явный лидер, а все действовали на "равных правах".

В заключение, следует отметить, что анализ дел о бандитизме свидетельствует о хорошей технической оснащенности преступников, а также о том, что их преступная деятельность приносит большие доходы, позволяющие не только обогащаться, но и вкладывать деньги в развитие своего криминального бизнеса.


Заключение


Итак, можно подвести итог и проанализировать настоящую работу, выполненную на тему «Ответственность за разбой по российскому уголовному праву».

В работе дано определение «разбоя», выяснено, какие виды данного преступления встречаются в правоприменительной практике. Также определены основные признаки разбоя, способы их установления и доказывания в ходе следствия. Уголовный закон определил, что уголовная ответственность за разбой наступает с 14 лет. При разбое происходит посягательство на два объекта - чужую собственность и здоровье потерпевшего. Разбой возможен лишь при прямом умысле.

Разбой совершается обязательно с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, как правило, при этом применяется оружие или предметы, используемые в качестве такового. Разбой, в зависимости от квалифицирующих признаков, относится к категории преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких.

Несмотря на то, что количество совершаемых преступлений, предусмотренных ст. 162 УК РФ, невозможно сопоставить с валом преступности, относящейся к разряду «хищения» других форм (кража, грабеж), однако, каждый факт разбоя вызывает несравненно больший общественный резонанс и имеет повышенную социальную опасность.

Проблема борьбы с таким уголовно-правовым явлением, как разбой, правильная его квалификация, в настоящее время продолжает быть актуальной. В современном, по общему мнению граждан РФ, «жестоком мире», разбой, как форму проявления жестокости, преступной воли, желания преступника применить свою силу к более незащищенному, искоренить окончательно невозможно. Однако бороться с разбойниками можно и нужно. Расследование и раскрытие разбойных нападений остается одним из главных направлений в работе правоохранительных органов. Учиться избегать ошибок при квалификации можно на примерах из следственно-судебной практики, которые приведены в настоящей работе.

До сих пор сложность для правоприменителя представляет правильная квалификация действий разбойника, отграничение состава разбоя от смежных составов, таких как грабеж, вымогательство, бандитизм.

Анализируя изученную тему, примеры и статистические данные, можно очертить круг вопросов и ряд проблем квалификации преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ и установить ряд пробелов, существующих в современном уголовном законодательстве, которые необходимо устранять российским законодателям в ближайшем будущем. В качестве примеров приведена также практика правоприменителей Московской области (судебные приговоры) и Верховного Суда РФ.

В ходе исследования проблемы отличия разбоя от смежных составов, определены основные признаки, по которым можно квалифицировать деяние именно как разбой, а не как грабеж, вымогательство или бандитизм. Так, судебная практика испытывает трудности при разграничении разбоя и насильственного грабежа, особенно когда речь идет о таком способе совершения этих преступлений, как угроза применения насилия. Здесь можно разграничить смежные составы при изучении вопроса, как воспринимал угрозу потерпевший. Если он реально полагал, что его жизнь и здоровье под угрозой, то налицо разбойное нападение. При совершении разбоя и грабежа не совпадают и моменты окончания этих преступлений. Так, при разбое состав окончен с момента нападения, а при грабеже с момента, когда преступник имел реальную возможность распорядиться похищенным.

Очень близко примыкают друг к другу разбой и вымогательство. Здесь главный критерий разграничения - способ получения чужого имущества. Если при разбое происходит реальное нападение на потерпевшего с целью завладения чужим имуществом, то при вымогательстве такого активного действия, тем более опасного для жизни или здоровья, не происходит, имеет место лишь угроза применения насилия. Существуют и другие отличия.

Также на практике наибольшую трудность вызывают случаи отграничения вооруженного группового разбоя от бандитизма, так как группа разбойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона представляет собой организованную группу. Кроме этого, сходство банды и организованной вооруженной группы, совершающей разбой, связано с их вооруженностью. Из сложившейся практики следует, что разграничить банду и вооруженную организованную группу, совершающую разбойные нападения на практике совершенно невозможно. Таким образом, налицо реальный пробел в законодательстве, и давно назрела необходимость внести изменения в уголовный закон и упразднить такие признаки разбоя, как «разбой, совершенный организованной и вооруженной группой», так как данный состав полностью охватывается ст. 209 УК РФ. Предлагаемый подход позволит заметно облегчить квалификацию указанных преступлений в следственной и судебной практике.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:


Нормативные правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (в ред. от 30.12.08 № 6 -ФКЗ).

. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.96 № 63-ФЗ (в ред. от 04.10.10 № 270-ФЗ).

. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.01г. № 174-ФЗ (в ред. от 27.07.10 № 224-ФЗ)

4. Федеральный закон "Об оружии"от 13 декабря 1996г. № 150-ФЗ (с изм. и доп. на 31.05.2010 N 111-ФЗ.)//Российская газета. 31 июля 2001г.

Научная литература:

1. Белик С.П. Преступления против собственности: Лекция - М., 1999

. Борзенков Г.Н. Преступления против собственности// М.: Юридический мир. 2005.

3. Быков В.С. Как разграничить бандитизм и разбой // Российская юстиция. - 2001. - № 3

. Верина Г.В. Преступления против собственности: Проблемы квалификации и наказания. - Саратов: Слово, 2001.

. Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Ответственность за корыстные посягательства на личную собственность. М., 1986.

. Волженкин Б.В. Вопросы квалификации краж, грабежей и разбоев.- Л., 1981.

. Воробьева Т., Санталов А. Разбой и вопросы его квалификации// Государство и право. - 1999. - № 1.

8. Галиакбаров Р.А. Разграничение разбоя и бандитизма. Ошибка в теории ломает судебную практику//Российская юстиция. - 2000. - № 7.

. Галимов И.X. Разбой: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Дисс..канд. юрид. наук. Уфа, 2004.

. Гаухман Л.Д. Квалификация разбоев, совершенных с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия//Законность. - 2001. - № 5.

. Гаухман Л.Д. Насилие при грабеже, разбое и вымогательстве //Законность. - 1998.- № 2.

. Жигарев Е.С. Криминологическая характеристика и профилактика краж, грабежей, разбоев и мошенничества. - М.: Юриспруденция, 1996.

. Завидов Б.Д. Уголовно-правовой анализ грабежа, разбоя и вымогательства//Адвокат. - 2002. - № 7.

. Здравомыслов Б.В. Уголовное право России. Общая и Особенная часть: Учебник.- М.: Юрист, 1996.

. Кехлеров С.Г. Тяжкие и особо тяжкие преступления: квалификация и расследование: Руководство для следователей. - М.: Спарк, 2001.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Лебедева В.М. М. : Юрайт- М., 2001.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации./Под ред. А.И. Рарога. - М., «Проспект», 2008.

. Комментарий к Уголовному кодексу РФ /Под ред. И.И. Кучерова - М., Экзамен, 2010.

. Костров Г.К. Психическое насилие при разбое и грабеже //Российская юстиция. - 1997. - № 8.

. Красиков А.А. Как разграничить разбой и бандитизм?- М.: Юрист, 2002.

. Криминалистика /Под ред. И.Ф.Крылова.-СПб.,, 1996.

. Мальцев В.В. Ответственность за преступления против собственности. -Волгоград, 1999.

. Наумов А.В. Уголовный кодекс РФ. Постатейный комментарий. - М.: Юристъ, 2004.

. Попов О.Г. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя //Российская юстиция.- 2001.- № 5.

. Попова О.Г. Сложности при разграничении бандитизма и вооруженного группового разбоя //Российская юстиция.- 2001.- № 5.

.Сережичев Д.М. Итоги работы УВД Сахалинской области за 2008 год подведены на коллегии УВД //Сахалинский нефтяник. - 2008. - № 7.

. Яни П.С. Преступное посягательство на имущество//Законодательство. - 1998.- №№ 9,10.

Материалы судебной практики:

1. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2003 г. (по уголовным делам) //Сборник постановлений Пленумов Верховных судов по уголовным делам. - М.: Спарк, 2005.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» //Бюллетень Верховного суда РФ. - 2003. - № 1.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» //Сборник постановлений Пленумов Верховных судов по уголовным делам. М. Спарк, 2005.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»//Сборник постановлений Пленумов Верховных судов по уголовным делам. М., Спарк, 2005.

. Постановление президиума Волгоградского областного суда от 27 июля 2001 г.//Сборник постановлений Пленумов Верховных судов по уголовным делам. М.: Спарк, 2005.

. Уголовное дело № 901223 по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.161 УК РФ, п. «б» ч.2 ст.162 УК РФ // Архив Пушкинского городского суда за 2000 год.

. Уголовное дело № 960357 по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ// Архив Пушкинского городского суда за 2005 год.