Студ

Library

Торговое право ЕС

Договор Курсовая , Отчет По Практике Торгового Предприятия , Курсовая Работа По Гражданскому Праву , Диссертация Таможенный Союз

Введение


Актуальность темы работы. Вторая половина XX века для Европы стала периодом интенсивной интеграции, в результате чего на ее территории образовалось новое объединение, включающее на сегодняшний день уже двадцать семь государств - Европейский Союз (далее - ЕС). Ядром, основой ЕС является общий внутренний рынок, вокруг которого развивается и европейское право. Внутренний рынок предполагает отмену препятствий свободе передвижения товаров, лиц, услуг и капитала между государствами-членами ЕС. Различия в национальном праве существенно осложняют процесс заключения трансграничных договоров, создают правовую неопределенность в договорных отношениях между хозяйствующими субъектами разных государств, ведут к увеличению транзакционных издержек, что препятствует экономической интеграции и сотрудничеству государств Европы. Необходимость устранения названных правовых ограничений и обеспечения беспрепятственной и свободной торговли поставило задачу гармонизации частного права стран-участников ЕС, что являлось существенным условием завершения процесса создания общеевропейского товарного рынка.

Изначально проводилась гармонизация только отдельных секторов частного права, что находило отражение в издании органами ЕС директив по различным аспектам договорного права и регламентов в отношении договоров коммерческого агентирования, договоров франшизы, дистрибьюторских договоров и некоторых других торговых договоров в целях защиты конкуренции. Директивы касались, как правило, потребительских договоров. Сфера коммерческих контрактов в частноправовом аспекте на наднациональном уровне оставалась практически неурегулированной. Исключение составляли принятые в сфере международного торгового права международные конвенции, унифицировавшие как коллизионные, так и материальные нормы: Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г., Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция) и другие.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в определение основных характеристик и тенденций развития правового регулирования коммерческой деятельности в ЕС. Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи:

1)определение понятия и сущности торгового права в ЕС;

)определение источников торгового права ЕС, а также их значения в регулировании коммерческой деятельности ЕС;

)выявление основных тенденций развития европейского договорного права;

)рассмотреть основные положения принципов европейского договорного права

)анализ развития законодательства ЕС об электронной торговле;

Объект исследования - развитие торгового права ЕС

Предметом исследования являются частноправовые отношения, складывающиеся в сфере торговли ЕС.



1. Понятие и источники торгового права ЕС


1.1 Понятие торгового права и торговое право ЕС


Торговое право ЕС - совокупность правовых норм, принятых в целях формирования и реализации общей торговой политики ЕС. Торговое право формируется и развивается в тесной взаимосвязи с таможенным правом. В случае если в сферу таможенного права входят прежде всего вопросы тарифного регулирования, то торговое право охватывает широкий круг вопросов по применению нетарифных мер во внешней торговле - надзора за импортом иэкспортом товаров, количественных ограничений, мер поддержки экспорта, мер защиты от демпинга, субсидирования и торговых барьеров, торговых преференций. Помимо импорта и экспорта товаров, в сферу торгового права ЕС входит регулирование внешней торговли услугами и регулирование вопросов интеллектуальной собственности в международной торговле.

Создание ЕС, подготовка к его дальнейшему расширению, достижение целей единого рынка, практическое формирование экономического и валютного союза в сочетании с внешними факторами, такими как создание Всемирной торговой организации и изменение общей политической ситуации в мире, привели к существенному обновлению нормативно-правовой базы общей европейской торговой политики. Торговое право в большей степени стало соответствовать нормам и принципам международного торгового права. Появились новые нормативные акты в области импортного регулирования, квотирования, антидемпинговой защиты, противодействия торговым барьерам в третьих странах, предоставления торговых льгот развивающимся странам. Существенно расширилась система международных торговых соглашений Сообщества, в т.ч. за счет соглашений со странами, образовавшимися после распада СССР. Регулирование внешней торговли ЕС, включая применение торговых ограничений в связи с общей внешней политикой и политикой безопасности, осуществляется нормами, принятыми на базе Договора о Европейском сообществе. Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что понятие «торговое право Европейского союза» можно считать тождественным понятию «торговое право Европейского сообщества». Сегодня торговое право будет одной из наиболее динамично развивающихся отраслей права ЕС.

Стоит отметить, что основные тенденции развития внешнеторгового регулирования заключаются во все большей либерализации мировых товарных рынков, усилении роли между народных организаций, в особенности ВТО, укреплении позиций интеграционных объединений в мировой торговле. Эффективное и продуманное правовое регулирование внешней торговли позволяет ЕС следовать вышеназванным тенденциям и при этом оставаться лидером на мировой торговой арене.

законодательство европейский договорной право

1.2 Основные источники торгового права ЕС


Вступление в силу актов правотворчества означает начало их самостоятельного бытия. Степень их обязательности, соотношение с иными правовыми актами зависят от места, которое каждый конкретный акт правотворчества занимает в системе источников права. В силу уникального своеобразия торгового права вопрос о его источниках представляет известную сложность. В отечественной и зарубежной специальной Учредительные договоры. Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали 1951 г. ставил целью создание общего рынка продукции угольной и сталелитейной промышленности.

По общему принципу (ст. 71) полномочия государств членов в вопросах торговой политики не затрагивались Договором, кроме некоторых прямо оговоренных случаев. К таким случаям относились:

1.право Совета устанавливать минимальные и максимальные ставки таможенных пошлин на уголь и сталь в торговле с третьими странами;

2.полномочия Высшего руководящего органа осуществлять контроль над выдачей и использованием лицензий для импорта (экспорта) угля и стали;

.полномочия Высшего руководящего органа принимать защитные меры и рекомендовать государствам-членам введение количественных ограничений в случаях:

а) демпинга или иной торговой практики, противоречащей международному праву;

б) нарушения условий конкуренции при распределении квот между предприятиями;
в) возрастания объемов импорта, при котором возникает угроза ущерба внутреннему производству подобных товаров.
Договор об учреждении ЕЭС 1957 г. провозглашал создание общего рынка, гармоничное развитие экономической деятельности, непрерывный и сбалансированный рост, повышение уровня жизни и более тесные связи между государствами-членами. Договор о Евратоме заложил основу общей торговой политики государств-членов в отношении ядерных материалов. Статья 94 Договора предусматривает введение общего таможенного тарифа для продуктов, обозначенных в Приложении к Договору. Единый европейский акт 1986 г. расширил полномочия Совета по автономному изменению или приостановке действия пошлин единого для всех трех Сообществ таможенного тарифа. Маастрихтский договор 1992 г., учреждающий Европейский союз, обязал государства-члены согласовывать пути внешнеполитические действия в сферах общей внешней политики, политики в сферах безопасности, экономики и содействия развитию. Амстердамский договор 1997 г. распространил действие ст. 113 Договора о Европейском сообществе на сферу торговли услугами и сферу интеллектуальной собственности, что отвечало развитию международного торгового права после создания ВТО. Ниццский договор 2001 г. создал правовую базу для существенного расширения Европейского союза. Международные договоры ЕС, заключенные при соблюдении условий Договора, обязательны для институтов ЕС и государств-членов, будут источниками торгового права ЕС. Так же источниками торгового права ЕС будут нормативно-правовые акты ЕС (регламенты, директивы), а также судебная практика.

Источниками торгового права Евросоюза являются:

·учредительные договоры;

·Единый европейский акт;

·Маастрихтский договор;

·Амстердамский договор;

·Ниццский договор;

·международные договоры и нормативно-правовые акты ЕС, судебная практика.

Договором об учреждении Европейского объединения угля и стали (1951 г.) предусматривалось создание общего рынка угольной и сталелитейной продукции. Общие принципы торговой политики стран-участниц не затрагивались, кроме четко оговоренных случаев:

1.Совет получает право устанавливать максимальные и минимальные ставки таможенных пошлин на сталь и уголь в торговле с третьими странами;

2.Высший руководящий орган имеет право контролировать выдачу и использование лицензий для импорта / экспорта стали и угля;

.Высший руководящий орган имеет право принимать меры по защите и рекомендации странам-членам по введению количественных ограничений в таких случаях:

·демпинг или другая торговая практика, противоречащая международному праву;

·нарушение конкурентных условий при распределении квот между предприятиями;

·рост объемов импорта, угрожающий внутреннему производству аналогичных товаров.

Создание общего рынка было провозглашено Договором об учреждении ЕЭС (1957 г.). Также им предусматривалось гармоничное развитие экономической деятельности, сбалансированный и поступательный рост, повышение уровня жизни и налаживание более тесных связей между странами-членами.

Основа общеевропейской торговой политики относительно ядерных материалов была заложена Договором о Евратоме, который предусматривал введение общего таможенного тарифа для продуктов, указанных в Приложении.

Расширение полномочий Совета по автономному изменению и приостановлению действия пошлин единого для всех Сообществ таможенного тарифа состоялось согласно Единому европейскому акту 1986 года.

В 1992 году вступил в силу Маастрихтский договор, который учреждал Евросоюз. Этим договором страны-члены обязывались согласовывать свои действия в сферах общей внешней политики, политики безопасности, экономики и содействия развития.

Договор о Европейском сообществе распространился на сферу торговли услугами и интеллектуальной собственности благодаря Амстердамскому договору 1997 года. После создания ВТО такая норма отвечала развитию международного торгового права.

Ниццским договором 2001 года создалась правовая база для основательного расширения ЕС.

Также источниками торгового права Евросоюза являются международные договоры ЕС, которые соблюдают условия Договора и обязательны для институтов Евросоюза и стран-членов; нормативно-правовые акты ЕС и решения суда.




2. Тенденции развития европейского договорного права


.1 Система договорного права ЕС


До нынешнего времени развитие законодательства ЕС в области договорного права заключалось, в основном, в издании актов в форме директив по отдельным вопросам и отдельным типам договоров, имеющим значительное влияние на реализацию принципов внутреннего рынка. Так, в течение последних двадцати лет был принят ряд директив в отношении договоров с потребителями, договоров страхования, лицензионных договоров, договоров франчайзинга и др. Кроме того, особым источником права ЕС международно-правового характера - Римской конвенцией 1980 г. - урегулированы коллизионные вопросы права, применимого к договорным обязательствам с иностранным элементом.

Однако, учитывая, с одной стороны, степень развития интеграционных процессов и, с другой стороны, глубокие различия в основополагающих принципах и традициях договорного права различных государств - членов ЕС, достаточность подобных мер на нынешнем этапе вызывает большие сомнения. Нормальное функционирование внутреннего рынка может быть в значительной мере осложнено проблемами, связанными с заключением, толкованием и исполнением договоров с иностранным элементом (или трансграничных контрактов англ, cross-border contracts).

В июле 2001 г. Комиссия объявила о начале широкой дискуссии относительно будущего договорного права Европейского Союза. При этом в качестве основного поставлен вопрос о выборе метода дальнейшего регулирования договорного права в ЕС из следующих вариантов:

·сохранить регулирование договорного права преимущественно на уровне государств-членов, оставив решение возникающих проблем на частноправовом уровне;

·разработать общие принципы договорного права, которые не носили бы обязательного характера, но могли бы использоваться при разработке договорных условий, а также в правоприменительной практике и в законотворчестве;

·осуществить ревизию и обновление существующих нормативных актов ЕС;

·принять новый акт права ЕС кодификационного уровня, который включал бы в себя единообразные нормы по общим вопросам договорного права и по отдельным договорам.

Первый шаг на пути разработки единого свода норм о договорах на уровне «soft law» был сделан созданной в ЕС специальной Комиссией по руководством проф. О. Ландо (Дания) и проф. К. фон Бара (Германия), которая представила текст двух частей Европейских принципов договорного права[32]. Данные принципы подлежат применению, если стороны пришли к согласию об этом прямо или косвенно (в том числе путем ссылки на «общие принципы права», «lex mercatoria» и т.п.).

С учетом поступивших предложений и высказанных мнений, Европейская комиссия в феврале 2003 г. представила План действий, поддержанный в сентябре 2003 г. Европейским парламентом и Советом. Наиболее проработанной и интересной из предложенных инициатив представляется разработка общих условий сделок (англ. Standard Terms and Conditions), единых для 28 стран Европейского экономического пространства и предназначенных для применения в отдельных сферах бизнеса. Такого рода общие условия активно используются европейскими компаниями, зачастую представляя собой обобщение обычной деловой практики, и подлежат применению в случае ссылки на них в договоре. Новизной же общеевропейских общих условий должна стать их разработка на основе общеевропейского, а не какого-либо национального правопорядка, что, в свою очередь, вызывает большие вопросы: сохранятся ли проблемы применения императивных норм законодательства отдельных государств?
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что единое договорное право ЕС по-прежнему находится в начальной стадии своего развития, однако логика интеграционных процессов неминуемо приведет к созданию наднациональных нормативных актов, из которых по кирпичику может быть сложено здание единого Гражданского кодекса ЕС.
Единая политика ЕС в области защиты прав потребителей зародилась в начале 1970-х гг. Целесообразность наднационального регулирования данной сферы объясняется значительными различиями в подходах государств - членов к обеспечению прав потребителей, а также необходимостью обеспечить возможность активного участия потребителей во внутреннем рынке ЕС, исключить дискриминацию по признаку гражданства.

Европейская комиссия сформулировала основные права потребителей, подлежащие защите на общеевропейском уровне. Это право на:

·охрану здоровья и безопасность;

·защиту экономических интересов;

·возмещение убытков;

·информацию и обучение;

·представительство.

Со вступлением в силу Единого Европейского акта впервые на уровне первичного права был зафиксирован принцип единой потребительской политики ЕС в рамках завершения создания внутреннего рынка. Впоследствии данный принцип, развитый в Маастрихтском договоре, позволил достичь значительного прогресса в законотворческой сфере. Так, были приняты важные директивы о несправедливых условиях в договорах с потребителями, о сделках, совершенных на расстоянии, а также о договорах «таймшера» - аренде недвижимости на короткий срок.

Кризис, связанный с «коровьим бешенством» в середине 1990-х гг., привел к пересмотру политики ЕС в области прав потребителей, вынудив сделать акцент на охране здоровья граждан и безопасности продуктов. Статья 153 Договора о ЕС в редакции 1997 г. предусматривает необходимость инкорпорации прав потребителей при реализации политики ЕС в других сферах.

В соответствии с документами Европейской комиссии основными целями политики ЕС на нынешнем этапе являются: достижение высокого единого уровня защиты прав потребителей, обеспечение эффективного использования потребителями своих прав, в том числе в судебном порядке, а также вовлечение в политику ЕС потребительских организаций. К числу последних нормативных актов ЕС в данной сфере относится директива 1999 г. относительно гарантий, предоставляемых при покупке товаров в другом государстве ЕС.


.2 Принципы договорного права ЕС


То обстоятельство, что в странах Европейского союза национальные системы договорного права обладают заметными различиями, не препятствует утверждению тенденции к созданию единообразной европейской системы договорного права. Наиболее ярким результатом, отражающим эту тенденцию, выступают Принципы, разработанные Комиссией по европейскому договорному праву.

Закрепляемые ими положения, относящиеся к порядку заключения договоров, последствиям их нарушения и средствам правовой защиты, в значительной части совпадают с теми, которые для аналогичных случаев содержатся в Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров.

Работая над проектом Принципов, Комиссия, используя методы сравнительного права, стремилась учитывать те положения национальных систем частного права, которые заслуживали воплощения в праве ЕС. Примером такого подхода Ole Lando считает положения Принципов, касающихся полномочий агентов, - они были сформулированы на базе германской концепции Vollmacht.

К числу основополагающих идей, положенных в основу Принципов, разработчики относят следующие.

. Обещание, выраженное участником договорного отношения, обладает связывающей силой. Такой взгляд на обещание вытекает из общего начала договорного права, предполагающего обязательность соглашения для заключивших его сторон, - pacta sunt servanda. Оно означает, что стороне договора должна быть обеспечена возможность полагаться на исполнение контрагентом принятых на себя обязанностей. Это начало договорного права поддерживается всеми национальными правопорядками в ЕС и отражено в ст. 1-102 Принципов, закрепляющей свободу договора, а также в ст. 6-111, обязывающей сторону договора к исполнению обязанностей даже в том случае, когда исполнение становится более обременительным для нее, чем предполагалось в момент заключения.

. Другое важное положение Принципов, демонстрирующее обязывающее значение обещания, касается намерения участников юридически связать себя договором. Правопорядки всех стран - участниц ЕС сходятся в том, что без такого намерения соглашение не превращается в настоящий договор. Более того, такое соглашение должно быть достигнуто по условиям (пунктам), сформулированным с достаточной определенностью. Именно такой подход закреплен в ст. 2-101 Принципов.
При определении соответствия волеизъявления стороны договора ее действительному намерению (воле) традиционно возникает вопрос о том, чему надлежит отдавать предпочтение - воле или волеизъявлению. Гражданскому праву Германии, Голландии и скандинавских стран, например, свойственно придавать значение не тому, что предполагала сторона, а лишь тому, что она реально выразила в договоре: «люди связывают себя словами, а не мыслями». Именно такой подход воспринят ст. 1-102 Принципов, которая констатацию намерения стороны юридически связать себя договором ставит в зависимость от того, насколько ясным это намерение представлялось контрагенту из ее заявлений или поведения. Названная статья закрепляет для этого критерий «разумных ожиданий» лица, к которому обращено волеизъявление.
По существу, этот подход распространяет принцип bona fide на ведение переговоров о заключении договора.

Этот же принцип положен ст. 2-302 в основу правил о полномочиях представителей: такие полномочия могут быть прямо выражены или подразумеваемы в зависимости от фактических обстоятельств. Так, лицо признается наделенным полномочиями представителя, если заявления или поведение представляемого побудили разумно действующих третьих лиц добросовестно полагать, что представитель получил от представляемого необходимые полномочия.

. Форма договора и основание договора. В странах, гражданское право которых построено на строгом следовании римскому праву, в числе условий действительности договора принято выделять облечение его в письменную форму, а также наличие causa - основания договора. Однако гражданское право Германии и скандинавских стран не предусматривает специальных положений о форме и основании договора как обязательных предпосылок его действительности. По этой причине разработчики Принципов из Комиссии по европейскому договорному праву предпочли более либеральные подходы к данному вопросу. Они отошли не только от строгих правил относительно формы и основания, но и от свойственного договорному праву Англии и Ирландии правила о «встречном удовлетворении» - consideration, выполняющем в common law примерно ту же роль, что causa - в континентальной системе права. Согласно учению о consideration даже вполне серьезное обещание, принятое лицом, которому оно адресовано, не создает юридических последствий до тех пор, пока это последнее не совершит взамен какого-либо действия либо не пообещает его совершить.

Комиссия отказалась закрепить в Принципах положения о «встречном удовлетворении»: в ст. 2-101 прямо указывается, что договор считается заключенным, «если стороны выразили намерение юридически связать себя и достигли достаточного согласия без каких бы то ни было иных требований». Тем самым было закреплено правило, согласно которому действительность договора не зависит от его формы, наличия основания или встречного удовлетворения.

. Оферта и акцепт. Германское гражданское право считает оферту связывающей оферента с момента, когда она достигает своего адресата. В праве скандинавских стран таким моментом считается момент, когда адресат становится осведомленным о ее содержании.

После этого оферта приобретает свойство безотзывности: отозвать ее нельзя, если только сам оферент не предупредит адресата о возможности ее отзыва. Поскольку такой же подход закреплен в ст. 16 Венской конвенции ООН о международной купле-продаже товаров, разработчики Принципов решили последовать ему и закрепили основанное на нем правило в ст. 2-201, снабдив его, однако, некоторыми исключениями.

Первое из них касается случаев, когда оферта содержит указание о своей безотзывности либо указывает срок, в течение которого оферент будет ожидать ее акцептования. Такие указания создают у адресатов ожидание безотзывности полученной оферты, которое заслуживает правовой защиты.
Другое относится к случаям, когда, несмотря на отсутствие таких указаний, получатель оферты имел разумные основания полагаться на ее безотзывность и действовал согласно такому представлению. В этих случаях оферта также считается безотзывной. Так, если субподрядчик направляет подрядчику оферту, на основании которой последний вступает в подрядные торги, субподрядчик не вправе отозвать оферту.
. Отступление Принципов от некоторых положений Венской конвенции 1980 г. Следуя в целом в русле предписаний ст. 16 Венской конвенции, Принципы отступают от них в одном весьма важном случае.

Названная статья Конвенции устанавливает, что оферта, указывающая на свою безотзывность посредством упоминания определенного срока ожидания акцепта либо иным образом, не подлежит отзыву. Такое правило может быть истолковано в том смысле, что закрепление в оферте некоторого периода времени для ожидания акцепта превращает ее в безотзывную.

Между тем подобное толкование не является единодушным. Еще в период обсуждения проекта Конвенции делегаты из стран общего права возражали против того, чтобы назначение срока для ожидания акцепта считалось автоматическим превращением оферты в безотзывную, на чем настаивали представители континентально-правовой доктрины.

Разработчики Принципов сочли, что формулировка названной статьи порождает юридическую неопределенность, не устраняемую отсылкой к критерию понимания получателем оферты намерений оферента, и отказались следовать ему. В ст. 2-103 (3) Принципов они предпочли указать на то, что отзыв оферты не имеет силы, если для ее акцептования был установлен определенный срок.


.3 Развитие законодательства ЕС об электронной торговле


Электронная торговля, осуществляемая посредством сети Интернет, является важной составной частью процесса глобализации.

Конец двадцатого и начала нового века характеризуются значительными изменениями в мировой экономике и цивилизации в целом, связанными, во многом, с развитием информационных технологий, новых электронных средств связи и широким использованием глобальной сети Интернет. В последнее время активно осуществляется переход экономически наиболее развитых стран на новую стадию развития - стадию информационного общества. В предпринимательской сфере эти изменения находят свое воплощение в быстром росте «новой экономики», основу которой составляет электронный способ ведения бизнеса, или - электронная торговля (англ. electronic commerce).

Под электронной торговлей понимается совершение коммерческих сделок с использованием электронных средств связи. При этом сделки совершаются в онлайновом режиме, в том числе и в режиме реального времени (англ. on-line, ср. франц. en ligne), без использования традиционных носителей информации. Как отмечается в литературе, основным принципиальным отличием электронной торговли от традиционной является продвижение товара через сеть Интернет.

Начало развития электронного ведения бизнеса относят к концу шестидесятых годов, но лишь в последнее десятилетие он вышел за пределы банковской сферы и получил широкое развитие. Сеть Интернет становится главным средством осуществления радикальных перемен в современном бизнесе.

Вместе с новым явлением неизбежно возникают сложности, связанные с необходимостью урегулировать ранее неизвестный объект общественных отношений, для понимания которого необходим междисциплинарный подход, сочетание технических, экономических, финансовых и юридических знаний. Кроме того, специалисты выделяют два ключевых момента, из которых следует исходить в законотворческой деятельности в данной сфере: быстрая смена технологий и очень высокий уровень глобализации экономических отношений в области «новой экономики» [ii].

Наиболее развитые в экономическом плане страны в последние годы разработали законодательство по отдельным аспектам электронного бизнеса, которое становится примером для других государств. Нормативные акты приняты недавно в Соединенных Штатах, Канаде, Австралии, некоторых европейских государствах, а также на уровне международных организаций[iii]. В то же время, накопленный опыт правоприменительной практики нового законодательства еще не значителен.

В Европейском Союзе набирает обороты программа «Электронная Европа» (e-Europe), которая направлена на максимально широкое внедрение новых информационных технологий в жизнь граждан Европейского Союза, распространение доступа в сеть Интернет и т.д. Правовая сторона этой программы связана с формированием нового, единообразного законодательства на уровне ЕС.

Цели и принципы правового регулирования этой новой сферы:

а) реализация принципов внутреннего рынка в части обеспечение свободы движения услуг информационного общества;

б) обеспечение уважения прав и основных свобод человека в условиях применения новых средств связи, включая свободу слова, право на получение информации, право на неприкосновенность частной жизни и др.;

в) решение важнейших задач, таких как увеличение занятости населения путем создания рабочих мест в «новой экономике», инновационное развитие малого и среднего бизнеса, рост инвестиций в научные исследования;

г) установление правовой определенности в электронной торговле, при соблюдении прав потребителей и общественно важных интересов, в таких областях, как, например, здравоохранение.

Основные ориентиры при создании правовой базы электронной торговли заключаются в необходимости создания эффективно действующего механизма. Важно при этом избежать «заурегулированности» и сохранить достаточный простор для частной инициативы и действия автономных сил в рамках единого рынка. Также необходимо сохранить достигнутый уровень защиты прав потребителей, общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

Наибольших успехов в развитии правового регулирования услуг информационного общества достиг Европейский Союз.

Законопроектные работы в Европейском Союзе по разработке базового нормативного акта в области электронной торговли были начаты в 1996 г. По итогам широкой дискуссии Европейская комиссия в апреле 1997 г. выступила с «Европейской инициативой в области электронной торговли». В июне 2000 г. была принята «Директива о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества и, в частности, электронной торговли на внутреннем рынке» [iv] (Директива об электронной торговле). Государствам-членам было предписано привести свое законодательство в соответствие с Директивой в срок до 17 января 2002 г.

Принятый акт основывается на общих принципах внутреннего рынка ЕС, таких как свобода учреждения и свобода предоставления услуг (соответствующие полномочия по изданию актов предоставлены институтам Союза в соответствии с п. 2 ст. 47 и ст. 55 Договора о Европейском сообществе), а также положениях о гармонизации национального законодательства (ст. 95 Договора о ЕС).

К особенностям предмета Директивы, как и других нормативно-правовых актов Европейского Союза в области электронной торговли, относится фрагментарность национального законодательства, которое может отсутствовать вовсе, а при наличии - создавать преграды развитию информационного общества, или не обеспечивать должной защиты законных прав и интересов юридических и физических лиц. Поэтому законодательные акты Европейского Союза в данной сфере призваны скорее создать новое единообразное право, а не только гармонизировать уже действующее.

Директива об электронной торговле обеспечивает развитие внутреннего рынка ЕС в отношении услуг информационного общества, под которыми понимаются «услуги, оказываемые по индивидуальному запросу клиента на расстоянии, обычно за вознаграждение, посредством электронной передачи и хранения данных» [v].

Оказание таких услуг по индивидуальному запросу является их отличием, в частности, от телевизионных услуг[vi]. Приведенное понятие выходит за рамки сделок, заключаемых электронным путем, и включает услуги по онлайновому поиску и предоставлению информации, доступу к базам данных, пересылке и хранению информации, обмену коммерческой корреспонденцией.

Общий принцип, закрепленный в Директиве, гласит, что государства-члены не вправе ограничивать осуществление услуг информационного общества, происходящих или адресованных за национальную границу, но в пределах Европейского Союза. При этом в законодательство вводится принцип ответственности государства происхождения услуги. Действие Директивы об электронной торговле распространяется на услуги, предоставляемые поставщиками с территории Европейского Союза, и не применимо к услугам, предоставляемым с территории третьих стран.

Важнейшим в этой связи оказывается вопрос определения государства, с территории которого оказывается услуга. Директива исходит из сложившегося в практике Суда Европейских сообществ, понимания места учреждения поставщика услуги, как места действительного осуществления экономической деятельности. Такая деятельность должна предусматривать создание коммерческого предприятия на неограниченный срок. В соответствии с данным правилом, местом нахождения поставщика услуги будет являться не место, например, физического нахождения данных его сайта, а центр его реальной экономической активности, т.е. место, из которого обеспечивается предоставление услуг.

Исключением из принципа свободы предоставления услуг информационного общества является традиционный перечень вопросов общественного порядка, государственной безопасности, здравоохранения и охраны нравственности. Ограничение свободы электронных сообщений требует применения принципа пропорциональности, развитого в праве Европейского Союза.

Реализация принципов внутреннего рынка ЕС находит свое выражение также в том, что для оказания услуг информационного общества не требуется получения предварительного разрешения властей (ст. 4 Директивы). При этом поставщик услуг обязан обеспечивать постоянный доступ к информации о себе, включая фирменное наименование, действительное место нахождения, адрес электронной почты.

За пределами сферы действия Директивы об электронной торговле и других актов Европейского Союза пока остаются вопросы налогообложения экономической деятельности в сети Интернет. В настоящее время, услуги, предоставляемые электронным путем получателям на территории государств-членов извне, не облагаются налогом на добавленную стоимость. Комиссия выступила в 2000 г. с проектом изменений Шестой директивы о НДС[vii], предусматривающим правила определения места налогообложения некоторых услуг информационного общества, исходя из принципа страны назначения.




Заключение

законодательство европейский договорной право

Формирование общеевропейского товарного рынка и необходимость обеспечения беспрепятственной торговли на территории объединенной Европы поставили перед европейскими властями сложнейшую задачу - в условиях множественных различий в частном праве двадцати семи государств создать эффективную систему правового регулирования товарооборота между организациями, ведущими хозяйственную деятельность в различных государствах. Создание такой системы в настоящее время является одной из основных тенденций развития современного европейского права.

Представляется важным видеть многоаспектность процесса формирования «европейской» системы правовых средств и методов регулирования коммерческой деятельности, а также принимать во внимание факторы, определяющие направления развития такой системы. Важно учитывать, что в настоящее время в европейской юриспруденции происходит процесс теоретического осмысления наднациональных механизмов, создаваемых для частноправового регулирования отдельных сфер общественных отношений.

Формирование европейского частного права происходит под воздействием совокупности различных факторов, что определяет сложность и неоднозначность данного процесса. Основной тенденцией развития частного права является гармонизация гражданского и торгового права стран-участников ЕС, проведение которой определяется, главным образом, необходимостью устранения правовых препятствий свободному движению товаров и услуг в границах общего рынка ЕС. Соответственно, согласованность и единообразие частного права стран ЕС как основополагающая цель деятельности в области частного права служит основной движущей силой проводимых в этой области преобразований. Данная идея лежит в основе большинства научных проектов, реализуемых в настоящее время в области европейского частного права, а также политической деятельности властных структур ЕС. Эффект гармонизации достигается путем конструирования «наднациональных» единообразных норм, которые впоследствии могут реализовывать свой «гармонизирующий» потенциал различными способами (имплементироваться посредством директив в национальное законодательство, использоваться в качестве мягкого права, оказывать «неформальное» влияние на выносимые судебные решения либо конструируемые национальным законодателем правила).

Содержание создаваемых «наднациональных» правил помимо выполнения ими функции гармонизации определяется также рядом других факторов. Во-первых, велико влияние национального права, поскольку часто наднациональные нормы формулируются на основе сравнительного анализа норм национальных законодательств. И в этом контексте происходит сложный процесс взаимодействия между концепциями континентального и общего права, компромисс между которыми находит отражение в наднациональных нормах. Во-вторых, европейские наднациональные правила зачастую сходны либо идентичны правилам, зафиксированным в актах международного коммерческого права460. Наконец, и те и другие правила не просто заимствуются из национального и международного коммерческого права путем отбора наиболее эффективных решений для коммерческого оборота, но и «редактируются» представителями европейских законодательных органов либо представителями науки. Очевидно, что в ходе такого процесса возникают и принципиально новые правила. В дальнейшем эти правила, получив наднациональный статус (обязательный или необязательный), возвращаются в сферу национального права и оказывают воздействие на регулирование общественных отношений перечисленными выше способами (имплементация и др.). Таким образом, происходит «европеизация» частного права государств-участников ЕС, то есть замена национальных правил (институтов) новыми, европейскими правилами (институтами).

Что подтверждается, к примеру, сравнительным анализом положений Принципов ЕДП и Принципов УНИДРУА. В качестве другого примера можно привести положения Венской конвенции, которые оказали значительное влияние на содержание Директивы о потребительской купле-продаже и которые впоследствии были восприняты Принципами купли-продажи и отражены в положениях о купле-продаже ОСРЯ.

Что касается формы закрепления наднациональных правил, то здесь прослеживается тенденция к переходу (по крайней мере, на современном этапе развития европейского частного права) от использования в целях гармонизации общеобязательных документов к использованию актов, не обладающих обязательной силой.

Основной тенденцией развития европейского частного права, как было отмечено выше, является гармонизация гражданского и торгового права стран-участников ЕС. Долгое время приоритетное внимание в этом процессе отдавалось гармонизации договорного права европейских государств. Гармонизация договорного права осуществлялась (и продолжает осуществляться) с использованием двух методов - «секторального» метода и метода всеобъемлющей гармонизации.

На начальных этапах гармонизации законодательства использовался первый метод (секторальный), нашедший выражение в фрагментарном регулировании отдельных видов договоров. Однако проводимая таким образом гармонизация в наименьшей степени способствовала формированию единого правового пространства, поскольку ограничивалась лишь регулированием некоторых аспектов отдельных видов потребительских договоров. Собственно наднационального частноправового регулирования коммерческих контрактов не существовало, за исключением наличия ряда отрывочных правил о договоре агентирования, платежах по коммерческим сделкам, а также дистрибьюторских и иных аналогичных договорах, договорах франшизы в контексте конкурентного законодательства. Долгое время европейские власти лишь констатировали необходимость принятия единого регулирующего инструмента в сфере европейского частного права, не предпринимая в этом направление никаких мер.

В качестве фундаментальных, базовых тенденций развития могут быть названы следующие: европеизация национального договорного права государств-членов ЕС; создание единообразной системы договорного права, общего для всех государств-участников ЕС; углубление различий в режиме правового регулировании «потребительских» и коммерческих договоров; создание частноправового регулирования основных коммерческих контрактов; формулирование европейских концепций в соответствии с правилами права международных коммерческих контрактов и в согласованности с ними.

В праве ЕС происходит процесс становления наднационального правового регулирования основных видов коммерческих договоров', договора купли-продажи, договора коммерческого агентирования, дистрибьюторского договора, договора франшизы, договора страхования и др., а также создаются правовые основы осуществления электронной торговли. В сфере частноправовой ответственности в европейском праве происходит процесс формирования института ответственности за нарушение торговых обязательств, получившего название «режима средств правовой защиты», развивается институт преддоговорной ответственности и укрепляется дисциплина в сфере платежей по коммерческим сделкам.

Обозначенные выше тенденции следует учитывать при реформировании отечественного гражданского и торгового права, что становится особенно актуальным в свете принятия Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее - Концепция) 464 и принятому Россией на себя обязательству стремиться к сближению своего законодательства с законодательством ЕС.

Представляется необходимым и перспективным также провести дальнейшие исследования возможностей использования для совершенствования отечественного законодательства других новейших разработок в области европейского частного права (отмены обязательности письменной формы договора, придания обязывающей силы заявлениям и обещаниям сторон, заключения договоров в электронной форме, системы мер и особенностей ответственности за нарушение договорных обязательств и других), что не только обогатит российскую правовую науку, но и будет способствовать созданию более эффективной системы правового регулирования коммерческой деятельности.