Студ

Library

Указание руководителя следственного органа как форма реализации его полномочий

Реферат Правоохранительные Органы , Очная Ставка Диссертация , Состав Преступления Диссертация














Указание руководителя следственного органа как форма реализации его полномочий


Введение


Уголовно-процессуальный кодекс РФ обозначил новые вехи в реализации судебной власти в уголовном судопроизводстве, усилив судебно-контрольные гарантии в обеспечении прав участников процесса в досудебном производстве.

Основополагающей фигурой на стадии досудебного производства при проведении предварительного следствия является следователь, в отношении которого действует принцип процессуальной самостоятельности. Однако, учитывая вышесказанное действующий уголовно-процессуальный закон существенно ущемил указанный принцип. В частности при производстве предварительного расследования следователю при решении определенных процессуальных вопросов необходимо тесно взаимодействовать с судом, прокурором и, прежде всего, с руководителем следственного органа.

Актуальность темы исследования в условиях современного развития Российской Федерации трудно переоценить, она обусловлена несколькими причинами.

Во-первых, в настоящее время в России остро стоит вопрос о необходимости повышения качества досудебного производства. Учитывая, что большинство уголовных дел расследуется в форме предварительного следствия, укрепление гарантий законности и обоснованности деятельности следователя занимает особое место в системе мер решения данной проблемы. К сожалению, статистические данные свидетельствуют о том, что резервы укрепления законности в деятельности следственных аппаратов далеко не исчерпаны. Так, согласно основным показателям работы органов предварительного следствия в системе МВД России за 12 месяцев 2012 года удельный вес дел, возвращенных для дополнительного расследования, по отношению к числу дел, направленных прокурору, составил 3,5%; число лиц, дела в отношении которых прекращены в ходе предварительного следствия, судом и в отношении которых постановлен оправдательный приговор по реабилитирующим основаниям на каждую 1000 лиц составило 2,7%. Одной из приоритетных мер обеспечения эффективной и законной деятельности следователей является достижение оптимального баланса процессуальной самостоятельности следователя и руководства (процессуального и организационного) его деятельностью, а также надзора за таковой. В настоящее время законодатель принял решительные меры, направленные на достижение такого баланса. Сделана попытка разграничить функции процессуального руководства предварительным следствием и надзора за законностью.

Процессуальный статус начальника следственного отдела сразу же вызвал острые дискуссии, основным предметом которых был вопрос о необходимости сохранять за ним процессуальные полномочия, поскольку они в части совпадали с полномочиями прокурора. Идея о необходимости возложить на начальника следственного отдела лишь организационные функции стала стержневой. Так, Концепция судебной реформы в Российской Федерации провозгласила, что центральной фигурой в расследовании должен быть следователь, а существование руководителей всех уровней оправдано лишь в качестве организаторов его работы, осуществляющих ресурсное и методическое обеспечение расследования, начальствующих над техническим персоналом. Однако, вопреки положениям Концепции судебной реформы, превалирующему в науке мнению о необходимости минимизации процессуальных полномочий указанных руководителей, законодатель пошел по другому пути: за данными лицами сохранилось сочетание процессуальных и организационных полномочий. Более того, процессуальные возможности в отношении следователя существенно расширились, значительная часть полномочий прокурора в отношении следователя переданы руководителю следственного органа.

Усиление независимости руководителя следственного органа приводит к расширению и усилению его полномочий, в этой связи изучение института указаний руководителя следственного органа приобретает особую актуальность.

Отмеченные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования и свидетельствуют о её актуальности и большом практическом значении.

Степень научной разработанности темы исследования. Современное положение руководителя следственного органа в целом комплексному исследованию не подвергалось. Однако серьезному исследованию подвергался статус начальника следственного отдела. Большинство ученых изучали статус начальника следственного отдела применительно к его взаимоотношениям со следователем и прокурором в рамках исследования ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора. Этот аспект разрабатывался такими видными отечественными учеными, как A.B. Агутин, А.И. Бастрыкин, P.C. Белкин, Ю.Н. Белозеров, В.П. Божьев, A.A. Власов, H.A. Власова, Э.И. Воронин, Б.Я. Гаврилов, С.И. Гирько, А.И. Глушков, В.Н. Григорьев, A.B. Гриненко, А.П. Гуляев, И.М. Гуткин, A.C. Есина, 3.3. Зинатуллин, Л.Д. Кокорев, И.Ф. Крылов, В.А. Лазарева, A.M. Ларин, П.А. Лупинская, О.В. Мичурина, В.В. Нечаев и другие.

Целью дипломной работы является всестороннее и комплексное исследование института указания руководителя следственного органа как формы реализации его полномочий.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

1.Проанализировать действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство в сфере регулирования процессуального статуса руководителя следственного органа;

2.Исследовать общее понятие руководителя следственного органа, как участника уголовного процесса, выявить специфические черты его процессуального статуса;

.Выявить и проанализировать основные функции руководителя следственного органа, определить круг его полномочий в соответствии с действующим законодательством;

.Проанализировать понятие указания руководителя следственного органа;

.Изучить требования к форме и содержанию указания руководителя следственного органа, выявить специфические черты;

.Исследовать порядок обжалования указаний руководителя следственного органа;

.Подвести итоги исследования, сделать соответствующие выводы.

Объектом исследования являются процессуальные и организационные отношения, складывающиеся между руководителем следственного органа и иными участниками судопроизводства, в процессе реализации его указаний, как формы реализации установленных законом полномочий.

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального права, ведомственные нормативные акты, регламентирующие процессуальные и организационные полномочия руководителя следственного органа в российском уголовном судопроизводстве, взаимодействие руководителя следственного органа с прокурором, с должностными лицами органа дознания и вышестоящим ведомственным руководством, а также практика реализации руководителем следственного органа предоставленных ему полномочий посредством соответствующих полномочий.

Методологическую основу исследования составляют: всеобщий метод - диалектический, общенаучные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция. Помимо этого при работе использовались системный, структурный, аналитический, сравнительно-правовой, исторический методы и частно-научный методы.

В качестве нормативного материала, послужившего основой исследования, были использованы нормы действующего законодательства Российской Федерации, в частности: Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ и другие.

Теоретической базой исследования явились труды отечественных ученых, посвященные средствам обеспечения законности и эффективности деятельности следователя; прокурорскому надзору, процессуальному контролю, процессуальному и организационному руководству, процессуальному и организационному положению начальника следственного отдела, руководителя следственного органа, проблемам взаимодействия руководителя следственного органа и следователя с иными участниками уголовного судопроизводства и должностными лицами.

Практическая значимость данной дипломной работы заключается в том, что ее положения могут быть использованы в будущей профессиональной деятельности, а также практикующими следователями, руководителями следственных подразделений, иным работникам правоохранительных органов.

Структура данной дипломной работы определена в соответствии с предметом, целями и задачами проводимого исследования, и включает в себя введение, три главы, шесть параграфов и заключение. В первой главе исследуется процессуальный статус руководителя следственного органа как участника уголовного процесса. Вторая глава непосредственно, раскрывает тему исследования, в ней исследуется вопросы, посвященные форме, содержанию и порядку реализации указаний руководителя следственного органа. Третья глава посвящена порядку обжалования указаний руководителя следственного органа.

В заключение работы подводятся итоги проведенного исследования.


1. Процессуальный статус руководителя следственного органа


1.1 Понятие и процессуальное положение руководителя следственного органа

процессуальный следователь руководитель

Нормативное определение понятия «руководитель следственного органа» содержится в статье 5 УПК РФ, в соответствии с которой, руководитель следственного органа - должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель. До принятия 18 декабря 2001 году УПК РФ, понятие «руководитель следственного органа» заменяло понятие руководитель следственного отдела, закрепленное в УПК РСФСР. Впервые, действующая система органов государственной власти появилась в 1963 году, в связи с образованием особых следственных подразделений в Министерстве охраны общественного порядка. Во главе каждого следственного подразделения находился начальник подразделения, имеющий широкий круг полномочий. Как справедливо отмечает в своей работе Т.Ю. Попова, начальник следственного подразделения в РСФСР осуществлял не только административные и организационные полномочия по отношению к подчиненным ему следователям, но и реализовывал процессуальные функции, не обладая при этом легитимным процессуальным статусом. Такой процессуальный статус начальник следственного подразделения сохранил вплоть до 1965 года, когда были внесены существенные изменения в УПК РСФСР.

В настоящее время руководитель следственного отдела представляет собой важного участника уголовного процесса, обладающего широким кругом полномочий и высокой степенью ответственности. По мнению большинства правоведов, главной причиной возникновения процессуальной фигуры руководителя следственного органа явилось преобразование системы органов предварительного следствия, а именно создание Следственного комитета при прокуратуре РФ, и дальнейшие мероприятия по выведению следственных органов из-под прямого контроля Прокуратуры.

Несмотря на наличие нормативного определения исследуемого понятия, в научной литературе оно имеет множество различных интерпретаций. Так, Н.А. Моругина предлагает более широкое определение понятия руководитель следственного органа, под ним она подразумевает должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, уполномоченное осуществлять контроль над законностью принимаемых следователем решений, а также уголовно-процессуальное руководство расследованием, наделенное соответствующими правами и обязанностями, реализация которых выполняется в ходе уголовно-процессуальных отношений. По мнению В.А. Батина, руководитель следственного органа - это должностное лицо, стоящее во главе следственного подразделения, имеющее широкий круг административных и организационных полномочий, указанных в УПК РФ. По нашему мнению, нормативное определение, содержащееся в статье 5 УПК РФ, является достаточным, и не требует каких-либо уточнений, касающихся круга полномочий руководителя следственного органа, так как последние подробно перечислены в соответствующей статье данного нормативно-правового акта.

Прежде чем рассматривать вопрос о процессуальном положении руководителя следственного органа, представляется необходимым проанализировать содержание самого понятия «процессуальное положение». По мнению правоведа Ю.Ф. Лубшева, понятие «процессуальное положение» тождественно понятию «процессуальный статус», и включает в себя совокупность прав и обязанностей субъекта процессуальных правоотношений. Несколько иное определение данного понятия предлагает в своей работе Е.А. Бойченко, по мнению которой, процессуальное положение представляет собой совокупность прав и обязанностей субъекта процессуальных правоотношений, установленных нормами права и отвечающих выполняемой им процессуальной функции, а также роль и место, отводимые этому участнику в указанных правоотношениях. Проанализировав вышеуказанные точки зрения, мы пришли к выводу, что понятие «процессуальное положение руководителя следственного органа» можно определить следующим образом: совокупность прав и обязанностей руководителя следственного органа, как участника уголовного процесса.

Одним из центральных понятий права является правовой статус. Возникает закономерный вопрос, тождественны ли понятия «правовой статус» и «процессуальное положение (статус)» участника уголовного процесса. В соответствии с теоретическими аспектами науки права и государства, правовой статус представляет собой совокупность прав и обязанностей субъекта каких-либо правоотношений, таким образом, вышеуказанные понятия являются тождественными по своей природе. Данная точка зрения поддерживается большинством авторов в современной научной литературе. Однако, по нашему мнению, данные понятия не являются тождественными, а соотносятся как целое и частное. К такому выводу мы пришли в силу того, что понятие правовой статус шире, чем процессуальное положение, последний термин является отраслевым, в отличие от первого, в содержание которого входят не только процессуальные, но и уголовно-правовые, криминалистические и криминологические аспекты.

Мы выяснили, что содержанием понятия «процессуальное положение» (статус) являются права и обязанности. Однако в научной литературе вопрос о содержании процессуального положения руководителя следственного органа является спорным. Некоторые авторы, в том числе Ю.К. Якимович, считают, что содержание процессуального положения руководителя должно быть ограничено совокупностью прав и обязанностей, указанных в УПК РФ. Несколько иное мнение высказывает в своей работе Т.Ю. Попова, по ее мнению, элементами уголовно-процессуального статуса руководителя следственного органа являются: права и обязанности, предусмотренные УПК РФ, и подконтрольность деятельности руководителя следственного органа руководителю вышестоящего следственного органа, регламентированная в УПК РФ. Проанализировав вышеуказанные точки зрения, мы пришли к выводу, что точка зрения Т.Ю. Поповой является более рациональной и обоснованной в связи с тем, что взаимоотношения руководителя следственного органа с руководителем вышестоящего следственного органа непосредственно урегулированы нормами УПК РФ, и взаимосвязаны с правами и обязанностями исследуемого субъекта.

Таким образом, в рамках данной исследовательской работы мы будем рассматривать процессуальное положение руководителя следственного органа в рамках двух его элементов:

права и обязанности, закрепленные в УПК РФ;

подконтрольность руководителю вышестоящего следственного органа.

В системе предварительного следствия руководитель следственного органа занимает одно из центральных мест, и обладает широким кругом полномочий. Со вступлением 5 мая 2007 году в силу Федерального закона «О внесении изменений в УПК РФ», полномочия по процессуальному надзору за предварительным следствием (непосредственная функция органов прокуратуры) были фактически возложены на руководителя следственного органа. Как указывает в своей работе Ю.К. Якимович, после реформ 2007 года у руководителя следственного органа сосредотачиваются не только властные полномочия, как непосредственного начальника следователя по службе, но и одновременно и процессуального руководителя. Аналогичной точки зрения придерживаются и таким процессуалисты как Г.Ф. Горский, В.С. Шадрин, А.П. Рыжаков, Г.П. Химичева, по мнению которых, в настоящее время все контрольно-надзорные полномочия были переданы от прокурора новому участнику уголовного судопроизводства - руководителю следственного органа. Таким образом, следователь на предварительном следствии теряет свою процессуальную самостоятельность, оказавшись под тройным контролем: со стороны руководителя следственного органа, прокурора и суда. Некоторые авторы полагают, что процессуальные полномочия руководителя следственного органа чрезмерно расширены. Так, по мнению Ю.А. Костанова, следователь в настоящее время находится в более тесной зависимости от руководителя следственного органа, чем от надзирающего прокурора. По мнению Т.Ю. Поповой, существенными факторами, определившими наделение начальника следственного подразделения его современными полномочиями, являются многочисленные предложения ведущих процессуалистов, обосновывающих необходимость ограничения полномочий прокурора только надзором и усиления процессуальной власти «ведомственного начальника» следователя. Следует отметить, что в научной литературе предложения о необходимости введения ограничений процессуальных полномочий прокурора в пользу руководителя следственного органа высказывались такими учеными как А.П. Рыжаков, А.М. Ларин, Р.Д. Рахунов и другие.

Как было сказано выше, процессуальное положение руководителя следственного органа включает в себя два элемента: совокупность прав и обязанностей и подконтрольность его деятельности руководителю вышестоящего следственного органа. Рассмотрим первый элемент уголовно-процессуального статуса руководителя следственного органа - совокупность прав и обязанностей.

Права и обязанности руководителя следственного органа, как участника уголовного процесса указаны в статье 39 УПК РФ. До принятия указанного нормативно-правового акта, полномочия руководителя следственного органа закреплялись в УПК РСФСР, и касались обязанностей по руководству и контролю над производством предварительного следствия. В научной литературе, авторы приводят множество различных классификаций полномочий исследуемого субъекта, наиболее рациональной нам представляется классификация, предложенная Т.Ю. Поповой, которая выделяет следующие группы полномочий:

по контролю над расследованием уголовных дел следователями;

по руководству деятельностью следователей (дача указаний);

по процессуально-организационному руководству деятельностью следственного подразделения (распределение уголовных дел между следователями).

персональное производство предварительного следствия.

Как было указано выше, первый элемент уголовно-процессуального статуса руководителя следственного органа это его права и обязанности. В статье 39 УПК РФ отсутствует разграничение прав и обязанностей субъекта, законодатель использует лишь два понятия для обозначения его правового статуса, это - полномочие и право, возникает закономерный вопрос о тождественности данных понятий. Большинство авторов в научной литературе, в том числе С.Ф. Кочекьян, Д.М. Генкин, считают, что данные понятия нельзя назвать тождественными, более того, понятия «право» и «обязанность» входят в содержание термина «полномочие». Данная точка зрения представляется нам абсолютно верной и обоснованной, так как по своей юридической природе термин «полномочие» представляет собой не что иное, как право, обязательное для применения в установленных законом случаях.

В соответствии с частью 1 статьи 39 УПК РФ, руководитель следственного органа уполномочен:

поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству;

проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя;

отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования;

давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении;

давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства;

разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы;

отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса;

отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном настоящим Кодексом;

продлевать срок предварительного расследования;

утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу, а также об осуществлении государственной защиты;

давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решения прокурора, вынесенного в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 настоящего Кодекса;

возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;

- осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

Безусловно, такой большой массив нормативно закрепленных полномочий руководителя следственного органа нуждается в классификации. В научной литературе, на данный момент существует множество классификаций по различным основаниям. Так, по мнению Б.В. Астриева, процессуальные полномочия руководителя следственного органа следует разграничивать на основании цели, во имя достижения которой применяется указанное полномочие, в связи с этим, он подразделяет их на две группы:

полномочия, которые служат средством обнаружения возможных или допущенных нарушений закона, ошибок и упущений следователя при расследовании уголовного дела;

полномочия, служащие средством устранения выявленных нарушений закона и пробелов предварительного следствия, а также, способствующие наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия.

В.В. Кальницкий в качестве основания для классификации указанных полномочий использует их правовой характер, и в этой зависимости выделяет средства контроля над производством предварительного расследования, и средства процессуального руководства. По мнению процессуалиста Е.А. Новикова, полномочия руководителя следственного органа следует классифицировать по критерию их неоднородности, на основании которого он выделяет следующие группы: полномочия, обеспечивающие возможность выявления процессуальных недостатков предварительного следствия и полномочия, направленные на устранение выявленных недостатков. Таким образом, он поддерживает позицию Б.В. Астриева, предложившего сходную с Новиковым, классификацию. Кроме того, Е.А. Новиков, предлагает классифицировать нормы, указанные в части 1 статьи 39 УПК РФ на основании способа их законодательного закрепления, по данному основанию он выделяет полномочия-предписания и полномочия, которые обнаруживаются путем обращения к иным нормам уголовно-процессуального законодательства РФ. Несмотря на различия в основаниях для классификации полномочий руководителя следственного органа, вышеуказанные научные подходы являются в должной степени единообразными. Несколько иной подход к классификации наблюдается в научных работах А.В. Гриненко, который подразделяет все полномочия руководителя следственного органа на две группы: по процессуальному контролю над деятельностью следственного аппарата и по осуществлению функций уголовного преследования.

Все рассмотренные нами классификации имеют свои преимущества и недостатки, ни одну из них нельзя назвать общей или универсальной. По нашему мнению, наиболее существенным недостатком данных классификаций является отсутствие деления на группы в зависимости от направленности процессуального контроля, в связи с этим, наиболее системной и рациональной нам представляется классификация, предложенная В.А. Батиным. Преимуществами данной классификации по отношению ко всем остальным являются следующие критерии: системность, подробное изложение, всеобъемлющий характер. По мнению В.А. Батина, полномочия руководителя следственного органа должны быть классифицированы на две группы следующим образом:

.Полномочия по осуществлению контроля над процессуальной деятельностью следователей.

.1.Распределение уголовных дел между следователями (следственными группами);

.2.Исправление ошибок и недочетов, допущенных следователями при производстве предварительного расследования;

.3.Дача согласия следователю по особым процессуальным вопросам (обжалование решения прокурора о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование, изменения объема обвинения и др.).

.4.Полномочия по рассмотрению жалоб в порядке, предусмотренном ст. 124 УПК РФ.

.5.Полномочия по контролю над процессуальной деятельностью руководителя нижестоящего следственного органа (право отмены незаконных и необоснованных постановлений).

Второе основание для классификации полномочий руководителя следственного органа заключается в зависимости от обязательств полномочий руководителя следственного органа. По данному основанию все полномочия исследуемого субъекта можно разделить на две категории: общие и специальные. К общей категории следует отнести все полномочия, указанные в статье 39 УПК РФ, носящие процессуальный характер, и содержание которых заключается в контроле над деятельностью следователей при производстве расследования по уголовному делу. К специальной категории, относятся полномочия руководителя следственного органа по самостоятельному производству предварительного следствия. Действующий УПК РФ не содержит дифференциации полномочий руководителя следственного органа на общие и специальные, по нашему мнению введение такого разграничения не требуется, так как основной функцией исследуемого субъекта является контроль за производством предварительного следствия.

Часть 2 статьи 39 УПК РФ закрепляет право руководителя следственного органа на возбуждение уголовного дела и принятие его к своему производству, если при этом он обладает полномочиями следователя или руководителя следственной группы. Данное право можно отнести к категории специальных полномочий руководителя следственного органа, так как оно подразумевает под собой не контроль, а деятельность по производству расследования уголовного дела.

В части 4 ст. 39 УПК РФ конкретизируется право руководителя следственного органа на дачу письменных указаний следователю, обязательных для исполнения, данное право является центральным понятием данной дипломной работы, и более подробно будет рассмотрено в следующей главе.

Вторым элементом процессуального положения руководителя следственного органа является подконтрольность деятельности руководителя следственного органа руководителю вышестоящего следственного органа, то есть порядок взаимоотношений между руководителями следственных аппаратов различных уровней. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ, руководитель следственного органа вправе отменять постановления (решения) руководителя нижестоящего следственного органа, осуществляя процессуальную функцию по контролю над предварительным следствием.

Рассмотрев вопросы понятия и процессуального положения руководителя следственного органа как участника уголовного процесса, мы пришли к следующим выводам. Нормативное определение понятия «руководитель следственного органа» является достаточным, и не требует дополнений или изменений, предлагаемых в научной литературе. Понятие «процессуальное положение руководителя следственного органа» содержит в себе два элемента: совокупность его прав и обязанностей, и подконтрольность руководителю вышестоящего следственного органа. Полномочия руководителя следственного органа подробно изложены в статье 39 УПК РФ, и свидетельствуют о широкой процессуальной самостоятельности этого участника уголовного процесса.


1.2 Роль и функции руководителя следственного органа


В предыдущем параграфе мы установили, что руководитель следственного органа как участник уголовного процесса обладает широкими полномочиями и высоким уровнем процессуальной самостоятельности, что свидетельствует о важности его роли для уголовного судопроизводства. По смыслу норм статей 5 и 39 УПК РФ руководитель следственного органа является участником уголовного процесса со стороны обвинения. В научной литературе нет единого ответа на вопрос об отнесении руководителя следственного органа к стороне обвинения в уголовном процессе. Так, по мнению В.А. Шабунина, однозначное отнесение руководителя следственного органа к участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения не соответствуют сущности реализуемой им процессуальной функции. Деятельность руководителя следственного органа носит бифункциональный характер. Противоположную точку зрения высказывает в своей работе Е.В. Ортиков, по мнению которого руководитель следственного органа должен быть отнесен к стороне обвинения, в связи с тем, что он является должностным лицом органа предварительного следствия. По нашему мнению, позиция В.А. Шабунина является более верной, так как руководитель следственного органа в своей деятельности осуществляет две взаимосвязанные функции: производство предварительного следствия и контроль за ним, причем вторая функция является для данного субъекта основополагающей. Аналогичной точки зрения придерживается и В.П. Божьев, по мнению которого, руководитель следственного органа в уголовном процессе может выступать в двух статусах: как должностное лицо, контролирующее деятельность подчиненных ему следователей, и как орган предварительного следствия. И в том и в другом случае уровень его процессуальной самостоятельности аналогичен тому, что присущ и самому следователю.

В части 5 статьи 39 УПК РФ, перечислены должностные лица, обладающие полномочиями руководителя следственного органа, к таким лицам закон относит: председателя Следственного комитета РФ, руководитель Главного следственного управления Следственного комитета РФ, руководителя следственного органа Следственного комитета по субъекту Российской Федерации, по району, городу, его заместителя, а также руководителя следственного органа такого федерального органа исполнительной власти, как Министерство внутренних дел РФ, Федеральная служба безопасности РФ и Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков, территориального органа указанного ведомства по субъекту Российской Федерации, району, городу, его заместитель, иной руководитель следственного органа, объем процессуальных полномочий, которого установлен Председателем Следственного комитета РФ, руководителями следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти).

Следует четко отделять понятия руководителя следственного органа от руководителя следственной группы (СОГ), они не являются взаимосвязанными, и тем более тождественными. Разница между этими участниками уголовного процесса заключается в содержании их полномочий. Полномочиями руководителя следственного органа не обладает руководитель следственной или следственно-оперативной группы, которая является одним (а не несколькими) органом предварительного расследования. Такой руководитель согласно закону не обладает полномочиями руководителя следственного органа, несмотря на то, что и он в определенной степени занимается контролем над деятельностью входящих в такое организационное образование следователей. Этот субъект уголовного процесса обычно наделен статусом руководителя следственной группы.

Прежде чем говорить о функциях руководителя следственного органа представляется необходимым рассмотреть содержание понятия функция. Функция представляет собой вид деятельности, которая характеризуется общей целевой направленностью, однородностью содержания и методов выполнения. Применительно к теме исследования, под функцией участника уголовного процесса следует понимать деятельность участника уголовного процесса, которая характеризуется целями, содержанием и методами, установленными в УПК РФ. Наиболее системным нам представляется определение Т.Ю. Поповой, по мнению которой под функцией следует понимать направления деятельности конкретного участника уголовного процесса, обусловленные не общими задачами уголовного процесса, а индивидуальным предназначением отдельного субъекта уголовно-процессуальной деятельности, способствующими достижению целей всего уголовного судопроизводства.

В научной литературе существует множество различных мнений по вопросу о функциях руководителя следственного органа. Так, по мнению Т.Ю. Поповой, функции руководителя следственного органа определены стоящими перед ним задачами, к которым в данный период времени относятся: обеспечение своевременности действий следователей по производству предварительного следствия, правильное определение направлений расследования, принятие мер к наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовным делам, недопущение нарушений закона, обеспечение дисциплины в следственных подразделениях. По мнению В.А. Шабунина, вид деятельности не может быть функцией субъекта процесса.

С реформой органов предварительного следствия в 2007 году изменились полномочия руководителя следственного органа, и, следовательно, его функциональный статус. В научной литературе существует множество различных классификации функций руководителя следственного органа. Так, по мнению С.В. Лысогорской, функции руководителя следственного органа определяются общими целями уголовного судопроизводства, их следует объединить в две группы: основные и дополнительные. К основной его функции С.В. Лысогорская относит контроль над расследованием уголовных дел следователями, к дополнительным все остальные полномочия, указанные в статье 39 УПК РФ. Интересной является позиция В.А. Михайловой, по мнению которой, все функции руководителя следственного органа необходимо подразделить на две группы: процессуальные и организационно-управленческие, аргументируя это тем, что указанный субъект в одинаковой мере наделен УПК РФ процессуальными и административными функциями.

Наиболее широкую классификацию функций руководителя следственного органа в своей работе представляет Т.Ю. Попова, которая дифференцирует все функции исследуемого субъекта на семь групп, по аналогии с классификацией полномочий, она выделяет следующие функции:

процессуальное руководство деятельностью следователей;

контроль за расследованием уголовных дел;

процессуально-организационное руководство деятельностью следственного подразделения;

дача согласия на производство следственных действий;

полномочия, имеющие надзорный характер;

личное осуществление уголовного преследования;

организация работы следственного подразделения.

По нашему мнению вышеуказанная классификация функций руководителя следственного органа является наиболее полной и оптимальной, однако, по нашему мнению, данную классификацию следует дополнить разграничением функций в соответствии с их статусом. Так, мы предлагаем дополнительно дифференцировать функции руководителя следственного органа на три группы:

основные;

дополнительные;

факультативные.

Основная функция руководителя следственного органа заключается в контроле над производством предварительного расследования, процессуальном руководстве. Данной точки зрения придерживается большинство современных процессуалистов, в том числе З.Р. Агаев, А.Г. Халиулин, Н.В. Буланова и другие.

Дополнительные функции руководителя следственного органа призваны обеспечить исполнение основной его функции, в частности это полномочия по контролю над производством следователями предварительного следствия.

Факультативные функции по своей природе являются необязательными для исполнения, и своей целью имеют обеспечение реализации основной и дополнительных функций при наличии такой необходимости. К таким функциям в частности можно отнести организацию работы следственного органа.

По мнению некоторых процессуалистов функции руководителя следственного органа тождественны его полномочиям. Данная точка зрения представляется нам ошибочной в связи с тем, что функция представляет собой вид деятельности, и является более широким понятием, чем полномочия.

На наш взгляд интересной представляется классификаций функций руководителя следственного органа, предложенная Моругиной Н.А. По ее мнению, следует выделять следующие функции:

обвинения;

процессуального руководства;

- контроля над производством предварительного следствия;

- уголовного преследования.

Следует отметить, что в настоящее время руководитель следственного органа, как участник уголовного процесса помимо процессуального контроля и руководства деятельностью следователей на предварительном следствии, также реализует и организационные функции. Как отмечает в своей работе Т.Ю. Попова, контрольные и руководящие полномочия расширились, в частности, за счет передачи (или дублирования) руководителю следственного органа части прерогатив прокурора (например, по отмене решений следователя, возвращению дела для дополнительного расследования и т.д.). В этой связи невозможно не указать на новые для исследуемого субъекта направления служебной деятельности, такие как реализация разрешительных полномочий. К таким полномочиям авторы в научной литературе относят: производство следственных действий и избрание мер пресечения, ограничивающих конституционные права граждан; на обжалование решений прокурора) и осуществление прерогатив по надзору за предварительным следствием (в частности, использование права разрешать жалобы на действия следователя). При всем этом законодатель оставил за руководителем следственного органа право самостоятельно осуществлять уголовное преследование и организацию работы следственного подразделения. Данная функция является немаловажной для производства предварительного следствия.

Важной функцией руководителя следственного органа является функция руководства процессуальной деятельностью, осуществляемой следователем. Данная функция прямо не закреплена законодателем, однако имеет место быть в практической деятельности органов предварительного расследования. По мнению И.А. Насоновой, содержание данной функции заключается в направлении руководителем следственного органа деятельности следователя, связанной с возбуждением и расследованием уголовных дел. Трудно переоценить важность этой функции, так как, руководитель следственного органа при ее выполнении, обеспечивает законность производства следственных действий, с целью соблюдения требований о допустимости полученных доказательств. Однако, не все авторы в научной литературе считают такое направление деятельности функцией. Так, по мнению И.В. Емельяновой, это не функция, а «процессуальный принцип руководства расследованием». По нашему мнению, данное предположение является ошибочным, так как из него следует, что данная деятельность осуществляется только на стадии расследования уголовного дела, что противоречит УПК РФ, который устанавливает, что руководитель следственного органа осуществляет руководство процессуальной деятельностью следователя и до возбуждения уголовного дела. Содержание данной функции подробно раскрывается в научной литературе. Так, по мнению А.М. Ларина, процессуальное руководство следствием представляет собой самостоятельную функцию, содержание которой заключается в принятии решений о направлении следствия и производстве следственных действий, даче указаний и поручений, предъявлении требований, исполнение которых является обязательным. К данной функции относится полномочие следователя по даче обязательных указаний следователям, что представляет основную тему нашего исследования. Более подробно данная функция будет рассмотрена в следующей главе.

Следует отметить, что перечень полномочий, указанный в статье 39 УПК РФ является неполным. Руководитель следственного органа наделен правами и обязанностями должностного лица, указанными в различных инструкциях Следственного комитета РФ, МВД РФ, как правило, это организационные вопросы, и вопросы внутреннего распорядка следственного органа. Так, в соответствии с Инструкцией Следственного комитета Российской Федерации от 11 октября 2012 года №72 г. «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации», организация работы по обеспечению приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении, а также контроль за осуществлением этой работы возлагаются на руководителя следственного органа, который ежедневно осуществляет текущий контроль за поступающими сообщениями о преступлении и обеспечивает их прием, регистрацию и рассмотрение в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Кроме того, данным Приказом установлена обязанность руководителя следственного органа по контролю над полнотой и правильностью ведения книги регистрации сообщений о преступлении. Вся ответственность по приему и регистрации сообщений о преступлении возлагается также на руководителя следственного органа.

Таким образом, мы установили, что руководитель следственного органа обладает не только широкими полномочиями и функциями по контролю и над предварительным следствием, но и широким кругом организационных и административных обязанностей.

Подводя итоги вышесказанному можно сделать следующие выводы.

Роль руководитель следственного органа как участника уголовного процесса трудно переоценить, он является важным контролирующим и организующим звеном элементом в производстве предварительного следствия. Руководитель следственного органа обладает широким набором функций, взаимосвязанных с его полномочиями. В научной литературе существует множество различных определений понятия «функция руководителя следственного органа», наиболее системным нам представляется определение Т.Ю. Поповой. Авторами предлагаются различные классификации функций руководителя следственного органа, по нашему мнению, наиболее полной является классификация, в которой выделяются следующие группы функций: процессуальное руководство деятельностью следователей, контроль над расследованием уголовных дел, процессуально-организационное руководство деятельностью следственного подразделения, дача согласия на производство следственных действий, надзорные, личное осуществление уголовного преследования, организация работы следственного подразделения. По нашему мнению, к указанной классификации необходимо добавить дифференциацию функций по степени их процессуальной важности, выделив при этом основные, дополнительные и факультативные функции.


2. Формы реализации полномочий руководителем следственного органа


2.1 Указания руководителя следственного органа


В предыдущей главе, говоря о полномочиях руководителя следственного органа, мы установили, что руководитель следственного органа, в том числе имеет право на дачу следователям указаний, обязательных для исполнения. В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 39 УПК РФ, руководитель следственного органа вправе давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении. По мнению большинства процессуалистов, данное право является одним из наиболее важнейших правовых средств влияния руководителя следственного органа на ведение предварительного следствия.

В УПК РСФСР право руководителя следственного органа на дачу следователю указаний было закреплено в статье 1271. Различия между содержанием статей 1271 УПК РСФСР и 39 УПК РФ заключается в перечне вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователю. Так, И.В. Чечулин указывает, что УПК РФ расширил круг вопросов, по которым руководитель следственного органа имеет право давать следователю указания. При сравнительном анализе норм статей 1271 УПК РСФСР и 39 УПК РФ нами были установлено следующее важное различие: в соответствии со ст. 39 УПК РФ, руководитель следственного органа имеет право давать следователю указания об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения, ее отмене или изменения, УПК РСФСР не предусматривал такого права. По нашему мнению, данное обстоятельство связано с расширением полномочий руководителя следственного органа, и передаче ему некоторых «прокурорских функций».

Действующее уголовно-правовое законодательство РФ не содержит нормативного определения понятия «указание руководителя следственного органа». В научной литературе мы также не нашли системного определения данного понятия. В соответствии со словарем делопроизводства, указание представляет собой особую организационно-распорядительную форму передачи управленческого решения и разъяснение действий для достижения целей, предназначенная конкретным исполнителям по конкретному делу. В энциклопедии делопроизводства содержится более конкретное определение данного понятия, в соответствии с которым указание - это правовой акт, издаваемый органом государственного управления, преимущественно по вопросам информационно-методического характера, а также по вопросам, связанным с организацией исполнения приказов, инструкций и других актов данного органа и вышестоящих органов управления. Следует отличать указание от иных форм передачи управленческих решений, таких как распоряжение, протокол, инструкция, акт, служебное письмо. Указание может представлять собой отдельный документ, а может содержаться в приказе, письменной распоряжении, резолюции, служебном письме и других внутренних документах государственного органа. Таким образом, указание руководителя следственного органа представляет собой распорядительный документ, издаваемый руководителем следственного органа по вопросам о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Перечень вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователю, указан в пункте 3 части 1 статьи 39 УПК РФ. Является ли данный перечень исчерпывающим? С нормативной точки зрения данный перечень является строго установленным и исчерпывающим. В научной литературе существует две противоположные точки зрения по данному вопросу. Одни авторы, в том числе Т.Ю. Попова, Н.М. Перетятько, М.А. Невская, считают указанный перечень исчерпывающим. Некоторые процессуалисты, в том числе Н.С. Манова полагают, что, несмотря на указание строгого перечня вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователям, на практике его полномочия в данной сфере значительно шире, и не ограничиваются положениями статьи 39 УПК РФ. Так, по смыслу части 3 той же статьи, указания руководителя следственного органа могут, помимо названных вопросов, касаться также изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, а также направления дела в суд или его прекращения. Но если право давать указания об изъятии уголовного дела и передачи его другому следователю имеет самостоятельное основание, то названное в части 3 право давать указания следователю о направлении дела в суд или о его прекращении формально не вписывается в ранее перечисленные полномочия руководителя следственного органа. Логически получается, что указания следователю о направлении дела в суд или о его прекращении как бы выходят за ранее четко очерченные прерогативы руководителя следственного органа, что порождает нежелательные для закона сомнения и неясности. Выход из этого противоречия могло бы дать лишь такое юридическое толкование, при котором названные «спорные» полномочия охватывались бы понятием направления расследования.

Перечень содержащихся в законе вопросов, по которым начальник следственного отдела правомерен давать указания следователю, по нашему мнению, нельзя считать исчерпывающим, ибо в нем названы далеко не все указания, которые практически могут касаться самых различных вопросов предварительного следствия. Закон, например, наделяет начальника следственного отдела правом давать следователю указания о производстве предварительного следствия. Из этого вытекает, что он вправе поручить произвести проверку поступивших заявлений и сообщений для установления наличия оснований к возбуждению уголовного дела или обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии таких оснований. Он может также поручить следователю решить вопрос о возбуждении уголовного дела или об отказе в этом, принять к производству дело, возбужденное самим начальником следственного отдела или другим лицом, судом, прокурором, органом дознания, произвести расследование по делу, поступившему из других следственных подразделений, в том числе вышестоящих. Такие указания могут быть даны также по возобновленному делу; по делу, по которому прокурором отменено постановление следователя о его прекращении; по делу, возвращенному судом либо прокурором для дополнительного расследования. В соответствии с законом начальник следственного отдела вправе давать следователю указания о производстве отдельных следственных действий. При этом закон не содержит перечня следственных действий, на которые могут распространяться указания начальника следственного отдела, имеющие обязательную силу. По смыслу закона (ст. 39 УПК РФ) он может дать следователю указания о производстве допросов, очных ставок, следственных экспериментов, опознаний, осмотров, освидетельствований, экспертиз и др. Равным образом он может предложить следователю задержать подозреваемого в порядке ст. 92 УПК РФ, ибо к числу следственных действий, несомненно, относится и задержание подозреваемого.

Рассмотрим каждый из вопросов, указанных в статье 39 УПК РФ. Во-первых, руководитель следственного органа имеет право давать следователю указания о направлении расследования. Такие указания даются руководителем следственного органа на первоначальном этапе расследования, после проверки поступившего сообщения о преступлении или выявлении факта его совершения. Содержание подобных указаний сводится к следующим пунктам:

урегулирование вопросов по выдвижению следователем версий, т.е. подлежащих следственной и оперативно-розыскной проверке предположений, касающихся, прежде всего, события преступления, лиц, виновных в его совершении, форм их вины и мотивов действий, а также других фактических обстоятельств дела.

определение квалификации инкриминируемых преступлений;

определение вопросов и обстоятельств, которые необходимо выяснить по каждой версии, эпизоду или по делу в целом (т.е. объема обвинения);

определение источников доказательственной информации, проверка их достоверности;

определение следственных действий, необходимых по данному делу.

Определение направления расследования семантически совпадает с установлением предмета расследования. Помимо понятия «направление расследования» в УПК РФ встречается и другое понятие - «направление уголовного дела». Направление дела - это определение дальнейшего процессуальной судьбы дела, т.е. принятие решений, определяющих его движение от одного процессуального этапа или стадии в другие:

возбуждение уголовного дела, направление (поручение) руководителем следственного органа дела следователю или прокурором органу дознания для производства расследования;

принятие уголовного дела следователем или дознавателем к своему производству;

направление органом дознания уголовного дела руководителю следственного органа после производства неотложных следственных действий; направление дела по подследственности или подсудности;

привлечение лица в качестве обвиняемого;

приостановление и возобновление предварительного расследования; прекращение, выделение дел, направление дела прокурору и в суд либо его возвращение прокурором для производства дополнительного расследования, передача из одной судебной стадии в другую и так далее.

Таким образом, указания руководителя следственного органа, касающиеся направления расследования даются следователю на первоначальном этапе расследования уголовного дела, после получения первой информации о совершенном преступлении. Следует отметить, что такие указания имеют чрезвычайно важный характер, так как помогают направить расследование уголовного дела в нужном направлении, помогая следователю (в особенности начинающему) избежать ошибок.

Во-вторых, руководитель следственного органа имеет право давать следователю указания о производстве отдельных следственных действий. Напомним, что к следственным действиям уголовно-процессуальный закон относит: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, допрос, очная ставка, предъявление для опознания, проверка показаний на месте, судебная экспертиза. Руководитель следственного органа дает следователю указания относительно производства отдельных следственных действий на основании доказательственной информации и ходе расследования уголовного дела. Руководитель следственного органа имеет право дать следователю указания относительно производства любого следственного действия из вышеперечисленных, однако, не все из указанных следственных действий могут быть произведены следователем на основании одного лишь такого указания. В соответствии с УПК РФ , некоторые следственные действия могут быть произведены только по судебному решению, закон к ним относит: обыск и выемку в жилище, осмотр жилища без согласия проживающих в нем лиц, личный обыск, выемка документов, содержащих информацию о вкладах и лицевых / расчетных счетах в банковских учреждениях, эксгумация трупа при отсутствии согласия близких родственников умершего. При исполнении указаний руководителя следственного органа, следователь обязан принимать это во внимание.

В-третьих, руководитель следственного органа имеет право давать следователю указания по вопросу о привлечении лица в качестве обвиняемого. По мнению А.С. Стройковой, содержание указаний руководителя следственного органа по вопросу предъявления обвинения подозреваемому сводится к сроку и порядку привлечения этого лица в качестве обвиняемого. В-четвертых, исследуемый участник уголовного процесса вправе давать следователю указания, касающиеся избрания в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения.

В-пятых, указания руководителя следственного органа могут касаться вопросов, связанных с квалификацией преступления и объемом предъявляемого обвинения. Такие указания, как правило, даются одновременно с указаниями о привлечении лица в качестве обвиняемого и избрании в отношении него меры пресечения.

УПК РФ устанавливает требования к форме указания руководителя следственного органа. Так, в соответствии с частью 3 статьи 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Таким образом, указанием руководителя следственного органа является только письменный документ, устные указания руководителя носят характер распоряжений.

Законодательством РФ не предусмотрено строго установленных требований к оформлению указаний должностных лиц правоохранительных органов. Однако все внутренние документы, в том числе указания, распоряжения, приказы СК РФ оформляются в соответствии с Приказом СК России от 18.07.2012 №40 «Об утверждении Инструкции по делопроизводству Следственного комитета Российской Федерации».

Подтверждая письменную форму указаний как непременное условие их действенности, статья 39 УПК РФ указывает на их обязательное исполнение следователем. Допуская возможность их обжалования прокурору, закон вместе с тем исходит из того, что это не приостанавливает, как правило, их исполнения. Указания прокурора, данные следователю по конкретному уголовному делу, обязательны и для начальника следственного отдела. Последний должен принять организационные меры (в пределах своей компетенции) к обеспечению исполнения указаний прокурора.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

УПК РФ в статье 39 закрепляет право руководителя следственного органа давать следователю указанию по перечню вопросов, указанных в данной статье. В УПК РСФСР право руководителя следственного органа на дачу следователю указаний было закреплено в статье 1271. Различия между содержанием статей 1271 УПК РСФСР и 39 УПК РФ заключается в перечне вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователю.

Действующее уголовно-правовое законодательство РФ не содержит нормативного определения понятия «указание руководителя следственного органа». По нашему мнению, указание руководителя следственного органа представляет собой распорядительный документ, издаваемый руководителем следственного органа по вопросам о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения. Перечень вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователю, указан в пункте 3 части 1 статьи 39 УПК РФ.

УПК РФ устанавливает требования к форме указания руководителя следственного органа. Так, в соответствии с частью 3 статьи 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем.


2.2 Дача согласия руководителем следственного органа на принимаемые следователем решения


В соответствии с пунктом 4 части 3 статьи 39 УПК РФ, руководитель следственного органа вправе давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства. Данное полномочие является определенной стадией контроля действия следователя. Так, по мнению А.Ш. Магомедова, процедура дачи согласия по своей сути является контрольным полномочием руководителя следственного органа в отношении следователя, производящего предварительное следствие. Устанавливая порядок получения согласия следователем, прежде чем обратиться в суд с соответствующим ходатайством, законодатель подвергает проверке законность действий и решений следователя со стороны руководителя следственного органа. Руководитель следственного органа выступает в данном случае своего рода «фильтром», который проверяет законность и обоснованность обращения следователя в суд. В научной литературе спорным является вопрос о необходимости введения данного института в уголовное судопроизводство. Некоторые авторы, в том числе А.С. Климов, Н.М. Матвеева считают, что введение такого института в российское уголовно-правовое законодательство было необходимо, в связи с ослаблением прокурорских функций по контролю над предварительным следствием. По мнению других авторов, среди которых можно выделить Н.Н. Гусева, О.В. Химичеву, введение исследуемого правового института в уголовное судопроизводство России абсолютно необоснованно. Авторы аргументируют свою точку зрения тем, что после реформы предварительного следствия 2007 года процессуальная самостоятельность следователя значительно уменьшилась, в связи с расширением полномочий руководителя следственного органа, а введение института получения следователем согласия руководителя следственного органа ограничивает процессуальную самостоятельность следователя еще больше. В этой связи совершенно непонятно для чего законодателем был установлен двойной контроль (руководителя следственного органа и прокурора) над действиями следователя. Как справедливо отмечает в своей работе Ю.А. Костанов, следователь стал более зависим от руководителя следственного органа. Практически каждое значимое процессуальное действие или принимаемое процессуальное решение следователем допускаются только с согласия руководителя следственного органа. Законодатель, передавая данные контрольные полномочия руководителю следственного органа, сохранил и надзор за этими процессуальными действиями со стороны прокурора.

Следует отметить, что введение этого правового института снижает эффективность и увеличивает сроки ведения предварительного следствия. Так, редакция УПК РФ до 2007 года предусматривала следующий порядок получения разрешения на проведение обыска в жилище: следователь с согласия прокурора возбуждал перед судом ходатайство о проведении обыска в жилище. Суд, в свою очередь, проанализировав материалы уголовного дела, решал вопрос о допустимости проведения такого обыска. В настоящее время порядок получения следователем согласия на проведение данного следственного действия был изменен. Действующий УПК РФ, устанавливает, что следователю для производства обыска в жилище необходимо с согласия руководителя следственного органа возбудить ходатайство перед судом, который будет рассматривать данное ходатайство. Но при этом пункт 8 части 2 ст. 37 УПК РФ содержит норму, предоставляющую прокурору полномочие по участию в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения.

Среди участников уголовного процесса (должностных лиц органов предварительного следствия) следователь обладает самой низкой процессуальной самостоятельностью и находится под тройным контролем со стороны иных участников уголовного процесса. Одной из основных функций прокурора является надзор за деятельностью органов предварительного следствия. Руководитель следственного органа также является должностным лицом, уполномоченным в рамках своей компетенции, установленной Уголовно-процессуальным кодексом, осуществлять ведомственный процессуальный контроль над законностью деятельности следователя. Третий субъект контроля над предварительным следствием - это суд. В научной литературе существуют различные точки зрения на вопрос о роли суда на предварительном следствии. По мнению некоторых процессуалистов, деятельность суда на следствии является реализацией его непосредственной функции. Другие авторы утверждают, что деятельность суда на досудебных стадиях - ни что иное, как судебный контроль. По нашему мнению, относительно вопроса о роли суда на предварительном следствии, наиболее справедливой, и юридически верной является точка зрения А.С. Каретникова и К.А. Арзамасцевой, по мнению которых, несмотря на существующие в науке разногласия, большинство представителей этих точек зрения согласны в одном - суд в этом случае осуществляет контроль за органами предварительного расследования. Таким образом, наше предположение о том, что в настоящее время над следователем со стороны иных участников уголовного процесса установлен тройной контроль является верным. В этой связи, становится непонятно, с какой целью законодатель установил такой контроль над процессуальной фигурой следователя, и огранил его служебную самостоятельность. Справедливой является научная позиция А.Ш. Магомедова, который считает, что введение таких мер законодателем необоснованно и процедура получения следователем согласия руководителя следственного органа является излишней, так как суд, принимая решение по ходатайству следователя, уже проверяет материалы уголовного дела, законность и обоснованность производства такого следственного действия, суд уже осуществляет контроль над законностью действий и решений следователя. Следует отметить, что в судебном заседании при рассмотрении ходатайства следователя вправе участвовать прокурор, который в данном случае будет осуществлять надзорные функции. Такая законодательная мера вполне обоснованна, так как согласие суда требуется на следственные действия, которые по своему содержанию могут посягать на конституционные права и свободы граждан. В этой связи согласие руководителя следственного органа на действия следователя является бессмысленным средством ограничения процессуальной самостоятельности следователя, как участника уголовного процесса.

Как было сказано выше, руководитель дает согласие на действия следователя связанные с проведением следственных действий, затрагивающих конституционные права граждан. К таким следственным действия УПК Российской Федерации относит:

осмотр жилища, при отсутствии согласия, проживающих в нем лиц;

обыск (выемка) в жилище;

выема заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи;

личный обыск, за исключением случаев, предусмотренных статьей 93 УПК РФ;

выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях;

наложение ареста на корреспонденцию, разрешение на ее осмотр и выемку ее в учреждениях связи;

наложение ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящихся на счетах и во вкладах, на хранении в банках и иных кредитных организациях;

контроль и запись телефонных и иных переговоров. Данные следственные действия нарушают конституционные права граждан, закрепленные в главе 2 Конституции РФ.

Помимо вышеуказанного, руководитель следственного органа дает свое согласие на судебное ходатайство следователя об избрании, продлении, изменении меры пресечения. Порядок возбуждения такого ходатайства перед судом производится в том же порядке, что и при проведении вышеуказанных следственных действий.

В научной литературе различными авторами неоднократно высказывались предложения об исключении из уголовно-правового законодательства нормы о необходимости получения следователем согласия руководителя следственного органа по определенным вопросам. Так, А.Ш. Магомедов, в своей работе предлагает исключить из текста статьи 39 УПК РФ пункт 4 части 1, предусматривающий порядок согласования с руководителем следственного органа ходатайства следователя, а также внести необходимые изменения в соответствующие статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающие порядок производства следователем процессуальных и следственных действий, допускаемых на основании судебного решения. Аналогичной точки зрения придерживается и Е.А. Новиков, который предлагает исключить указанный пункт, а полномочия по даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения возложить на прокурора.

По нашему мнению, в настоящее время нет острой необходимости для исключения исследуемого правового института из уголовного судопроизводства, так как процедура получения следователем согласия руководителя следственного органа не является длительной и трудоемкой процедурой, а является в некоторой степени гарантом правильности действий следователя на предварительном следствии, и облегчает груз его процессуальной ответственности. В то же время, мы поддерживаем вышеуказанную позицию А.Ш. Магомедова и Е.А. Новикова о ненужности данного уголовно-правового института, выходя на нейтральную позицию.

Подводя итоги вышесказанному, мы пришли к следующим выводам.

Полномочие руководителя на дачу согласия следователю на проведение определенных действий закрепляется в части 3 статьи 39 УПК РФ, в соответствии с которой руководитель следственного органа вправе давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства. В научной литературе существует несколько точек зрения на вопрос о необходимости введения данного правового института в уголовно-процессуальное законодательство России. Большинства авторов говорят о его ненужности и необходимости исключения из УПК, в связи с существующим двойным контролем действий следователя со стороны прокурора и суда. Мы считаем, что в настоящее время нет острой необходимости для таких изменений в уголовно-процессуальном законодательстве РФ.


2.3 Отмена руководителем следственного органа решений следователя


В соответствии с пунктом 2.1. части 2 статьи 39 УПК РФ, руководитель следственного органа уполномочен отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования. Исходя из смысла данной статьи, можно установить, что отмене подлежат любые незаконные либо необоснованные постановления следователя (например, о производстве обыска, о привлечении в качестве обвиняемого и т.д.).

По мнению С.А. Арзиани, иное толкование закона привело бы к бесконтрольности процессуальной деятельности следователя. Установить исчерпывающий перечень подлежащих отмене незаконных постановлений следователя невозможно, да и нет в этом необходимости. Право отмены постановлений лишь может быть ограничено другими статьями УПК. Однако таких статей он не предусматривает. При буквальном анализе статьи 39 УПК РФ мы пришли к выводу, что, руководитель следственного органа имеет право отменить любое решение следователя. Однако на практике встречаются иные случаи. Так, Самарским областным судом были приняты решения на основании применения статьи 39 и 125 УПК РФ. Данные решения основывались на следующем мнении суда: если прокурор в порядке ч. 4 ст. 146 УПК, т.е. в течение 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, не отменил постановление о возбуждении уголовного дела, то в ином порядке оно не может быть отменено, так как его УПК РФ не предусматривает. По нашему мнению данная позиция является неверной, так как идет смешение полномочий прокурора и руководителя следственного органа, и неправильное толкование норм УПК РФ.

Полномочие руководителя следственного органа по отмене решений следователя имеет важное процессуальное значение, так как следователь, в процессе напряженной работы может допустить серьезные ошибки, в особенности это касается постановлений о возбуждении уголовного дела. В подтверждении данного положения приведем статистические данные за 2013 год. За пять месяцев 2013 г. следователями Следственного комитета России возбуждено 61589 уголовных дел, из числа которых отменено 200 постановлений о возбуждении уголовного дела. Из них, 17% было отменено по инициативе руководителя следственного органа, 74% - по инициативе прокурора в порядке статьи 146 УПК РФ, 9% отменены судом.

В соответствии со ст. 1 УПК РФ, порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации. Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства. Таким образом, руководитель следственного органа в процессуальной деятельности руководствуется нормами вышеуказанных нормативно-правовых актов.

УПК РФ, иное уголовно-процессуальное законодательство РФ не содержит указаний на перечень процессуальных решений, которые руководитель следственного органа вправе отменять. В связи с этим появляется закономерный вопрос, - какие решения следователя руководитель следственного органа вправе отменять? В научной литературе авторы сходятся на том, что руководитель следственного органа имеет право отменять только те решения следователя, которые не отвечают критериям законности, справедливости и обоснованности. Таким образом, законодатель поддерживает процессуальную самостоятельность следователя, которая была бы существенно ущемлена в случае, если бы руководитель имел неограниченные полномочия в данной сфере. Полномочия руководителя следственного органа в данной сфере нормативно ограничиваются возможностью следователя обжаловать его указания и иные решения, установленной частью 3 статьи 39 УПК РФ.

С точки зрения законодателя возможность руководителя следственного органа отменять решения следователя ограничена критериями законности и обоснованности, однако УПК РФ не содержит положений о том, что входит в содержание данных понятий. В научной литературе под термином «законность» понимается совокупность требований точного соблюдения норм, содержащихся в законах и, принимаемых в соответствии с ними, подзаконных актах. Кроме того, законность является одним из конституционных принципов Российской Федерации, так статья 15 Конституции РФ, закрепляет, что законность является одним из важнейших правовых принципов деятельности государства, его органов и должностных лиц. Укрепление правовой основы государственной и общественной жизни, неуклонное соблюдение законности и правопорядка, улучшение работы всей системы правоохранительных органов являются непременным условием деятельности государства. Таким образом, решения следователя должны отвечать всем требованиям закона, и подзаконных актов.

Следующий критерий, которому должно отвечать решение следователя - это обоснованность. Обоснованность представляет собой одну из важнейших процессуальных категорий. По мнению М.И. Абдулаева, обоснованное решение - это решение, принятое следователем на основании полно и всесторонне выясненных обстоятельств уголовного дела (сообщения о преступлении, материалов), подтвержденных теми доказательствами, которые были им исследованы. Таким образом, руководитель следственного органа может отменить решение следователя, в случае его не соответствия вышеуказанным критериям.

В соответствии с пунктом 33 статьи 5 УПК РФ, процессуальное решение - решение, принимаемое следователем в порядке, предусмотренном УПК РФ. Свои решения следователь оформляет в виде постановления. Согласно пункту 25 статьи 5 УПК РФ, постановление представляет собой любое решение следователя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения.

Следователь, принимая решение (о привлечении в качестве подозреваемого / обвиняемого, производстве следственного действия) оформляет его в виде соответствующего постановления, полномочие, по отмене которого принадлежит руководителю следственного органа.

По мнению Т.Ю. Поповой, процессуальные решения следователя можно классифицировать на:

на решения, связанные со стадиями уголовного дела. Например, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о прекращении уголовного дела, постановление о приостановлении предварительного следствия, постановление о выделении уголовного дела, постановление о выделении материалов уголовного дела и другие;

на решения, в соответствии с которыми лицо приобретает определённый процессуальный статус потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, подозреваемого, обвиняемого и так далее;

иные процессуальные решения (постановление о признании вещественным доказательством, постановление о возвращении вещественного доказательства, постановление об отмене ареста на имущество, постановление о приводе и так далее).

По действующему уголовно-процессуальному законодательству, вышеуказанные решения следователя могут быть отменены руководителем следственного органа в следующих случаях:

по собственной инициативе после проверки материалов уголовного дела (или материалов проверки сообщения о преступлении);

по результатам рассмотрения жалобы кого-либо из участников уголовного судопроизводства;

по результатам рассмотрения жалобы судьей, когда решение следователя будет признано незаконным или необоснованным.

Рассмотрим каждый из этих случаев подробнее. Во-первых, руководитель следственного органа имеет право отменить решение следователя по собственной инициативе после проверки материалов уголовного дела либо сообщения о преступлении, до возбуждения уголовного дела. В данном случае руководитель следственного органа, решая вопрос об отмене постановления следователя, проверяет его на соответствие двум основным критериям - законности и обоснованности. Данное полномочие руководитель следственного органа реализует путем ознакомления с материалами уголовного дела (материалами проверки сообщения о преступлении), проверки доказательственной базы (при ее наличии) и анализа уголовного и процессуального законодательства. Право руководителя следственного органа на ознакомление с материалами уголовного дела нормативно закреплено в части 2 статьи 39 УПК РФ, в соответствии с которой, руководитель следственного органа имеет право проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя. По мнению В.В. Вандышева, по смыслу статьи 39 УПК РФ, руководитель следственного органа имеет право в любой момент изъять у следователя уголовное дело (материалы проверки сообщения о преступлении) и ознакомиться с ним, без наличия каких-либо оснований. Данная точка зрения представляется нам верной, так как УПК РФ и подзаконные нормативные акты, принятые в соответствии с ним не устанавливают основания, при наличии которых, руководитель следственного органа вправе запросить у следователя материалы уголовного дела (сообщения о преступлении) для их проверки.

Следует отметить, что законом не установлен процессуальный порядок ознакомления руководителя следственного органа с материалами уголовных дел, в этом состоит отличие между полномочиями руководителя следственного органа и полномочиями прокурора по надзору за предварительным следствием. Так, в соответствии с частью 2.1 статьи 37 УПК РФ, по мотивированному письменному запросу прокурора ему предоставляется возможность ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела. Руководителю следственного органа в отличие от прокурора, для ознакомления с материалами уголовных дел и их последующей проверкой не требуется написание какого-либо письменного заявления, требования или распоряжения. По нашему мнению, данное различие в процессуальном порядке проверки уголовных дел обусловлено тем, что руководитель следственного органа, в отличие от прокурора, наряду с контрольными функциями, принадлежит функция непосредственного руководства предварительным следствием, следовательно, он намного лучше осведомлен о текущем состоянии уголовного дела, чем прокурор, выполняющий лишь надзирательные функции. Аналогичной точки зрения придерживаются такие процессуалисты как П.А. Лупинская, Ю.В. Францифоров, О.П. Копылова и другие. Руководитель следственного органа имеет право самостоятельно определять порядок проверки решений следователя, материалов уголовного дела (сообщения о преступлении) и делать выводы о несоответствии их критериям законности и обоснованности.

По результатам проверки материалов уголовного дела (материалов сообщения о преступлении), руководитель следственного органа принимает одно из следующих решений:

отмена процессуального постановления следователя;

признание постановления следователя законным и обоснованным, передача следователю материалов уголовного дела (сообщения о преступлении) для дальнейшего расследования;

обнаружение в решении следователя недочетов, ошибок, пробелов, и дача соответствующих указаний следователю в порядке пункта 3 части 1 статьи 39 УПК РФ.

Во-вторых, руководитель следственного органа имеет право отменить решения следователя по результатам рассмотрения жалобы участников уголовного процесса. В соответствии с УПК РФ, участники уголовного процесса классифицированы на две группы: со стороны обвинения, со стороны защиты. Отдельной главой УПК РФ как участника уголовного процесса выделяет суд, не относя его ни к одной из сторон в силу его процессуальной независимости. Участниками со стороны обвинения являются: прокурор, следователь, руководитель следственного органа, орган дознания, начальник подразделения дознания, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец. Со стороны защиты: подозреваемый, обвиняемый, законные представители подозреваемого (обвиняемого), защитник, гражданский ответчик. Все вышеуказанные участники уголовного процесса имеют право подачи жалобы на решения следователя. По смыслу статьи 123 УПК РФ, действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Порядок и вопросы обжалования решений следователя руководителю следственного органа будут подробнее рассмотрены нами в следующем параграфе.

В-третьих, руководитель следственного органа отменяет решение следователя по результатам рассмотрения жалобы судьей, когда решение следователя будет признано незаконным или необоснованным. Судебный порядок признания решения следователя незаконным урегулирован статьями 123, 125 УПК РФ. Так, в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. После получения жалобы на незаконное решения следователя, судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя. По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

об оставлении жалобы без удовлетворения.

В первом случае, руководитель следственного органа несет обязанность по устранению допущенного следователем нарушения, путем дачи соответствующих указаний.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

По действующего уголовно-процессуальному законодательству руководитель следственного органа уполномочен отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования. Возможность руководителя следственного органа отменять решения следователя ограничена критериями законности и обоснованности. Вышеуказанные решения следователя могут быть отменены руководителем следственного органа в следующих случаях: по собственной инициативе после проверки материалов уголовного дела (или материалов проверки сообщения о преступлении), по результатам рассмотрения жалобы кого-либо из участников уголовного судопроизводства, по результатам рассмотрения жалобы судьей, когда решение следователя будет признано незаконным или необоснованным.


2.4 Иные формы реализации полномочий руководителем следственного органа


В параграфе 1.2. предыдущей главы данной дипломной работы нами была дана развернутая классификация полномочий руководителя следственного органа. В ходе исследования нами были подробно рассмотрены полномочия руководителя следственного органа по даче следователю указаний, отмене решений следователя и даче согласия на производство следователем определенных следственных действий, однако, указанными полномочиями процессуальный статус руководителя следственного органа не ограничивается. Как было сказано выше, УПК РФ предоставляет руководителю следственного органа достаточно широкие полномочия в отношении производства предварительного следствия, рассмотрим более подробно остальные полномочия руководителя следственного органа, и формы их реализации.

Руководитель следственного органа независимо от ведомственной подчиненности является организатором следственной работы отдела (подразделения). Поэтому помимо процессуальных полномочий, предусмотренных ст. 39 УПК, он имеет и административные полномочия. В частности, начальник следственного подразделения в районном, городском, линейном отделе внутренних дел МВД по должности является заместителем начальника органа внутренних дел и несет ответственность за организацию работы следственного подразделения. Среди важнейших его обязанностей можно выделить:

внесение представлений о поощрении или привлечении следователей к дисциплинарной ответственности, представление их к присвоению специальных званий, перемещению по службе;

заслушивание следователей по вопросам их взаимодействия с работниками других служб в раскрытии и расследовании преступлений, выполнении планов работы, внедрения опыта новых криминалистических средств и методов в работе, повышения профессионального мастерства;

координацию работы следственных подразделений с органами прокуратуры, безопасности, юстиции, другими государственными учреждениями по вопросам расследования преступлений;

систематический анализ оперативной обстановки, состояния работы по раскрытию и расследованию преступлений, анализ результатов деятельности следственного подразделения и каждого следователя; разработку и осуществление мер по совершенствованию предварительного следствия, внесения соответствующих предложений вышестоящему руководителю;

рассмотрение жалоб, представлений прокуроров, частных определений судов на действия следователей и нарушения ими норм уголовно-процессуального законодательства, принятие мер по устранению нарушений;

недопущение необоснованного привлечения следователей к выполнению функций, не связанных с расследованием уголовных дел их подследственности;

пресечение фактов вмешательства в процессуальную деятельность следователей, лиц, не уполномоченных на то законом.

Одной из форм реализации руководителем следственного органа его полномочий является издание локальных нормативных актов, так называемое нормотворчество. Издаваемые руководителями ведомств нормативные акты - ведомственные. Их нормотворчество осуществляется в пределах компетенции этого ведомства и регулирует отношения, возникающие в его рамках. Поэтому, полагаем, нормотворчество руководителей соответствующих ведомств в рассматриваемом случае, хотя и по прямому указанию в законе, осуществлено с превышением ими своих полномочий. Делегирование же законодателем правоприменителю полномочий по определению перечня не указанных в законе руководителей следственных органов фактически наделяет его законотворческой функцией, что представляется неправомерным.

Как нами было установлено выше, руководитель следственного органа имеет широкие полномочия в сфере контроля действий следователя в его деятельности по расследованию уголовных дел. После реформ 2007 года руководитель следственного органа имеет право следить за сроками, полнотой, всесторонностью, и объективностью расследования, проверять уголовные дела и давать по ним указания следователям, а также давать свое согласие следователю на обжалование решения прокурора, на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, продлении, отмене либо изменении меры пресечения или о производстве любого процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения.

По мнению Т.И. Васильева, необходимо закрепить в законе за руководителем следственного органа полномочия по контролю над действиями и решениями следователя на строго определенных этапах предварительного следствия. Данный вид контроля ни в коей мере не исключит права руководителя следственного органа осуществлять процессуальный контроль на любом из иных этапов расследования, если в этом возникнет объективная необходимость. По моему мнению, рациональное сочетание обязательных и факультативных этапов осуществления процессуального контроля над деятельностью следователя могло бы придать процессуальному контролю системный характер и, таким образом, повысить его эффективность. По мнению многих ученых-процессуалистов, контроль за действиями следователя, осуществляемый руководителем следственной власти (которому перешли многие из бывших надзорных полномочий прокурора), выступает важнейшей гарантией законности и защиты прав и свобод человека и гражданина. Именно посредством систематического контроля руководитель следственного органа выявляет наличие либо отсутствие оснований для осуществления двух других направлений своей деятельности по руководству предварительным следствием:

организующего и направляющего воздействия на ход и результаты процессуальной деятельности следователя;

оказания следователю необходимой консультативной, методической и практической помощи.

Одно из направлений решения обозначенной выше проблемы, по нашему мнению, состоит в том, чтобы ввести процессуальную деятельность руководителя следственного органа в рамки более строго очерченного в законе процессуального регламента, определяющего не только перечень его процессуальных полномочий, как это в основном имеет место в настоящее время (ст. 39 УПК РФ), но и основания их применения, последовательность осуществления, порядок процессуального оформления (документирования), механизм ответственности.

Объективировать и нормативно закрепить обязательность процессуального контроля за ходом и результатами предварительного следствия возможно путем прямого указания в законе или в подзаконных актах на те процессуальные решения и действия следователя, своевременность, законность и обоснованность которых руководитель следственного органа обязан проконтролировать при любых условиях и обстоятельствах.

Кроме того, руководитель следственного органа, реализуя свои процессуальные полномочия, имеет возможность активно влиять на ход уголовного процесса. При этом вся его деятельность, в конечном счете, направлена на решение задач уголовного судопроизводства. Указанный участник уголовного процесса осуществляет не только уголовное преследование. Он наряду с другими участниками процесса способствует решению приоритетных задач уголовного судопроизводства, к которым относятся защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Участвуя в решении задачи защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, руководитель следственного органа осуществляет деятельность, направленную на обеспечение прав подозреваемого обвиняемого на защиту при производстве предварительного следствия.

Наибольшее распространение получила такая форма обеспечительной деятельности руководителя следственного органа, как процессуальный контроль за работой следователя при расследовании уголовного дела. Процессуальный контроль, осуществляемый руководителем следственного органа, является важной гарантией защиты прав заинтересованных в исходе дела участников уголовного процесса.

Данный вид деятельности руководителя следственного органа предполагает реализацию организационно-распорядительных полномочий. При установлении нарушений уголовно-процессуального законодательства со стороны следователя руководитель следственного органа принимает соответствующие процессуальные решения, которые являются необходимым атрибутом процессуального контроля. По нашему мнению, процессуальный контроль в стадии расследования следует понимать как регламентированную уголовно-процессуальным законом систему процессуальных действий и решений руководителя следственного органа, связанных с проверкой процессуальной деятельности следователей на предмет выполнения задач уголовного судопроизводства на досудебных стадиях производства по уголовному делу.

В соответствии с Федеральными законами от 5 июня 2007 г. №87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» и от 2 декабря 2008 г. №226-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» произошло перераспределение полномочий между руководителем следственного органа и надзирающим прокурором. Законодатель исключил дублирование участников уголовного процесса друг другом в осуществлении процессуального контроля на предварительном следствии. При этом роль руководителя следственного органа резко возросла.

Думается, что внесенные в УПК РФ изменения будут и в дальнейшем способствовать росту эффективности уголовно-процессуальной деятельности руководителя следственного органа, и в том числе той ее части, которая направлена на обеспечение прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого.

В заключение следует отметить, что деятельность руководителя следственного органа, направленная на обеспечение права подозреваемого, обвиняемого на защиту, - лишь часть общего механизма, направленного на обеспечение права на защиту, нуждающегося в дальнейшем исследовании.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

Руководитель следственного органа независимо от ведомственной подчиненности является организатором следственной работы отдела (подразделения). Поэтому помимо процессуальных полномочий, предусмотренных ст. 39 УПК, он имеет и административные полномочия. В частности, начальник следственного подразделения в районном, городском, линейном отделе внутренних дел МВД по должности является заместителем начальника органа внутренних дел и несет ответственность за организацию работы следственного подразделения. Кроме того, руководитель следственного органа, имея широкие полномочия в сфере контроля над производством предварительного следствия, реализует свои полномочия в самых разнообразных формах, в том числе: в форме письменного и неофициального указания, беседы со следователем и других процессуальных и неофициальных средств.


2.5 Процессуальный порядок обжалования следователем указаний и иных решений руководителя следственного органа и его процессуальные последствия


Предоставление права на обжалование процессуальных действий и процессуальных решений, затрагивающих законные интересы лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, или иных лиц, в той части, в которой проводимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы - это одна из форм конституционной защиты законных прав участников уголовного судопроизводства. Данное положение основано на статье 46 Конституции РФ.

Законодатель, наделяя руководителя следственного органа таким широким кругом полномочий в отношении предварительного следствия, предоставил следователю возможность обжалования решений и указаний своего руководителя. Так, в соответствии с частью 3 статьи 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа. По мнению В.А. Шабунина, главным в обеспечении процессуальной самостоятельности следователя в его взаимоотношениях с руководителем следственного органа должна быть не его возможность противостоять своему ведомственному начальнику, а быстро, полно и объективно осуществлять процессуальные мероприятия по расследованию преступления. В то же время в целях ограничения «всевластия» руководителя следственного органа в виде предоставления следователю возможности обжалования его указаний и иных решений вполне целесообразно.

Постановления следователя (дознавателя и др.) об отказе в возбуждении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) последнего, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный (военный) суд по месту осуществления уголовно-процессуальной деятельности.

Жалобы могут быть как письменные, так и устные, адресованные как прокурору, руководителю следственного органа или в суд, так и вышестоящему должностному лицу (начальнику подразделения дознания, руководителю учреждения, наделенного статусом органа дознания, руководителю вышестоящего следственного органа и даже начальнику следственной группы и др.). Причем законом не запрещено направлять жалобы одновременно в несколько инстанций.

Например, одинаковые по своему содержанию жалобы на вынесенное дознавателем органа внутренних дел постановление могут быть одновременно направлены: начальнику районного органа внутренних дел и начальнику Управления внутренних дел по субъекту Российской Федерации, прокурору района, прокурору субъекта Российской Федерации и Генеральному прокурору РФ, а также в районный суд.

Законодатель не установил срока, в течение которого постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано.

Форма жалобы законом не регламентирована. Поэтому нечеткость формулировок жалобы не может служить поводом для отказа в принятии ее судом к своему производству. Жалоба подается прокурору, руководителю следственного органа или в суд непосредственно либо через следователя (дознавателя и др.), на постановление (действие, бездействие) которого жалоба приносится. Следователь обычно работает в следственном отделе (отделении, управлении и т.п.). Начальник следственного подразделения с позиции уголовно-процессуального закона вне зависимости от названия его должности именуется руководителем следственного органа. Он наделен полномочиями по приведению деятельности подчиненного ему следователя в законные рамки. Ведомственный контроль за деятельностью самого руководителя следственного органа осуществляет руководитель следственного органа вышестоящего следственного подразделения того же ведомства. Так, начальник следственного отдела районного УВД вправе проверять материалы произведенной подчиненным ему следователем проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления такого следователя. Если он этого не сделал, то же самое вправе сделать начальник следственного управления УВД области (края и т.п.). Последний также вправе отменить незаконное или необоснованное постановление, вынесенное самим начальником следственного отдела районного УВД.

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод, в частности право на обжалование в суд действий и решений прокурора, следователя и лица, производящего дознание.

Жалоба - обращение к должностному лицу, ведущему судопроизводство, или в суд по поводу нарушения прав и законных интересов субъекта уголовного процесса или иного лица, чьи права и интересы нарушены решением или действием должностного лица или суда. Обжалованию подлежат действия (бездействия) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, судьи, суда.

Право на обжалование изложено в ч. 2 ст. 46 Конституции РФ.

В УПК РФ право на обжалование возведено в принцип уголовного судопроизводства (ст. 19 УПК РФ).

Право на обжалование конкретизируется в нормах общей и особенной части применительно к различным процессуальным решениям и правовому статусу различных участников судопроизводства.

Право обжалования действий и решений органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда предоставлено не только сторонам и иным участникам уголовного судопроизводства, но любым лицам, интересы которых неправомерно страдают от процессуальных решений и действий.

При нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные ст. 124 УПК РФ.

Закон не содержит каких-либо специальных требований к форме и содержанию жалобы (исключением являются жалобы, подаваемые в порядке апелляционного, кассационного и надзорного производства - ст. 363, 375, 404 УПК РФ).

На практике, как правило, жалоба составляется в письменной форме. Она содержит сведения об адресате, описание обжалуемых действий (бездействия) или решений, а также сведения о заявителе и подпись. К жалобе могут прилагаться различные документы, позволяющие, по мнению заявителя, аргументировать изложенные в ней доводы.

Прокурор, руководитель следственного органа рассматривает жалобу в течение 3 суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель.

По результатам рассмотрения жалобы прокурор, руководитель следственного органа выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении.

В случае удовлетворения жалобы, поданной в соответствии с ч. 2 ст. 123 УПК РФ, в постановлении должны быть указаны процессуальные действия, осуществляемые для ускорения рассмотрения дела, и сроки их осуществления.

Заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования.

Постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования (ч. 1 ст. 125 УПК РФ). Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора не позднее чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом. Жалобы, подлежащие рассмотрению судом, рассматриваются в открытом судебном заседании, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 241 УПК РФ.

В начале судебного заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в судебное заседание лицам, разъясняет их права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в судебном заседании, обосновывает жалобу, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица. Заявителю предоставляется возможность выступить с репликой.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю, прокурору и руководителю следственного органа.

Принесение жалобы не приостанавливает производство обжалуемого действия и исполнение обжалуемого решения, если это не найдет нужным сделать орган дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор или судья.

Администрация места содержания под стражей немедленно направляет прокурору или в суд адресованные им жалобы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей (ст. 126 УПК РФ).

Подводя итоги вышеизложенному, можно сделать следующие выводы.

Законодатель, наделяя руководителя следственного органа таким широким кругом полномочий в отношении предварительного следствия, предоставил следователю возможность обжалования решений и указаний своего руководителя. Так, в соответствии с частью 3 статьи 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа.


Заключение


В данной выпускной квалификационной работе мы рассмотрели указание руководителя следственного органа как форму реализации его полномочий. Несмотря на то, что тематика данного исследования достаточно узкая, нами подробно были рассмотрены следующие вопросы: процессуальный статус руководителя следственного органа, как участника уголовного процесса, его роль и полномочия, указания руководителя следственного органа, вопросы дачи им согласия на действия следователя, вопросы отмены руководителем следственного органа решений следователя, процессуальный порядок обжалования решений следователя руководителю следственного органа. В ходе исследования нами было проанализировано действующее уголовно-процессуальное законодательство, применительно к теме исследования, нормативно-правовые акты, утратившие законную силу, научную литературу, материалы научной периодической печати и судебная практика.

По результатам проведенного исследования нами были сделаны следующие выводы.

. Нормативное определение понятия «руководитель следственного органа» содержится в статье 5 УПК РФ, в соответствии с которой, руководитель следственного органа - должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель. До принятия в 2001 году УПК РФ, данная должность носила название - начальник следственного подразделения. В настоящее время руководитель следственного отдела представляет собой важного участника уголовного процесса, обладающего широким кругом полномочий и высокой степенью ответственности. По мнению большинства правоведов, главной причиной возникновения процессуальной фигуры руководителя следственного органа явилось преобразование системы органов предварительного следствия, а именно создание Следственного комитета при прокуратуре РФ, и дальнейшие мероприятия по выведению следственных органов из-под прямого контроля Прокуратуры. Понятие «процессуальное положение руководителя следственного органа» содержит в себе два элемента: совокупность его прав и обязанностей, и подконтрольность руководителю вышестоящего следственного органа. Полномочия руководителя следственного органа подробно изложены в статье 39 УПК РФ, и свидетельствуют о широкой процессуальной самостоятельности этого участника уголовного процесса.

. Роль руководитель следственного органа как участника уголовного процесса трудно переоценить, он является важным контролирующим и организующим звеном элементом в производстве предварительного следствия. Руководитель следственного органа обладает широким набором функций, взаимосвязанных с его полномочиями. В научной литературе существует множество различных определений понятия «функция руководителя следственного органа», наиболее системным нам представляется определение Т.Ю. Поповой. Авторами предлагаются различные классификации функций руководителя следственного органа, по нашему мнению, наиболее полной является классификация, в которой выделяются следующие группы функций: процессуальное руководство деятельностью следователей, контроль над расследованием уголовных дел, процессуально-организационное руководство деятельностью следственного подразделения, дача согласия на производство следственных действий, надзорные, личное осуществление уголовного преследования, организация работы следственного подразделения. По нашему мнению, к указанной классификации необходимо добавить дифференциацию функций по степени их процессуальной важности, выделив при этом основные, дополнительные и факультативные функции.

. УПК РФ в статье 39 закрепляет право руководителя следственного органа давать следователю указанию по перечню вопросов, указанных в данной статье. В УПК РСФСР право руководителя следственного органа на дачу следователю указаний было закреплено в статье 1271. Различия между содержанием статей 1271 УПК РСФСР и 39 УПК РФ заключается в перечне вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователю.

. Действующее уголовно-правовое законодательство РФ не содержит нормативного определения понятия «указание руководителя следственного органа». По нашему мнению, указание руководителя следственного органа представляет собой распорядительный документ, издаваемый руководителем следственного органа по вопросам о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения. Перечень вопросов, по которым руководитель следственного органа может давать указания следователю, указан в пункте 3 части 1 статьи 39 УПК РФ.

. УПК РФ устанавливает требования к форме указания руководителя следственного органа. Так, в соответствии с частью 3 статьи 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем.

. Полномочие руководителя на дачу согласия следователю на проведение определенных действий закрепляется в части 3 статьи 39 УПК РФ, в соответствии с которой руководитель следственного органа вправе давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства. В научной литературе существует несколько точек зрения на вопрос о необходимости введения данного правового института в уголовно-процессуальное законодательство России. Большинства авторов говорят о его ненужности и необходимости исключения из УПК, в связи с существующим двойным контролем действий следователя со стороны прокурора и суда. Мы считаем, что в настоящее время нет острой необходимости для таких изменений в уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

. По действующего уголовно-процессуальному законодательству руководитель следственного органа уполномочен отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования. Возможность руководителя следственного органа отменять решения следователя ограничена критериями законности и обоснованности. Вышеуказанные решения следователя могут быть отменены руководителем следственного органа в следующих случаях: по собственной инициативе после проверки материалов уголовного дела (или материалов проверки сообщения о преступлении), по результатам рассмотрения жалобы кого-либо из участников уголовного судопроизводства, по результатам рассмотрения жалобы судьей, когда решение следователя будет признано незаконным или необоснованным.

. Руководитель следственного органа независимо от ведомственной подчиненности является организатором следственной работы отдела (подразделения). Поэтому помимо процессуальных полномочий, предусмотренных ст. 39 УПК, он имеет и административные полномочия. В частности, начальник следственного подразделения в районном, городском, линейном отделе внутренних дел МВД по должности является заместителем начальника органа внутренних дел и несет ответственность за организацию работы следственного подразделения. Кроме того, руководитель следственного органа, имея широкие полномочия в сфере контроля над производством предварительного следствия, реализует свои полномочия в самых разнообразных формах, в том числе: в форме письменного и неофициального указания, беседы со следователем и других процессуальных и неофициальных средств.

. Законодатель, наделяя руководителя следственного органа таким широким кругом полномочий в отношении предварительного следствия, предоставил следователю возможность обжалования решений и указаний своего руководителя. Так, в соответствии с частью 3 статьи 39 УПК РФ, указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа.

Таким образом, мы реализовали цель данной дипломной работы, обозначенную во введении к работе, а именно провели комплексное, всестороннее исследования института указания руководителя следственного органа, как участника уголовного процесса.


Список литературы


1.Абашеева Ф.А. Функциональная характеристика современного российского уголовного процесса / Ф.А. Абашеева, Т.З. Зинатуллин / науч. ред. профессор 3.3. Зинатуллин. - М.: Издательство «Юрлитинформ», 2012;

.Абдулаев М.И. Теория государства и права. Учеб. Для ВУЗов. М.: Статут. 2012;

.Агутин A.B. Теоретические и нравственные основания принципов в современном отечественном уголовном судопроизводстве / A.B. Агутин, Н.В. Агутина. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009;

.Агутин A.B. Мировоззренческие идеи в уголовно-процессуальном доказывании: монография / A.B. Агутин / под науч. ред. В.Т. Томина. - М.: ИД «Юр-ВАК», 2004;

.Александров А.С., Круглов И.В., Кухта А.А. К вопросу о некоторых полномочиях руководителя следственного органа // Российский следователь. 2007. №19. С. 28.

.Асриев Б.В. Начальник следственного отдела: процессуальное положение и руководство следователями: учеб. пособие / Б.В. Асриев. - М.: Московская высшая школа милиции МВД СССР, 1986;

.Ахмадуллин A.C. Всесторонность, полнота и объективность в досудебных стадиях уголовного процесса / A.C. Ахмадуллин. - М.: Издательство «Юрлитинформ», 2006;

.Басаков М.И. Документационное обеспечение управления. Делопроизводство. Изд. 2-е, исп. и доп. - Ростов н/Д: Феникс, 2013;

.Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России / Б.Т. Безлепкин. - М.: ООО «Велби», 2013;

.Божьев В.П. Уголовный процесс. Учебник для бакалавров 4 - е изд. перераб. доп. «Юрайт». 2013;

.Григорьев В.Н. Уголовный процесс: учебник / В.Н. Григорьев, A.B. Победкин, В.Н. Яшин. М.: Изд-во Эксмо - 2005;

.Гуценко К.Ф. Правоохранительные органы: учебник для юридических вузов / К.Ф. Гуценко, М.А. Ковалев. - М.: Издательство «Зерцало»;

.Есина A.C. Дознание в органах внутренних дел: учебно-практ. пособие / A.C. Есина, E.H. Арестова. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005;

.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2012;

.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. А.И. Бастрыкина. М.: Волтерс Клувер, 2008;

.Курс уголовного судопроизводства: учеб.:в Зт. Т.1: Общие положения уголовного судопроизводства / под ред. В.А. Михайлова. М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2006;

.Ларин А.М. Уголовный процесс России: лекции-очерки. Под рук. В.М. Савицкого. Переизд. - М.: БЕК, 2013;

.Лубшев Ю.Ф. Адвокатура в России: Учеб. Для ВУЗов. М.: Статут, 2012.

.Мичурина О.В. Концепция дознания в уголовном процессе Российской Федерации и проблемы её реализации в органах внутренних дел: монография / О.В. Мичурина. - М.: МосУ МВД России, 2008;

.Моторин В.В. Функции начальника следственного подразделения. Организационно-правовые основы его деятельности: лекция / В.В. Моторин. Домодедово: ВИПК МВД России, 2003;

.Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / науч. ред. В.П. Божьев. - 5-е изд., перераб. и доп.-М.:Юрайт-Издат, 2009;

.Организация работы с документами: Энциклопедия делопроизводства/ Под ред. проф. В.А. Кудряева. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ИНФРА-М, 2012;

.Победкин A.B. Уголовно-процессуальное доказывание / A.B. Победкин. - М.: Издательство «Юрлитинформ», 2009;

.Правоохранительные органы: учебник / А.Н. Артамонов {и др.}. - М.: ЦОКР МВД России, 2007;

.Практика применения Уголовно-процессуального кодекса РФ: практ. пособие / под ред. А.И. Карпова. - 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2008;

.Предварительное следствие в органах внутренних дел: учеб. пособие / под ред. М.В. Мешкова. 2-е изд. перераб. и доп. - М.: Московский университет МВД России, Издательство «Щит-М»;

.Предварительное следствие: учебник для курсантов и слушателей образовательных учреждений высшего профессионального образования МВД России по специальности «Юриспруденция» / под ред. М.В. Мешкова. - М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2009;

.Проблемы теории и практики уголовного процесса: история и современность / под ред. В.А. Панюшкина. - Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. унта, 2006;

.Россинский С.Б. Уголовный процесс: учебник / С.Б. Россинский.-М.: Эксмо, 2012;

.Смирнов A.B. Уголовный процесс: учебник для вузов / A.B. Смирнов, К.Б. Калиновский. - 2-е изд. под общ. ред. A.B. Смирнова. СПб.: Питер, 2013;

.Уголовный процесс: учебник для бакалавров / под ред. А.И. Бастрыкина, А.А. Усачева. - М.: Издательство Юрайт, 2013;

.Уголовный процесс. Общая и Особенная части. Вандышев В.В. - Учеб. для ВУЗов - 2010;

.Уголовный процесс: учебник / отв. ред. A.B. Гриненко. 2-е изд., перераб. - М.: Норма, 2013;

.Уголовный процесс РФ: учебник / отв. ред. проф. А.П. Крутиков. - М.: Проспект, 2009;

.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 2013;

.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. - 2-e изд., перераб. и доп. - М.: Норма, 2009;

.Шумилин С.Ф. Полномочия следователя: механизм и проблемы реализации / С.Ф. Шумилин. - М.: Издательство «Экзамен», 2012. - 3 82 с.